T

Икона стиля:
Ли Радзивилл

ТЕКСТ: Татьяна Якимова

Ли Радзивилл, урожденной Бувье, 3 марта исполнилось 85 лет, но она появляется на модных показах даже чаще, чем прежде — правда, только у любимых дизайнеров. Младшая сестра Жаклин Кеннеди, она в интервью для Vanity Fair первым делом просила о ней не расспрашивать. Ее можно понять: авторы нескольких книг о самой стильной первой леди США старательно выставляли Ли завистливой тенью блистательной сестры. Но есть воспоминания и других людей — тех, кто называл Ли Jacky O' more fashionable little sis, более стильной младшей сестренкой. Рассказываем о них, о работе Ли для Giorgio Armani и о том, как она повлияла на стиль Джеки.

Она выглядела органично в любой ситуации и любом месте: в рыбацкой хижине, во дворце, в Белом доме, на модном показе, верхом на слоне. У Каролины-Ли Радзивилл (в девичестве Бувье) с детства был роман с модой. Подростком она решила убежать из дома, но ушла недалеко, потому что выбрала для побега шпильки матери. Ей было всего 25 лет, когда она устроила неделю американской моды на выставке в Брюсселе.



Она была дружна с Ивом Сен-Лораном и Олегом Кассини, а сейчас дружит с Джамбаттистой Валли, Майклом Корсом, Марком Джейкобсом, Каролиной Эррерой. Кстати, на показе Giambattista Valli два года назад Сальма Хайек призналась Ли в любви и сказала: «Вы выглядите лучше, чем я!» И да — 83-летняя Радзивилл в белом коротком жакете и черных брюках-сигаретах действительно выглядела лучше. Майкл Корс назвал свою коллекцию осень–зима 1990 The Lee Radzivill look: роскошные пальто балмакаан и бархатные слаксы — все то, «в чем принцесса Радзивилл выгуливала собаку в 1960-е». «Ну, ее легко описать, — говорил Трумен Капоте. — Она красавица. Внутри. Внешне». Настоящая принцесса, да еще и сестра первой леди страны — среди лебедушек Капоте Ли Радзивилл явно была Царевной Лебедью.



Ее «тонкое и настойчивое очарование» (это уже определение Армани) колдовским образом действовало на людей. Еще до брака с принцем младшая Бувье обладала «особенно возвышенной точкой зрения на все». Она обожала искусство и серьезно его изучала. Еще в школе писала письма знаменитому итальянскому исследователю Ренессанса Бернарду Беренсону и была приглашена на его флорентийскую виллу I Tatti. «Ах, Беренсон, сегодня обществу не хватает таких глубоких людей», — вздыхала Ли недавно. Она была первой, кто пригласил театрального художника Ренцо Монжардино оформить интерьер дома, их сотрудничество — самое творческое в его карьере декоратора.




10 лет она работала главой PR-отдела Armani. Ли справилась великолепно, а писали об этом до обидного мало. В 1980 году Джорджо Армани устроил показ на катке Рокфеллеровского центра в Нью-Йорке. Тогда Ли впервые примерила костюм Armani. «Жакет приталенный, с черно-белой полосой и почти заостренными плечами, и длинная черная бархатная юбка. О-о-очень оригинально!» Пять лет спустя Армани назначил Ли директором специальных мероприятий, и она носила Armani везде, включая собственную (третью) свадьбу с режиссером Гербертом Россом (среди его фильмов — «Смешная леди» и «Поворотный пункт»).





Ли перечисляла свои обязанности в Armani коротко и емко: «Я была глазами и ушами, помогала людям понять, что они хотят, а что им не нужно». В тот момент компания была еще маленькой: весь североамериканский Giorgio Armani умещался на четвертом этаже офисного здания. Ли показала, как делать вещи на принципиально другом уровне, который никогда раньше не видели в модном бизнесе. Да, она давала советы дизайнеру — у нее были конкретные идеи о том, как женщины должны одеваться. Она приглашала на вечеринки Armani таких женщин, как Дороти Лихтенштейн, жену легенды поп-арта Роя Лихтенштейна. Уговорила надеть Armani первую женщину — руководителя 20th Century Fox Шерри Лэнсинг, приму New York City Ballet Хезер Уоттс и своего племянника Джона Кеннеди-младшего.





«Сегодня фигура, подобная Ли, существует в каждом крупном доме моды, — вспоминает Армани.— Но тогда об этом можно было только мечтать. Это было время больших перемен в бизнесе, и она сыграла ведущую роль!» Венцом их сотрудничества стал обед в Музее современного искусства Лос-Анджелеса, который полностью организовала Ли. Там были все! Жаклин Биссет и Александр Годунов, Стивен Спилберг и Эми Ирвинг, Мартин Скорсезе, супермодель Шерил Тигс, звезда сериала «Даллас» Ларри Хэгмэн, молодые суперзвезды Ричард Гир и Мэтт Диллон. А когда компания искала топ-менеджера на западном побережье, Армани по совету Радзивилл нанял журналистку Ванду Макдэниэл. Два года спустя Ванда убедила Мишель Пфайффер надеть на «Оскар» простое и гладкое платье Armani, а через 10 лет стала исполнительным вице-президентом компании. «Да, это были замечательные времена! — вздыхает Ли. — Первые 10 лет он почти никогда не улыбался. Я говорила: «Ты должен улыбаться, Джорджо!» Сегодня я вижу, как он сияет на каждой фотографии».





Вспоминая о работе с ней, дизайнер находит самые восторженные слова: «Ли овладевала людьми, облегчала любое напряжение, создавала магическую гармонию. Она волевая и женственная — в нестереотипной манере. И она выражает свой личный стиль, убирая, а не добавляя детали. Она выше всяких тенденций», а Ли ему вторит: «У нас с Армани с самого начала был одинаковый вкус: простые, сдержанные вещи и огромное уважение к линиям и красоте!» Когда Армани отмечал 40-летие бренда, Радзивилл снова была с ним: первый ряд, сияющее лицо, самая гордая осанка и черно-белый жакет, вышитый бисером. Папарацци возле Трокадеро чуть не растоптали ее, чтобы сфотографировать. Увидев Ли, Армани остановил съемку, и они обнимались несколько минут.





И Армани не единственная звезда моды, которая находит для Радзивилл самые теплые, самые восторженные слова. Джамбаттиста Валли, увидев ее на своем первом показе в 2005 году, был словно громом поражен. «Я мечтал познакомиться с этой грандиозной леди! Я люблю ее стиль, ее силуэт, то, как она представляется другим людям». «Я люблю его одежду, потому что он знает все про крой, комфорт и стиль — и умеет это совместить!» — отвечает муза. Кстати, она всегда хранит верность «своим». Андре Леон Телли назвал ее — впрочем, как и ее сестру — женщиной с безупречным стилем. Они дружны, их фотографии способны вдохновить модниц любого возраста, от 16 до 86. На одном из фото — редкий для Ли черный тотал-лук: грубая косуха, кашемировые брюки и лаковые ботинки, а на мистере Телли бархатные штаны, серая толстовка и знаменитый огромный меховой шарф.





Не зря ее так любил Рудольф Нуреев. Их дружба сохранилась, когда Ли развелась и утратила титул, деньги и недвижимость мужа. В 1965 году Нуреев играл с маленьким сыном Ли в загородном имении Радзивиллов, а 23 года спустя гулял на ее третьей свадьбе. Ее первый брак с сыном крупного издателя был ранним и продлился два года, зато второй подарил княжеский титул, звучную фамилию и неограниченные средства. Поговаривали, что это замужество было нужно ей только ради титула, как героине рассказа Фицджеральда «Ваше высочество». Но первые годы брака Ли и Стаса Радзивилла связывало очень многое: страсть, уважение, взаимное восхищение. Ли излучала стиль и придавала его всему, к чему прикасалась. Так, для оформления лондонского дома своего сиятельного мужа она пригласила театрального художника Ренцо Монжардино — «творца атмосферы, а не декоратора», как он себя называл. Опубликовать результаты захотели все журналы по дизайну, после чего Монжардино получил невероятную популярность и «создавал атмсферу» в резиденциях Ротшильдов, Версаче, Валентино, Онассиса и многих других богатых и знаменитых. После развода Ли создала дизайнерское бюро Lee Radziwill Design и несколько лет исправно ходила в офис — от желающих получить интерьер принцессы не было отбоя. Сейчас она уже не так богата, как в пору брака с Радзивиллом: знаменитая лондонская недвижимость осталась в прошлом. А парижские апартаменты на авеню Монтень она продала в прошлом году, добавив, что, «приезжая на показы в столицу моды, лучше останавливаться в Plaza Athénée». Даже огромную квартиру на Пятой авеню поменяла на более скромную — что не помешало интерьерным журналам снова выстроиться в очередь.





В 1960-е чета Радзивилл была очень близка с четой Кеннеди, настолько близка, что после победы на выборах самый красивый американский президент прислал князю свое фото с подписью: «Это ты сделал, Стас». Конечно, это было просто выражение признательности за помощь, в том числе финансовую. Зато из многих источников ясно, что без Ли не было бы знаменитого стиля Джеки. Старшей сестре понадобилось немало времени, чтобы научиться самостоятельно выбирать свои безупречные наряды, и по этому пути ее провела Ли, которая еженедельно отправляла сестре в Вашингтон чемодан одежды с четкими инструкциями. Как минимум три ее наряда того времени можно назвать иконическими. Белое платье-кафтан и маска, расшитая драгоценными камнями, на балу Трумена Капоте Black & White 28 ноября 1966 года. Фото этого наряда украсило обложку альбома о лучших балах XX века издательства Assouline, впоследствии выпустившего автобиографию Ли «Лучшие времена» и книгу Lee: Lee Radziwill. Голубой кейп в пол поверх желтого платья (все — Nina Ricci) на фоне потрясающего интерьера в лондонском дворце Радзивиллов, 1962 год. И наконец, коктейльное коралловое платье Dior, изумительно простое. В 1970-е у Ли начался богемный период, она все чаще выходила в бархатных джинсах и огромных шубах. Ее компания того времени — Рудольф Нуреев и Жиль Дюфур, Энди Уорхол и чета Джаггер. Однажды она даже съездила в турне с Rolling Stones. Между собой роллинги называли ее «княжна Редиска».






Королева американского высшего света и ее высочество, Ли продолжает вдохновлять мир моды своим стилем, своей судьбой, своей внешностью. В 2013 году The Guardian включил Ли Радзивилл в список 50 икон стиля, являющихся таковыми на протяжении 50 (!) лет. Интересно, удастся ли кому-то из нынешних it girls такое?






{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}