T

Адольф Лоос: «Почему мужчина должен быть хорошо одет»

Насмешки витального австрийского архитектора Адольфа Лооса над излишествами и нефункциональностью звучат не только едко и остроумно, но и невероятно современно: сборник его веселых эссе, написанных в первые десятилетия XIX века — еще одно доказательство цикличности и моды, и людских пристрастий.

Одно из изданий новой «малой серии» института «Стрелка» — сборник эссе австрийского архитектора Адольфа Лооса, написанных в период с 1898 по 1928 год. Лоос был представителем архитектурного функционализма, и его любовь к соответствию формы и функции (и горячая ненависть к их несоответствию) проявлялась не только в спроектированных им зданиях, но и в отношении к одежде и жизни, а насмешки над излишествами и нефункциональностью звучат не только едко и остроумно, но и невероятно современно.

Одно из изданий новой «малой серии» института «Стрелка» — сборник эссе австрийского архитектора Адольфа Лооса, написанных в период с 1898 по 1928 год. Лоос был представителем архитектурного функционализма, и его любовь к соответствию формы и функции (и горячая ненависть к их несоответствию) проявлялась не только в спроектированных им зданиях, но и в отношении к одежде и жизни, а насмешки над излишествами и нефункциональностью звучат не только едко и остроумно, но и невероятно современно.

Об уме и хорошей одежде


Один американский философ как-то заметил: молодой человек богат, если имеет разум в голове и хороший костюм в шкафу. Такой человек знает, что делает. Он разбирается в людях. Что толку быть семи пядей во лбу, если ты дурно одет? Никто не заметит твоего ума и таланта. Поэтому англичане и американцы требуют от каждого, чтобы он был одет хорошо.



Об уме и хорошей одежде

Один американский философ как-то заметил: молодой человек богат, если имеет разум в голове и хороший костюм в шкафу. Такой человек знает, что делает. Он разбирается в людях. Что толку быть семи пядей во лбу, если ты дурно одет? Никто не заметит твоего ума и таланта. Поэтому англичане и американцы требуют от каждого, чтобы он был одет хорошо.



2

Об уже завязанных галстуках и бабочках


Огорчительно, что на многочисленных экспозициях дамской моды встречается множество уже завязанных галстуков. Эти узлы примелькались даже на мужчинах. Галстук с готовым узлом или бабочкой спереди и на застежке сзади относится к категории бумажного белья и поддельных бриллиантов. [...] Венские девушки и женщины используют подобные суррогаты, чтобы завязывать банты. Это означает, что знаменитый венский шик при последнем издыхании.

1

Об уже завязанных галстуках и бабочках

О заработках обувщиков

Мастера, шьющие дорогую обувь, зарабатывают, к сожалению, меньше, чем те, кто готов производить дешевку. Сравним, например, сапожника, чья пара стоит 18 гульденов, с тем, кто берет за пару 6 гульденов. Первый делает колодку на заказ (она стоит 6 гульденов, включая его собственную работу), поручает подмастерью сработать верх (платит ему за отличную работу 3 гульдена в день) и тратит еще 3 гульдена на материал для верха. Мастер, торгующий парой за 6 гульденов, берет старую колодку и применяет готовый фабричный верх стоимостью примерно 2 гульдена. Таким образом, в первом случае мастер вкладывает 66% себестоимости в цену своей пары, а во втором — 33%.



Огорчительно, что на многочисленных экспозициях дамской моды встречается множество уже завязанных галстуков. Эти узлы примелькались даже на мужчинах. Галстук с готовым узлом или бабочкой спереди и на застежке сзади относится к категории бумажного белья и поддельных бриллиантов. [...] Венские девушки и женщины используют подобные суррогаты, чтобы завязывать банты. Это означает, что знаменитый венский шик при последнем издыхании.

О заработках обувщиков


Мастера, шьющие дорогую обувь, зарабатывают, к сожалению, меньше, чем те, кто готов производить дешевку. Сравним, например, сапожника, чья пара стоит 18 гульденов, с тем, кто берет за пару 6 гульденов. Первый делает колодку на заказ (она стоит 6 гульденов, включая его собственную работу), поручает подмастерью сработать верх (платит ему за отличную работу 3 гульдена в день) и тратит еще 3 гульдена на материал для верха. Мастер, торгующий парой за 6 гульденов, берет старую колодку и применяет готовый фабричный верх стоимостью примерно 2 гульдена. Таким образом, в первом случае мастер вкладывает 66% себестоимости в цену своей пары, а во втором — 33%.



3

4

О мужской и женской моде


Изменение в мужской одежде вызывается тем, что широкие массы, взбираясь по социальной лестнице вверх, тем самым обесценивают первоначально аристократическую моду, и настоящим аристократам (или тем, кого толпа считает таковыми) приходится искать новую моду, чтобы отличаться от прочих. Перемены в женской одежде диктуются только переменой чувственности.




О мужской и женской моде

Изменение в мужской одежде вызывается тем, что широкие массы, взбираясь по социальной лестнице вверх, тем самым обесценивают первоначально аристократическую моду, и настоящим аристократам (или тем, кого толпа считает таковыми) приходится искать новую моду, чтобы отличаться от прочих. Перемены в женской одежде диктуются только переменой чувственности.




5

6

О новой женской молодости

Об орнаменте

Профессиональные красавицы при дворе французских королей достигали полного расцвета только на сороковом году жизни. Но сегодня даже для тех, кто считает себя совершенно здоровыми (считает, говорю я), этот временной рубеж в развитии женщины сместился лет на 20. Поэтому женщина выбирает молодежные модели одежды. Вот доказательство: разложите перед женщиной ее фотографии за последние 20 лет. И она воскликнет: «Боже, какой старой я выглядела 20 лет назад!» И вы поневоле согласитесь. Самой молодой она выглядит на последнем фото.



Чем древнее культура, тем мощнее выступает в ней орнамент. Орнамент — вот что необходимо преодолеть. Папуас и уголовник орнаментируют свою кожу. Индеец разрисовывает свое весло и лодку. Но велосипед и паровая машина обходятся без орнамента. Прогрессивная культура освобождает от орнамента предмет за предметом.



О новой женской молодости


Профессиональные красавицы при дворе французских королей достигали полного расцвета только на сороковом году жизни. Но сегодня даже для тех, кто считает себя совершенно здоровыми (считает, говорю я), этот временной рубеж в развитии женщины сместился лет на 20. Поэтому женщина выбирает молодежные модели одежды. Вот доказательство: разложите перед женщиной ее фотографии за последние 20 лет. И она воскликнет: «Боже, какой старой я выглядела 20 лет назад!» И вы поневоле согласитесь. Самой молодой она выглядит на последнем фото.



Об орнаменте


Чем древнее культура, тем мощнее выступает в ней орнамент. Орнамент — вот что необходимо преодолеть. Папуас и уголовник орнаментируют свою кожу. Индеец разрисовывает свое весло и лодку. Но велосипед и паровая машина обходятся без орнамента. Прогрессивная культура освобождает от орнамента предмет за предметом.



О женском равенстве


Мы стоим на пороге новой великой эпохи. Женщина завоюет равенство с мужчиной не провокацией его чувственности, а благодаря экономической независимости, которую заработает своим трудом. Женщина не будет расти и падать в цене в зависимости от вожделения мужчины. И тогда бархат и шелк, цветы и ленты, перья и краски окажутся бессильными. Они исчезнут.



Об индивидуальности в одежде


Современный интеллигентный человек, общаясь с людьми, должен носить маску. Этой маской является определенная, общая для всех форма платья. Индивидуальные одеяния — удел умственно ограниченных субъектов, испытывающих потребность орать на весь свет, кто они такие и какие они особенные.



О роскоши


Роскошь — крайне необходимая вещь. Качественная работа должна быть кем-то оплачена. Пусть индустрия роскоши служит лишь немногим, но для человечества она так же важна, как чемпионаты по бегу и прыжкам в высоту. Это значит, что хотя бы горстка самых способных ремесленников должна совершенствовать мастерство ценой максимальных усилий. Талантом и упорством. Являя пример оптимальной человеческой одаренности. Иначе всё и во всех областях будет деградировать.

7

8

О женском равенстве

Об индивидуальности в одежде

Мы стоим на пороге новой великой эпохи. Женщина завоюет равенство с мужчиной не провокацией его чувственности, а благодаря экономической независимости, которую заработает своим трудом. Женщина не будет расти и падать в цене в зависимости от вожделения мужчины. И тогда бархат и шелк, цветы и ленты, перья и краски окажутся бессильными. Они исчезнут.



Современный интеллигентный человек, общаясь с людьми, должен носить маску. Этой маской является определенная, общая для всех форма платья. Индивидуальные одеяния — удел умственно ограниченных субъектов, испытывающих потребность орать на весь свет, кто они такие и какие они особенные.




9

10

О роскоши

Роскошь — крайне необходимая вещь. Качественная работа должна быть кем-то оплачена. Пусть индустрия роскоши служит лишь немногим, но для человечества она так же важна, как чемпионаты по бегу и прыжкам в высоту. Это значит, что хотя бы горстка самых способных ремесленников должна совершенствовать мастерство ценой максимальных усилий. Талантом и упорством. Являя пример оптимальной человеческой одаренности. Иначе всё и во всех областях будет деградировать. 

Следите за книжной полкой The Blueprint на Bookmate

11

12

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}