T

Лучшие ароматы Pitti Fragranze

Флорентийская выставка нишевых парфюмов Pitti Fragranze — Мекка всех парфюмоманов — показала, о каких ароматах мы будем мечтать в этом году и в следующем. Итак, наш личный wishlist.

Ambergreen, Oliver & Co.


Оливер Вальверде (для тех, с кем преодолен порог первого рукопожатия, он превращается в «Оли») — испанский парфюмер-самоучка. Первые духи смешивал чуть ли не в гараже, откуда в его сегодняшнюю мастерскую долетают запахи бензина, краски и машинного масла: любой нос легко найдет их в ароматах из серии Nebulae. Их пока два, третий на подходе, но первую «Небулу» ­­­— с красной, как туманность Ориона, плашкой — Оли снимает с производства: слишком странная, непривычная и заставляет ждать — чтобы добраться до красивой и спокойной фазы Nebula 1, нужно пролететь сквозь термоядерный взрыв звезды, какофонию нот, которые не стремятся к созвучию, а, наоборот, разлетаются в разные стороны на космической скорости. Помимо «туманных» новостей, Оливер привез на Pitti два новых аромата, в том числе Ambergreen, яркую и необычную амброво-зеленую композицию из самых свежих и хрустких запахов: гальбанума, зеленого перца, базилика и мяты. Зеленых ароматов на выставке было много, но Ambergreen — самый главный крокодил. Который скоро поселится в «Космотеке».



Dama Koupa, Baruti

У каждой парфюмерной выставки должен быть свой главный и́рис, и на Pitti Fragranze им стал Dama Koupа. Создатель, он же парфюмер Baruti Спирос Дросопулос признался, что с «Дамой червей» (так переводится название) пришлось изрядно повозиться — и все равно не удалось сделать так, чтобы Dama Koupa «садилась» на любую кожу. Многие отмечали, что аромат — восковой ирис с горьковато-миндальным, как у цианистого калия, тоном — сложный, своенравный и не умеет дружить. То же самое я могу сказать про предыдущий аромат Baruti, зеленый и едкий Tindrer, который на моей коже стремительно скуксился, превратился в бальзамико, чем изрядно напугал Спироса. Но когда с Dama Koupa случается любовь, она защищает, рассказывает истории и греет человека, как серая замша дорогой перчатки — холодные пальцы. Фантастической красоты композиция.

La Douceur de Siam, Parfums Dusita


Тайская парфюмерия представляет собой разливанные моря пахучих смесей для массажа, ароматизации спа-салонов и отваживания комаров. Ароматы Parfums Dusita — совсем другое дело: некоторые, как верно заметила на выставке коллега из Екатеринбурга, даже «слишком красивые». Красивые настолько, что даже непонятно, как их носить, если спишь ты не в лотосе, а в обычной кровати, и кожа у тебя не лазурного цвета, как у тайского божества. Делает эту красоту парфюмер Писсара Умавиджани, дочь известного тайского поэта, живущая в Париже. Во Флоренции русские журналисты нежно называли ее «Дусей»: на стенде у Писсары можно было зарядить впавший в кому телефон, выпить воды и съесть шоколада, а семплы она щедро раздавала всем желающим. Le Sillage Blanc уже назвали современной версией легендарного Bandit, но народной любовью пользовался La Douceur de Siam — букет из экзотических цветов (иланг-иланг, чампака, франжипани) с совершенно европейским румянцем майской розы.

Au Coeur du Désert, Tauer Perfumes

Швейцарский парфюмер Энди Тауэр привез во Флоренцию два новых аромата — неоновый Tuberose Flash и Au Coeur du Désert. Последний оказался «апдейтом» его знаменитого L’Air du Désert Marocain — самого точного парфюмерного высказывания на тему ночного холода в пустыне, сухого и мрачного, как коровий череп в песках. Я спросила у Энди Тауэра: зачем перезапустил старый аромат?
«Так и сам старею, становлюсь сентиментальным», — ответил он и совершенно по-мальчишечьи ухмыльнулся. Лукавит: Au Coeur du Désert моложе, чем его предыдущая версия, и даже как будто бы веселее, более пряный, более прозрачный, более прыткий — как будто долгожданный оазис уже в двух шагах.

Tsuki, Di Ser


Японская марка Di Ser на Pitti приехала впервые, хотя сущеcтвует с 1999 года. Парфюмер Ясуюки Синохара составляет натуральные композиции из эфирных масел, которые добываются из типичных для острова Хоккайдо растений: аянской ели, японского шиповника, периллы и т.д. Все эти культуры любят прохладу, дождь, наползающие с моря туманы, и ароматы у Di Ser такие же — прохладные, туманные, не слишком устойчивые. Томоо Инаба, еще один японский парфюмер, приехавший на Pitti — не выставляться, а смотреть, — и вовсе считает, что назвать их парфюмерией нельзя: мол, каждый может смешивать эфирные масла у себя дома. Но ароматы Di Ser, в отличие от многих поделок натуральной парфюмерии, сложны и хорошо сбалансированны. Травянисто-цитрусовый Tsuki, например, кажется идеально круглым и вымытым начисто, как давшее ему название светило из хокку Басё: «В небе такая луна, / словно дерево спилено под корень: / белеет свежий срез».



Hundred Silent Ways, Nishane


Хорошая новость: горячо любимую парфюмерными блогерами турецкую марку Nishane скоро привезут в Москву, вероятно, уже с двумя ароматами этого года. Оба навеяны творчеством Руми, персидского поэта-суфия, который прославился своей философской лирикой, но писал и любовные стихи. Название Hundred Silent Ways, «Сто безмолвных слов», — цитата из его стихотворения о том, что в наше время назвали бы невербальной коммуникацией между мужчиной и женщиной. Парфюмерия относится к таковой и сегодня, а на Востоке XIII века, когда духи были «громче», а этикет межполового общения — строже, запахи играли особенно важную роль, успешно заменяя рискованные эсэмэски и картинки в мессенджере. И действительно, Hundred Silent Ways — гардения, жирная тубероза, жасмин, переспелый персик — это «сто безмолвных слов», половина из которых не вполне приличные. Но говорить непристойности — тоже своего рода искусство, и именно его мы здесь наблюдаем.



{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}