T

Знакомьтесь, Шира Хаас

В конце марта на Netflix стартовал мини-сериал Unorthodox («Неортодоксальная»), который критики называют одной из самых ярких премьер года. Главную роль — еврейскую девушку, которая решила порвать связи с хасидской коммуной и сбежать в Берлин, — исполнила 24-летняя израильская актриса Шира Хаас — новая любимица Натали Портман и Павла Лунгина.

1.

Ширу нашли в соцсетях


Карьера Ширы Хаас началась с сообщения в фейсбуке. В 2011 году на страницу 16-летней студентки факультета актерского мастерства Высшей школы искусств имени Тельмы Елин в израильском городе Гиватаим наткнулась кастинг-директор — и сразу предложила Шире главную роль. «Я получила сообщение от известного кастинг-директора, а у меня не было агента, у меня вообще ничего тогда не было. Она написала мне что-то вроде: "Привет, извини, что пишу тебе здесь. Мы ищем актрису для фильма, сможешь прийти на прослушивание? Вижу, ты специализируешься на театре. Я не фрик, вот мои работы"», — вспоминала Шира Хаас в интервью WWD.


Роль Шире досталась в фильме Тали Шалом-Эзер «Принцесса», который в 2015 году показали от Израиля на фестивале независимого кино Sundance. Задача для дебютантки была не простой: за безобидным названием «Принцесса» скрывалась драматичная история о 12-летней девочке Холли, чьи дружеские отношения с бойфрендом матери постепенно перерастают в абьюзивные. Картина принесла Шире первую награду — в номинации «Лучшая актриса» на Иерусалимском кинофестивале — и первого личного агента. Впрочем, к тому времени Шира Хаас уже была знаменитостью местного масштаба: параллельно с «Принцессой» она снималась в сериале про ультраортодоксальную еврейскую семью «Штисель» (2013), который пользовался бешеной популярностью в Израиле. Спустя два года он стал доступен на Netflix — и так пришелся по вкусу пользователям стриминговой платформы, что проект продлили на третий сезон.

«Принцесса», 2014

«Штисель», 2013

Ее поддержала Натали Портман


В 2014 году к Шире Хаас проявила интерес главная международная кинозвезда с израильским гражданством. Натали Портман утвердила Ширу на роль в своем первом полнометражном фильме в качестве сценариста и режиссера «Повесть о любви и тьме». В основу ленты о непростой судьбе Израиля в двадцатом веке легли мемуары израильского писателя Амоса Оза. Шира сыграла героиню Натали Портман в детстве. Премьера фильма состоялась в Каннах в 2015-м. Но всерьез на международный уровень Ширу Хаас вывела военная драма «Жена смотрителя зоопарка» (2017) — первый англоязычный фильм в портфолио актрисы. В ленте про подвиг польских зоологов, которые во время Второй мировой укрывали у себя дома несколько сотен евреев, Шира делила экранное время с голливудской звездой Джессикой Честейн. Как позже отмечала Шира Хаас в одном интервью, тогда-то ее карьера и «завертелась».

2.

«Повесть о любви и тьме»

«Жена смотрителя зоопарка», 2017

3.

Она гордится своими корнями


Бабушка Ширы Хаас стала свидетельницей Холокоста в Венгрии. Дедушка выбрался живым из концлагеря Аушвиц-Биркенау. «Они познакомились в Израиле. Когда бабушка с дедушкой встретились, это было скорее не о любви. Они подумали: "Давай создадим семью. Сейчас. Они пытаются убить нас. Восстановим то, что они пытаются разрушить". Они не думали о мести. Их ответом была любовь, семья», — рассказывала Шира. К истории своей семьи актриса относится очень трепетно и регулярно напоминает о важных для истории страны событиях в своем инстаграме. «Это мои корни. Мы должны помнить [о Холокосте] всегда, но при этом продолжать идти вперед. В наше время, когда так распространен антисемитизм, еще более важно рассказывать эти истории», — объясняла она.

Не боится трудностей


В интервью Шира Хаас часто говорит, что готова на все ради роли, если история стоит того, чтобы быть рассказанной. Слова актриса доказывает делом. Так, в первый съемочный день проекта Unorthodox Ширу постригли налысо — сериал снимали с момента, когда ее героине после замужества по хасидскому обычаю сбрили волосы с головы. Это вообще одна из самых эмоционально заряженных сцен в сериале — наверное, именно поэтому без ее обсуждения не обходится ни одно последнее интервью актрисы. «Я знала, что меня побреют налысо, еще до того, как подписала контракт. А потом я прочитала [описание] этого эпизода и поняла, насколько он важен и прекрасен. Ритуалы — это часть нашей общины, и это очень важный [момент] для истории [Эстер]. Я, конечно, без вопросов сказала: «Да», — рассказывала Шира Хаас Variety.


Для своей роли в проекте Павла Лунгина «Исав», где Шира играет вместе с Харви Кейтелем и Юлией Пересильд, актрисе пришлось выучить русский. «Я люблю языки, акценты, разные культуры. Я горю желанием рассказать истории. Я хочу делать это в Израиле и за рубежом. Мне нравится, когда есть возможность погрузиться во что-то новое, узнать что-то о людях и культурах… [Я хочу иметь] способность влиять на других людей и собирать их вместе для дискуссии, как это было со «Штиселем». Единственное, что для меня имеет значение, — рассказывать важные истории», — говорила Шира Хаас в интервью The Face.

4.

Unorthodox

5.

Любит израильских дизайнеров


Если на съемочной площадке Шира Хаас готова жертвовать комфортом ради удачного кадра (во время съемок Unorthodox в Берлине Шире приходилось носить колготки и водолазки в рекордные для Германии +40,9 °C), то в реальной жизни она предпочитает просторные футболки, рубашки и джинсы. Исключение составляют только красные дорожки и вечеринки. В этих случаях Шира Хаас опять-таки патриотична и чаще всего делает выбор в пользу израильских дизайнеров.


Например, на лос-анджелесскую премьеру «Жены смотрителя зоопарка» в 2017-м она пришла в черном платье с вязаным полупрозрачным лифом израильской марки Dror Kontento. На Венецианском фестивале в 2017 году актриса появилась в ярко-красном платье Keren Wolf (в платье похожего оттенка этой же марки Шира пришла на премьеру Broken Mirrors в марте 2019-го), а на кинофестивале в Монреале в августе 2018 года — в наряде Dana Harel. Но не исключено, что вместе со всемирной славой в ее гардеробе появятся и наряды дизайнеров мирового масштаба.

Венецианский фестиваль, 2017

6.

И все без ума от ее Эстер


Роль 19-летней Эстер (или, как ее зовут близкие, Эсти) Шапиро в 4-серийном сериале Unorthodox («Неортодоксальная») Шира Хаас считает самой непростой за всю свою карьеру. Хасидская девушка Эстер Шапиро сбегает в Берлин из нью-йоркского Вильямсбурга, где предназначением женщины считается как можно раньше выйти замуж и родить как можно больше детей, чтобы восполнить шестимиллионную потерю (по оценкам историков, столько евреев погибло во время Холокоста).


Сериал Unorthodox — вольная интерпретация автобиографии Деборы Фельдман, которая покинула ортодоксальную хасидскую коммуну в Нью-Йорке и написала об этом бестселлер Unorthodox: The Scandalous Rejection of My Hasidic Roots («Неортодоксальная: скандальное отречение от моих хасидских корней»). Вольная — потому что от мемуаров Фельдман режиссер сериала Мария Шрадер оставила только первую часть (то есть то, что происходило с Эсти до побега в Берлин).

К подготовке Шира Хаас подошла основательно: несколько раз перечитала книгу, подробно расспросила обо всех обычаях женщин из хасидской коммуны и за месяц (!) выучила идиш — умирающий язык, которым почти не пользуются после возрождения иврита. «Учить идиш было сложнее всего, так как он сильно отличается от иврита. Я до сих пор помню свои реплики, потому что нужно дойти до такого состояния, когда ты знаешь строки настолько хорошо, что даже не думаешь о них во время съемок, а можешь просто сосредоточиться на игре. Для меня наиболее эмоциональными сценами были те, что мы снимали на идише», — говорила Шира в интервью Refinery29.


Unorthodox стал первым оригинальным сериалом Netflix на идише (герои сериала также говорят на английском и иврите, но не так часто). Шира Хаас надеется, что проект пробьет стеклянный потолок и обратит внимание режиссеров на талантливых актеров из других стран. Тем более что сейчас для этого подготовлена почва. «Что-то произошло за последние несколько лет, и сейчас многие международные проекты продаются за рубежом, в том числе и израильские. Вы смотрите на Netflix так много международных проектов, и это прекрасно, — рассказывала Шира Хаас в интервью Variety. — Я думаю, люди действительно хотят увидеть кого-то непохожего, чтобы потом сказать: "Хм, может, мы не так уж и отличаемся". Теперь мир стал более открытым».

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}