T

Что такое skin scents — ароматы, которые пахнут тобой

ТЕКСТ: мария головина

Гуманная мода на негромкие запахи будто бы человеческого тела набирает обороты. Рассказываем, как она началась и какие удачные ароматы появились с тех пор.

Изначально функция парфюмерии, как и макияжа, — маскировка и коррекция природных данных. Но постепенно естественный запах человеческой кожи становится центральной темой новых парфюмерных запусков, а словосочетание skin scent превратилось в устойчивое: люди по-прежнему хотят пахнуть приятно, но уже не духами, а самими собой. Сегодня производить положительное впечатление на окружающих все еще важно, но воздействие постепенно сужается до ближнего круга, а на передний план выходит способность ароматов менять настроение и мироощущение носителя. Стойкость и шлейф перестают быть главными критериями при выборе парфюма, а слоган «ваша кожа, только лучше» актуален не только для косметики, но и для ароматов.


На русский язык слова leather и skin переводятся одинаково, поэтому в России «аромат кожи» — это почти всегда зарисовки на тему кожгалантереи: от перчаток из средневекового Граса и масляной юфти в березовой золе до новой сумки из тонкой флорентийской замши и пропитанной сигаретным дымом мотоциклетной куртки. За мягкими же skin scents так и не закрепилось точного перевода, и в народ ушло выражение «интимный аромат». Его часто нагружают сексуальным подтекстом и используют где-то по соседству с «афродизиаками» и «феромонами» (существование так называемых человеческих феромонов до сих пор не подтверждено).



Тем не менее никак иначе, кроме как интимными, подобные ароматы не назовешь: они сотканы из компонентов, которые напоминают о человеческом запахе и чем-то очень личном: контакте с водой, мылом, кремом, тальком, одеждой и кожей другого человека. Почувствовать их можно только находясь в непосредственной близости от обладателя. Такие композиции почти не дают шлейфа, нейтральны и дополняют аромат тела, не заявляя о себе как о парфюме.



Fun fact: кажется, кожа человека способна не только источать ароматы, но и воспринимать их. В 2014 году ученые из Рурского университета заключили, что один из видов рецепторов, отвечающих за восприятие ароматов, находится и в клетках эпидермиса, то есть по всей площади кожного покрова. И что популярный синтетический одорант Sandalore, имитирующий запах сандала и знакомый любому любителю благовоний, ускоряет процессы регенерации кожи, воздействуя на эти рецепторы.

Мускусы


Сложно сказать точно, когда именно началась история «телесных» ароматов, но культура хиппи определенно внесла вклад. Свободная любовь, уважение к природе и ограниченный бюджет определили ольфакторный портрет молодежи 1960-х: напористый характер масла пачули идеально маскировал запах марихуаны, а одновременно чистый и животный аромат «мускусного масла» (musk oil), полностью состоящего из набиравших популярность синтетических «белых» мускусов, сливался с запахом длинных и не всегда свежих локонов. Даже коммерческие названия многих мускусных компонентов — «галаксолид» (Galaxolide), «целестолид» (Celestolide), «нирванолид» (Nirvanolide) — будто родились в цветистом воображении владельца нью-эйдж-лавки.



Вышедший в 1972 году и мгновенно ставший бестселлером Jovan Musk по сей день остается эталоном жанра, а эхо провокационных приемов из рекламы аромата («пробуди животные инстинкты!», «открой секрет сексуальности и привлекательности!», «удачной охоты!») звучит в концепциях новых парфюмерных брендов.



Jovan Musk

Потомки Jovan Musk — The Body Shop White Musk (1981) и Kiehl’s Original Musk (2004) — пронесли белое знамя мускусов через несколько десятилетий. И в 1960-е, и в 1990-е молодые люди считали вариации на тему white musk ароматами поколения. Даже успевший стать культовым шипр Narciso Rodriguez for Her (2004) появился благодаря мускусно-пачулиевому маслу Egyptian Musk, которым пользовалась муза и подруга модельера Каролин Биссет-Кеннеди.




Kiehl’s Original Musk

The Body Shop White Musk 

…и остальные запахи


Помимо белых мускусов, в создании тонких телесных ароматов, превращающих кожу в её идеализированную версию, участвуют и другие ингредиенты. Парфюмерный классик Жан-Клод Эллена говорил: «Атласский кедр пахнет взбитой влажной глиной, нагретой человеческой кожей, телами после занятий любовью. Мне нравится добавлять что-то человеческое в духи. В наши дни почти всё пахнет слишком чисто, как будто мы ведём войну с запахами вокруг нас». Кристин Нажель, сменившая Эллена на посту штатного парфюмера Hermès, искусно обыгрывает эту солоноватую древесную ноту в Cèdre Sambac – новой, почти прозрачной работе из линейки Hermessence с молочными оттенками жасмина.



Hermès Cèdre Sambac

Аромат пудры тоже неразрывно связан с понятием skin scent. Иононы — соединения, ответственные одновременно за запах покрытых пушком ягод малины, лесных фиалок и традиционных косметических отдушек, а также ироны — в чистом виде пахнущие точь-в-точь как ирисовый зубной порошок из аптеки Santa Maria Novella, — формируют сдержанные пудровые аккорды. Золотым стандартом таких композиций считают Guerlain Après L'Ondée («После ливня»): аромат пыли и пыльцы, прибитых влагой к земле. В коллекции Armani Privé можно найти красивый оммаж этому герленовскому шедевру: выпущенный почти сто лет спустя, Pierre de Lune («Лунный камень») — это вызывающий легкий трепет запах начала весны, свежий и пудровый одновременно.



Guerlain Après L'Ondée

Armani Privé Pierre de Lune

Что получится, если телесные ароматы перестанут «стесняться»? Правильно, классические фруктовые шипры в духе Guerlain Mitsouko (1914) и Rochas Femme (1944) — объемные и контрастные композиции c рыхлой фруктовой мякотью и землистостью дубового мха — все с целью изобразить телесность. «Воображаемый запах женской кожи» — так описывал свое детище Жак Герлен. Пушистый персик на прелой осенней листве в Mitsouko и спелая слива, покрывшаяся куминовой испариной, в Femme — если бы у человеческой кожи не было аромата и его пришлось бы придумывать… ну, вы поняли.




Нельзя не упомянуть ароматы из детства — в них используют вышеупомянутые белые мускусы и пудровые ноты. С помощью гелиотропина, в зависимости от дозировки одинаково правдоподобно изображающего и присыпку, и миндальный круассан, и абсолюта семян амбретты — мягкого растительного мускуса с мучными нюансами, — парфюмеры создают образ чистоты, естественности и невинности, который легко располагает к себе любого человека.



Хороший пример — Demeter Fragrance Library Baby’s Head, переименованный в New Baby сразу после запуска и представляющий собой милейшее исследование на тему аромата младенческой макушки. Идеальной детской формулой можно считать Le Labo Ambrette 9 — запах грушевого пюре, теплого молока и выглаженных футболок. Но самый инфантильный аромат — мечтательный и нежный — удался Натали Фестхауэр, придумавшей Sticky Cake для гурманской серии Comme des Garçons: здесь детские розовые резиновые сапожки утопают в потоках рисовой каши.



Demeter Fragrance Library Baby’s Head

Важной вехой в истории бустеров природного аромата кожи стал проект Escentric Molecules — большой праздник передозировок, устроенный немецким парфюмером Гезой Шоном. Своей популярностью «молекулы» обязаны прежде всего грамотному маркетингу: концепция аромата, состоящего из единственного компонента с особыми свойствами, не только заигрывает с темой взаимодействия полов, но и позволяет покупателю заглянуть в лабораторное закулисье.



Escentric Molecules Molecule 01

В то же время Геза фокусируется на тонкой красоте именно тех аромахимикатов, которые идеально удовлетворяют запрос на skin scent нового поколения. Он поочередно дает главные роли молекулам iso e super, амброксана, ветиверил ацетата и яванола, наплевав на парфюмерные традиции и скепсис критиков, чтобы балансировать на грани искусства и мифологии. Повторить коммерческий успех Escentric Molecules впоследствии пытались многие бренды, но, перефразируя самого Шона, — гениальная идея срабатывает только в первый раз, не во второй.



3 универсальных аромата, сливающихся с кожей:


Mugler Over The Musk


Over the Musk — это сотня оттенков мускуса, изученная под микроскопом. Многоголосье древесных, пудровых, шерстяных нот будто погружает вас в сюрреалистичный сон о высадке на загадочной планете, где вместо песчаных дюн — кашемировые холмы. Низкая гравитация кружит голову, тело ощущается так, словно вы сделаны из маршмеллоу, а скафандр напоминает кокон — его внутренности согреты дыханием и почему-то пахнут косметичкой. Не типичный для Mugler аромат — без экстремумов, универсальный и очень комфортный. Тем и ценен.



Glossier you


Свой дебютный аромат Glossier заказали у Франка Фелкла — создателя Le Labo Santal 33, парфюма, превратившегося из секретного оружия узкого круга модников в бестселлер, которым благоухает каждый третий прохожий в творческих районах Нью-Йорка. Вместе со вторым парфюмером — Дорой Багриш — они пытались заключить во флакон запах, который исходит от воротника свитера вечером: щепотка человечности плюс среднее арифметическое из базовых нот любимого парфюма. Судя по результату, кофта Эмили Вайс пахнет влажным срубом дерева, веганскими морковными конфетами и соленой кожей с ровным загаром (спасибо, амброксан).



IUNX l'Eau Blanche


Оливия Джакобетти, автор Diptyque Philosykos, Hermès Hiris и Editions de Parfums Frédéric Malle En Passant, создала собственную марку IUNX еще в 2003 году и открыла бутик по соседству с лучшим бутик-отелем Парижа Costes: только там можно попробовать ее по-настоящему личные творения. Самое нежное из них — L'Eau Blanche: так пахнут теплые пальцы в утренней прохладе, разжимающие деревянные прищепки и аккуратно собирающие свежее хлопковое белье.



{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}