T

А теперь не смотри

24 февраля президент России Владимир Путин объявил о начале «специальной военной операции в Украине» и вводе войск на территорию страны. С этого момента мир перестал быть прежним. Кризис затронул все сферы, включая кино: в ближайшее время кинокомпании-мейджоры Disney, Universal и Sony не будут прокатывать свои фильмы в России. Иван Афанасьев и эксперты в области кино пытаются понять, что ждет российскую киноиндустрию и зрителей. Спойлер: ничего хорошего.

cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL

{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":-458,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":4.6,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Утром 1 марта мы узнали, что Сбербанк появился в санкционном списке Великобритании, Volvo, Volkswagen и GM остановили поставки автомобилей в Россию, а кинокомпания Warner отменила российский релиз нового «Бэтмена». За этим последовали новости о киноотменах со стороны других студий-мейджоров: Disney, Universal и Sony. Из ближайших крупных релизов на неопределенное время (если не навсегда) из прокатной сетки вычеркнуты новый мультфильм Pixar «Я краснею», третья часть «Фантастических тварей», кинокомикс «Морбиус» и другие потенциальные хиты российского кинопроката. Можно почти уверенно говорить, что это только начало.


Эти меры — безусловно очередной этап «международных санкций» в отношении России, не только со стороны политических и экономических институций, но теперь и культурных. События развиваются в соответствии с четким алгоритмом культуры отмены, сформировавшейся на Западе за последние несколько лет. Россию «выключают» из привычной жизни, обрубая с ней все контакты, контракты, связи и договоренности. Уникальность ситуации в том, что впервые в краткой истории культуры отмены (но, конечно, не истории в целом) кэнселят всю страну.


cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.8,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Это жест отчетливо идеологический (кто-то назовет его даже актом цензуры), но стоит понимать, что Россия сама закрывает дорогу зарубежным релизам. 28 февраля Владимир Путин подписал указ о применении специальных экономических мер, среди которых запрет «осуществлять денежные переводы без открытия банковского счета иностранным поставщикам платежных услуг с использованием электронных средств платежа». Это означает, что теперь российским прокатчикам будет гораздо сложнее расплачиваться с зарубежными правообладателями, а последним — предстоит решить, предоставлять ли контент на некомфортных условиях. Может казаться, что остается надежда на онлайн-сервисы и торренты, но нет. У первых также есть договоренности с правообладателями фильмов, которые также могут отозвать лицензии на показ. А борьба с пиратством и торрент-трекерами в таком случае только усилится.

cancel   cancel   cancel   cancel  

cancel   cancel   cancel   cancel  

«Фантастические твари Тайны Дамблдора», 2022

cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel

Пытаясь выяснить мнения представителей индустрии, мы столкнулись с тем, что многие из них отказались комментировать ситуацию, объясняя это ее крайней неопределенностью. Впрочем, настроения у игроков кинорынка однозначные: «это конец индустрии», «возврат в 90-е», «все рушится». Алексей Бажин, директор по кинопрокату компании «Иноекино», занимающейся возвращением на экраны классики кинематографа (в марте должны были выпустить «Касабланку» Майкла Кертица), видит два варианта развития событий. «Если режим каким-то образом устоит, вся киноиндустрия схлопнется, — говорит Бажин в разговоре с The Blueprint. — Если происходящая прямо сейчас гуманитарная катастрофа будет остановлена и по деталям разобрана, тогда, может быть, и стоит надеяться на некую оттепель». Но на данный момент, по мнению Бажина, все слишком плохо.


Можно сказать, что исчезновение зарубежных релизов из кинотеатров — это сбывшаяся мечта бывшего министра культуры Владимира Мединского и сторонников увеличения доли российских фильмов в отечественном прокате. Но даже преданные сторонники патриотически заряженного кино вряд ли готовы к полному исчезновению «американских блокбастеров» с экранов. Генеральный продюсер кинокомпании HHG, продюсер, дистрибьютор и программный директор Владислав Пастернак считает, что российскому кино уход «конкурентов» никак не поможет: «Нет, это не освободит место для отечественных фильмов. Это просто оставит пустыми места в кинотеатрах, которые до того два года и так душили карантином».


По мнению Пастернака, раньше у зрителей всегда был выбор, и при прочих равных они просто выбирали то, в чем нуждались больше. Когда российский фильм был лучше — выбирали его. На слишком сложный, независимо от страны производства, ходили пропорционально своему интересу к такой продукции. На плохой — не ходили совсем. «Российский кинопоказ вырос на голливудских фильмах. Когда появилось достаточное количество кинотеатров — создалась возможность делать окупаемое российское кино, — объясняет Пастернак. — Была иногда и жесткая конкуренция, но взаимовыгоды было больше».


Собственно, текущая ситуация и ее возможная эскалация не может не затронуть российское кинопроизводство. «Наше кино снималось на импортном оборудовании или с импортными компонентами, потому выглядело конкурентоспособно. Никто ничего быстро ничем не заменит. Не появится российских матриц, жестких дисков, карт памяти, проекторов, ламп», — говорит Пастернак. То есть уже закупленное оборудование останется, пока не придет в упадок. Но кино зависит от нормальной жизни. Чтобы индустрия работала, нужна вся жизнь в ее полноте. Гости должны прилететь на фестиваль на самолете. Если это фестиваль в интернете, он должен работать бесперебойно. Если это кинопрокат, фильм доставляется в кинотеатр на жестком диске или все через тот же интернет. Онлайн-платформа зависит от дата-центра, где все данные хранятся и обрабатываются на огромном количестве сложнейшего оборудования. Пастернак замечает, что, ситуация, где с Россией рвут связи спортивные, научные организации, отбрасывает нас не просто в Советский Союз, а из двадцать первого века в двадцатый. «Можно импортозаместить что-то, но нельзя импортозаместить сразу все».

cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.8,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

cancel   cancel   cancel   cancel  

cancel   cancel   cancel   cancel  

«Я краснею», 2022

cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel

Просто взять и сразу заменить все кино отечественными картинами про войну, победы в спорте и богатырей — не только невозможно, но и бесперспективно. Кино не существует в вакууме, оно выстраивает интернациональный культурный диалог со зрителями в других странах, собирает деньги и отзывы от самой разной публики. Фильм может быть сдержанно встречен в России, но понравится зарубежной аудитории: достаточно вспомнить удивительный международный успех «Майора Грома» или феномен «Папа, сдохни» Кирилла Соколова, ставшего одним из самых высокооцененных фильмов 2020 года в США. Опять-таки отсутствие российского кино на зарубежных фестивалях может обрадовать тех, кто считает, что туда едут лишь фильмы, экзотизирующие проблемы страны (что, конечно, не так). Но это в любом случае ведет к тому, что Россия замыкается на себе — культурно в том числе.

cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   CANCEL   CANCEL   CANCEL  

cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   CANCEL   CANCEL   CANCEL

cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   CANCEL   CANCEL   CANCEL  

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.8,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   CANCEL

cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   CANCEL

cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   CANCEL

cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   CANCEL   CANCEL   CANCEL

Егор Москвитин, кинокритик и программный директор фестивалей «Пилот» и «Хоррор Фест», считает, что сейчас бесполезно что-либо прогнозировать, но есть наблюдения из прошлого, на которые можно опираться. По его мнению, сдвиг или отмена иностранных премьер действительно помогают посещаемости российского кино — так было во время пандемии и так бывает каждый январь. Но только того, которое обладает хорошим сарафанным радио: например, «Вратарь галактики», вышедший в августе 2020 года, в самый жаркий для кинопроката месяц, почти без конкурентов, заработал копейки. «Выручка в долларах от российского рынка сейчас все равно упала бы так же, как это было в 2013–2014 годах. Помните, тогда на ММКФ приезжали звезды уровня Брэда Питта, а в фильмы вроде „Гравитации“, „Тихоокеанского рубежа“ и „Мировой войны Z“ включали положительных русских героев? Это происходило, потому что мы были одним из полдюжины наиболее быстрорастущих мировых рынков», — напоминает Москвитин.

cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.8,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

При этом, как отмечает кинокритик, процедура платежей по международным договорам из России сейчас усложняется, а вещание международных стримингов может превратиться для них в репутационный риск из-за необходимости транслировать российские телеканалы. «Вывод — на какое-то время мы перестаем быть рынком, за который стоит бороться, даже несмотря на недавние немыслимые сборы последнего „Человека-паука“. От того, как долго это „какое-то время“ продлится и насколько эффективной будет борьба с пиратством (и будет ли она вестись вообще), зависит и состояние российского кино». Москвитин убежден, что в краткосрочной перспективе отсутствие конкурентов мотивирует, в среднесрочной — расхолаживает, а в долгосрочной можно фантазировать о советской или китайской системе. «И все-таки спрогнозирую одно: наша жажда смотреть фильмы и сериалы, которые будут давать нам надежду и утешение, в ближайшее время вырастет очень сильно. Продолжать их делать — и писать о них — значит думать о человеке», — резюмирует Москвитин.

cancel   cancel   cancel   cancel  

cancel   cancel   cancel   cancel  

«Морбиус», 2022

cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel

Про возможный переход к советской системе проката заявил и режиссер «Красного призрака» Андрей Богатырев. Он, правда, неожиданно более оптимистичен в выводах и считает, что это лучший момент для того, чтобы российское кино показало себя во всю силу: «Я думаю, что мечта многих кинематографистов, может быть, осуществилась. Возможно, скоро у нас будет как в СССР, а там киноиндустрия была одной из самых прибыльных сфер (культуры). Возможно, мы сейчас будем по этой модели развиваться: насыщать прокат нашими картинами. Будут поставлены новые задачи. И киноиндустрия, вполне возможно, станет автономной. Мы полностью перестроимся на наш и соседние рынки: Беларусь, Казахстан и так далее. Будем работать только в своей зоне». Но и Богатырев сожалеет, что путь к международной дистрибьюции будет перекрыт — а ведь она уже стала статьей дохода для многих кинематографистов: «Тот же „Красный призрак“ был продан более чем в 100 стран мира. На какое-то время, может быть, надолго, это все закончится, и начнется новая эра российского кино».


Относительно оптимистично смотрит на вещи и генеральный директор кинопрокатной компании Arna Media Надежда Мотина: «Мы работаем в штатном режиме. Все релизы, запланированные к прокату, выйдут. Мы находимся в ситуации полной неопределенности, но наша задача, как и во время ковида, поддержать кинотеатры, обеспечить их разнообразным контентом». И тем не менее пока что во всей этой ситуации больше всего удручает именно отсутствие внятных и, главное, позитивных перспектив. Уход зарубежного кино с российского рынка может означать значительное снижение сборов в кинотеатрах, а российский кинематограф вряд ли сможет перестроиться на мощности, которые позволят снабжать кинозалы достаточным количеством контента отечественного производства.


cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.8,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

«Обстановка ежеминутно меняется, и пандемийные ритмы принятия решений двухлетней давности кажутся детским санаторием. Мы уже заявили о своей позиции на своих ресурсах и намерены ее придерживаться. Искусство — это то, что сохраняет цивилизованность, тягу к прекрасному, кино как легальная форма рефлексии, возможность не потерять человеческое и говорить на самые сложные темы. Этот ужас закончится, а мы с вами — не должны, — говорит Татьяна Долженко, CEO „Провзгляда“. — Одним словом, мы продолжаем свою прокатную деятельность с поправкой на повестку и инфраструктурные возможности. В данный момент иностранные компании, с которыми мы сотрудничаем по закупке прав, не планируют их приостанавливать ни на текущие фильмы, ни на фильмы из ближайшего горизонта планирования. Что и в каком объеме будет смотреть зритель после отзыва прав на студийные блокбастеры, покажет только время». В так называемое импортозамещение Долженко не верит.

cancel   cancel   cancel   cancel  

cancel   cancel   cancel   cancel  

«Бэтмен», 2022

cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel

Да, для многих потенциальный коллапс российского кинорынка на фоне происходящих событий видится чем-то незначительным. И все же кино — не привилегия, не побочный продукт. Это еще и огромная индустрия, и огромное количество занятых в ней людей, специалистов самого разного профиля. Это режиссеры, продюсеры, актеры, кастинг-директора, сценаристы, PR-менеджеры, осветители, директора киностудий и пунктов проката съемочного оборудования, кинокритики, в конце концов. Не все из них смогут найти себя в мире, где киноиндустрия рухнет на колени и не сразу поднимется. Мы повторяем путь, через который Россия уже прошла в 1990-е: тогда в стране, не успевшей адаптироваться к новым порядкам, было сломано много судеб талантливых кинематографистов, а кинотеатры либо исчезли, либо стали прикрытием для криминального бизнеса.


cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   cancel   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL   CANCEL

{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":-458,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":4.6,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}