К

ак назвать профессию человека, который в один день крепит к стене бутафорский фюзеляж самолета или собирает 80 белых кроликов для модной съемки Тима Уолкера, в другой — строит наполненный водой подиум для показа Alexander McQueen, а в третий окружает карету 4000 горящих свечей на флорентийском балу Золушки для Salvatore Ferragamo или заставляет модель качаться на хрустальной люстре на показе коллекции Sonia Rykiel для H&М. 

Художник по декорациям, сет-дизайнер, креативный директор — все эти эпитеты кажутся недостаточно масштабными, чтобы описать человека, работы которого превращают даже самых черствых и повидавших все модных персонажей в визжащих от восторга первоклашек, как будто впервые оказавшихся в Диснейленде. 

Он и в Москве оставил свой след, превратив 7 этажей Tsvetnoy Central Market в «Cад 107-ми цветов», у входа в который посетителей встречали гигантские орхидеи. 

На самом деле Саймон — немного алхимик, под руководством которого даже в банальной белой студии зарождаются сказочные миры.

Источники его вдохновения далеки от модной индустрии. Лондонец в седьмом поколении предпочитает черпать идеи в фольклорных традициях своей страны и одинаково комфортно чувствует себя как на бэкстейдже Парижской недели моды, так и в дурацком костюме в роли Джека в зеленом (также известного как Зеленый человек) на народном майском параде. Мы попросили Саймона поделиться с The Blueprint секретами его волшебства.



Фото: Тим Уокер, из архива Саймона Костина

C

аймон, не могу не признаться, что ты мой кумир и что съемки из вашей длительной коллаборации с фотографом Тимом Уолкером висели на стене моей университетской общаги. Всю жизнь мечтала узнать, как тебе удается делать не просто глянцевые картинки, а полноценные фантазийные миры со своим характером. Может, есть какая-то сакральная формула? 

Мне кажется, такое случается, когда фотограф пытается создать для модели свою собственную вселенную и перемещает зрителя в мир отчасти сродни нашему, но с совершенно иной реальностью. Тогда картинка способна рассказать более глубокую и многогранную историю, а модная съемка наполняется смыслом. 

В работе с Тимом изначальная идея чаще всего исходит от него, а потом обрастает деталями и гиперболами в диалогах с командой. Ну а мой личный секрет — это библиотека, насчитывающая более 3000 книг. Именно с них я начинаю подготовку к любому проекту. Музеи и художественные галереи тоже всегда были и будут неисчерпаемыми источниками вдохновения.


Расскажи, пожалуйста, поподробнее про технические моменты процесса подготовки к съемке.

Все съемки разные, поэтому мой процесс всегда предопределяется основной идеей. Как я уже сказал, начинаю собирать картинки из книг. Строго из книг! Никакого Google Images. Интернет только кажется вам бескрайним. На самом деле множество человек смотрят то же, что и вы, а потом генерируют похожие идеи одновременно. А люди удивляются, откуда берутся тренды. 

Напитавшись идеями, пытаюсь связать их с изначальным брифом и рисую множество скетчей, часть из которых потом превратится в декорации. 

У тебя большая команда?

У меня есть один постоянный ассистент и огромный пул людей, умеющих шить, строить, клеить, ваять, рисовать и прочее, которых я привлекаю в зависимости от проекта. 

Есть вещи, которые ты до сих пор делаешь своими руками?

Делал бы с огромным удовольствием, но чаще всего мы работаем с жестким дедлайном и у меня просто не хватает времени. Тем более что многие вещи требуют высокого мастерства в узкой специальности. Приходится звать на помощь настоящих ремесленников: кузнецов, пейзажистов, закройщиков, краснодеревщиков — список можно продолжать бесконечно.

Как ты вообще решил, что хочешь пойти в эту необычную профессию?

Я с детства обожал рисовать и создавать что-то своими руками. На самом деле ничто другое у меня просто не получалось. 

А свою первую встречу с миром моды помнишь?

В школьные годы одним из моих любимых занятий был шопинг в Кензингтон-маркете (крытый рынок, состоящий из небольших лавочек молодых дизайнеров, параферналии, винила и всяческой субкультурой атрибутики. С 60-х годов и до закрытия в 2000 году служил Меккой для богемной и творческой публики — от хиппи до рейверов. Когда-то там держал лавочку Фредди Меркьюри. — Прим. ред.). Всякие любопытные персонажи продавали там свои творения, зачастую созданные с минимальными ресурсами и бюджетом — что называется, на коленке. Я будто наэлектризовывался атмосферой этого места.

Ты рано познакомился с еще одним великим сказочником — Александром МакКуином, и вы долго работали вместе. Расскажи, как начиналась ваша дружба.

В молодости я ненадолго увлекся ювелирным делом, и однажды Ли, будучи еще студентом St. Martins, написал мне письмо с просьбой одолжить ему несколько украшений для своего дипломного показа, и понеслось. Он был невероятно энергичным и веселым человеком, но огромная ответственность и безумный рабочий график очень его изменили. Хотя, может, возраст и работа меняют нас всех. 

Несмотря ни на что, работа с ним всегда безумно вдохновляла и я всегда буду ценить время, которое мы провели вместе. 

Почти все ваши творческие союзы очень долговечны, что нетипично для нашей переменчивой индустрии. 

Мне очень важно, чтобы между мной и людьми, с которыми я работаю, зарождалось то, что я называю творческой симпатией. Иными словами, чтобы мы были на одной волне, хорошо понимали сильные стороны каждого и соответствующе подходили к расстановке сил на том или ином проекте. 


Мне очень важно, чтобы между мной и людьми, с которыми я работаю, зарождалось то, что я называю творческой симпатией. Иными словами, чтобы мы были на одной волне, хорошо понимали сильные стороны каждого.


Все, кто с тобой работал, отмечают что люди с твоим уровнем визуальной эрудиции — огромная редкость. Посоветуй, как можно ее развить.

Во-первых, мне очень повезло. Я родился и вырос в Лондоне — одном из самых ярких, эксцентричных и мультикультурных городов в мире. Я не перестаю подпитываться его ресурсами: музеями, галереями, кинотеатрами, театральными постановками. Просто не ленитесь активно ко всему этому стремиться. 

Сегодня много говорят о том, что бешеный ритм, до которого довела себя индустрия моды, убивает креативность. Как ты на это смотришь?

Я не соглашусь. Мода подпитывается быстрой сменой идей. Ощущение, что тебя все время подгоняют, помогает мозгу оставаться живым и пытливым. Хотя, сказав это, я подумал что был бы совсем не прочь иметь побольше времени на развитие идей в начале проекта.

Вот и я говорю, работа в модной индустрии — это большой стресс. Тебе сложно отключиться и расслабиться?

Стресс, а еще банальная усталость. Знаете, столько я бегаю в процессе подготовки мероприятия или постройки инсталляции? Отдыхать от всего этого я предпочитаю в компании близких друзей или хорошей книги.

У тебя есть вещь, с которой ты никогда не расстанешься?

Мой дом. Он наполнен сотнями дорогих мне предметов: картинами, репродукциями, книгами… Это мое убежище и основной источник новых идей. Я подолгу могу оттуда не выходить.

И тем не менее ты решил добавить к своей привычной работе еще и новое амбициозное начинание. Расскажи нам про Музей британского фольклора, которым ты руководишь.

Я увлекался народными сказаниями и мифологией столько, сколько я себя помню. Для детей сказки — это ведь не просто истории, а механизм осмысления окружающего мира и его законов. Они представляют собой серию уроков, работающих как на практике, так и на психологическом уровне. Они — часть фундамента рода человеческого, а мы опрометчиво уделяем им все меньше внимания. 

Я не раз пытался найти какой-то официальный ресурс, где можно было бы углубленно изучить богатые фольклорные традиции Великобритании, а со временем понял, что подобной организации просто не существует. Мне это показалось очень странным. Объем информации огромен, и она доступна, но ведь так будет не всегда. Она потеряется в смене поколений. В течение последних 15 лет я все больше погружался в разнообразные традиции. Причем не только как сторонний наблюдатель, но и как полноценный участник фестивалей и ритуалов. Ведь они — не что иное, как отрезок времени, в котором общепринятые нормы поведения стираются или по крайней мере гнутся по-новому. Не вынимая нас из сегодняшнего контекста, они соединяют нас с прошлым, помогают почувствовать себя частью чего-то большего, разжигают интерес к корням и заставляют задуматься о том, что для нас по-настоящему важно. Я так много думал об этом, что решил открыть первый в Великобритании музей, деятельность которого будет посвящена изучению и популяризации наших родных традиций и обычаев.


www.instagram.com/simon_costin, 
www.instagram.com/mofbf

В течение последних 15 лет я все больше погружался в разнообразные традиции. Ведь они — не что иное, как отрезок времени, в котором общепринятые нормы поведения стираются или по крайней мере гнутся по-новому.


Работа в музее как-то пересекается с работой в модной индустрии? 

Нет. Все, что я делаю как директор или куратор, кардинально отличается от работы дизайнера. Хотя, конечно, когда мы обретем постоянное физическое пространство, мой бэкграунд пригодится. Буду выдумывать разные инсталляции для демонстрации объектов из нашей коллекции.

Какой совет ты дашь новичкам, только вступающим на этот путь и не имеющим больших бюджетов?

Больших бюджетов и у меня порой не бывает. Количество денег играет далеко не главную роль, были бы классные идеи. Многие из моих любимых проектов сделаны за копейки. Главное — не изменять себе и верить в свои силы. Берите бриф и пробуйте сделать самую умопомрачительную вещь, которую позволяют ваши ресурсы на тот момент. Никогда не бойтесь пробовать что-то новое, даже если ему суждено провалиться. Поражения научили меня намного большему, чем победы. 

Какой из своих проектов ты считаешь самым сумасбродным? Ну или просто любимым?

Hermès — мой давний клиент, и за годы совместной работы мы устроили немало выдающихся мероприятий. Никогда не забуду, как мы превратили одно из красивейших поместий Глостершира Сезинкот в целый тематический парк приключений. Основной идеей праздника была магия Индии, и мы заполнили идиллические ландшафты английских садов махарджами, богинями, механическим слоном реальной величины, танцовщицами и фокусниками. А какой был банкет! Я получил огромное удовольствие от работы над этим проектом. 

Тебе никогда не бывает грустно оттого, что ты в течение нескольких месяцев создаешь красоту, которая проживет в лучшем случае один день?

Мне нравится думать о моей работе как о жизни бабочки. Они долго трудятся над тем, чтобы преобразиться во что-то прекрасное, что-то редкое и особенное, пусть ему и суждено прожить лишь незаслуженно короткие мгновения. Зато радость и яркие эмоции, которые они за это время успевают вызвать, навеки останутся в сердцах увидевших их счастливчиков.


Мне нравится думать о моей работе как о жизни бабочки. Они долго трудятся над тем, чтобы преобразиться во что-то прекрасное, что-то редкое и особенное, пусть ему и суждено прожить лишь незаслуженно короткие мгновения. 


<iframe width="480" height="360" src="https://www.youtube.com/embed/_TULkcs4rO0" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>

Знаменитое шоу Alexander McQueen сезона весна-лето 1997 года, постановщиком которого выступил Саймон Костин 

{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}