T

Дерзкий аромат кожи Cuir Impertinent 

в нишевой линейке Mugler

Дерзкий аромат кожи Cuir Impertinent
в нишевой линейке Mugler

ТЕКСТ: ТАТЬЯНА ЯКИМОВА

Лучшие парфюмеры вживаются в ДНК бренда, как гениальные актеры в роль. Но при этом обязательно вносят свою изюминку. Так Оливье Польж и Жан-Кристоф Эро создали коллекцию Les Exсeptions, Mugler, от которой я, извините, тащусь.

меня было предчувствие, что нишевая парфюмерная линейка Mugler приятно удивит всех. Так и случилось. Даже те, кто живет по принципу «все-то я знаю, везде-то я бывал» и обожают определения типа «очередное бутиковое явление», согласились, что Les Exсeptions, Mugler — настоящий «необыкновенный концерт» (парфюмы ведь слушают). Исполнители — прославленный Оливье Польж и Жан-Кристоф Эро создали ароматы, от которых пришел бы в восторг тот Тьерри Мюглер, который в 70-е — 80-е поставил на уши всю Европу своей дерзостью, своим видением идеальной женщины, похожей одновременно на Веронику Лейк и Барбареллу. Я люблю Мюглера! Я носила все его ароматы. И теперь по ушли влюбилась в Cuir Impertinent — парфюмерный аналог кожаной куртки, придуманной молодым и дерзким Мюглером для Стефании де Монако, принцессы Ураган, модной иконы 80-х. Ох, эта куртка, с ее узкой талией, широкими плечами и неподражаемым фасоном — смесью гипертрофированной женственности сороковых, футуризма и милитари, в общем, всего, что было визитной карточкой Mugler. «Ноту кожи в этом аромате я хотел сделать авангардной, без привкуса винтажа, дыма и кислинки, — признался Жан-Кристоф Эро. — Футуристической, как на показах Мюглера». Ответственным за футуризм стал бадьян. Его многие путают с анисом, но бадьяновый запах — более теплый и завораживающий благодаря сафлоровому эфирному маслу, которого в звездочках-семенах чуть меньше, чем в семенах сафлора. У этого масла практически нет запаха, оно вообще не применяется в парфюмерии, но глубины бадьяну добавляет именно оно. Так появилась кожаная нота с острым и ярким, очень современным акцентом. Когда Жан-Кристоф уже все придумал, то решил посмотреть первую коллекцию Давида Кома для Mugler — и увидел на кожаной одежде металлические линии, похожие на стрелы. «Это было визуальным воплощением моего бадьяна, а ведь мы даже не обсуждали эту идею с Давидом! Просто так бывает, когда два творческих человека настроены на одну волну». Интересно, что казал Тьерри Мюглер, когда послушал этот аромат? Вспомнил ли свои опыты с кожей, молодую принцессу Ураган? А у меня Cuir Impertinent повсюду — и на шарфах, и на дубленке, и на пальто… Где-то он звучит тепло и ярко, где-то — более прохладно, но везде узнаваем и горячо любим. Самый воздушный из всех кожаных парфюмов. И самый космический.

У

У меня было предчувствие, что нишевая парфюмерная линейка Mugler приятно удивит всех. Так и случилось. Даже те, кто живет по принципу «все-то я знаю, везде-то я бывал» и обожают определения типа «очередное бутиковое явление», согласились, что Les Exсeptions, Mugler —настоящий «необыкновенный концерт» (парфюмы ведь слушают). Исполнители — прославленный Оливье Польж и Жан-Кристоф Эро создали ароматы, от которых пришел бы в восторг тот Тьерри Мюглер, который в 70-е — 80-е поставил на уши всю Европу своей дерзостью, своим видением идеальной женщины, похожей одновременно на Веронику Лейк и Барбареллу. Я люблю Мюглера! Я носила все его ароматы. И теперь по ушли влюбилась в Cuir Impertinent — парфюмерный аналог кожаной куртки, придуманной молодым и дерзким Мюглером для Стефании де Монако, принцессы Ураган, модной иконы 80-х. Ох, эта куртка, с ее узкой талией, широкими плечами и неподражаемым фасоном — смесью гипертрофированной женственности сороковых, футуризма и милитари, в общем, всего, что было визитной карточкой Mugler. «Ноту кожи в этом аромате я хотел сделать авангардной, без привкуса винтажа, дыма и кислинки, — признался Жан-Кристоф Эро. — Футуристической, как на показах Мюглера». Ответственным за футуризм стал бадьян. Его многие путают с анисом, но бадьяновый запах — более теплый и завораживающий благодаря сафлоровому эфирному маслу, которого в звездочках-семенах чуть меньше, чем в семенах сафлора. У этого масла практически нет запаха, оно вообще не применяется в парфюмерии, но глубины бадьяну добавляет именно оно. Так появилась кожаная нота с острым и ярким, очень современным акцентом. Когда Жан-Кристоф уже все придумал, то решил посмотреть первую коллекцию Давида Кома для Mugler — и увидел на кожаной одежде металлические линии, похожие на стрелы. «Это было визуальным воплощением моего бадьяна, а ведь мы даже не обсуждали эту идею с Давидом! Просто так бывает, когда два творческих человека настроены на одну волну». Интересно, что казал Тьерри Мюглер, когда послушал этот аромат? Вспомнил ли свои опыты с кожей, молодую принцессу Ураган? А у меня Cuir Impertinent повсюду — и на шарфах, и на дубленке, и на пальто… Где-то он звучит тепло и ярко, где-то — более прохладно, но везде узнаваем и горячо любим. Самый воздушный из всех кожаных парфюмов. И самый космический.

Cuir Impertinent, Les Exсeptions, Mugler. 80 мл, 10 915 руб.

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
false
767
1300