T

Интервью: Кристоф Лемер

В магазинах UNIQLO уже можно купить весенне-летнюю коллекцию Uniqlo U — линию, которую разрабатывает парижская команда бренда под руководством дизайнера Кристофа Лемера. Лемер, обладатель собственной марки Lemaire, раньше работал креативным директором в Lacoste и Hermès, а к UNIQLO присоединился в 2016 году. Незадолго до выпуска коллекции французский дизайнер поговорил с нами об идее Uniqlo U, о смирении дизайнера, силе технологий и конце моды.

О сотрудничестве с Uniqlo

Я изначально был верен идее создать линию одежды, которая не станет основной, а только будет отражать специфику Uniqlo. Невозможно во всем мире продавать одни и те же вещи с равным успехом. Так что я сосредоточился на том, чтобы коллекции сохранили свою демократичность — без расчета, что клиент обязательно европеец или слишком осведомлен о том, что происходит в мире.

кристоф лемер в Uniqlo

На самом деле ничто не гарантировало, что такой подход сработает. Но он сработал — и даже лучше, чем мы ожидали. Любопытно, что не самые очевидные вещи продаются лучше всех. Например, объемная толстовка из фактурного флиса (из зимней коллекции 2017 года) — совсем не мейнстрим, скорее нишевая вещь. То же самое с двусторонним пальто или толстовкой, которая стоит чуть дороже, чем обычные вещи марки, но тоже стала бестселлером.

При том, что бренд становится все более интернациональным, его корни уходят глубоко в японскую культуру, а я всегда восхищался японской этикой работы, этим уровнем концентрации в работе над каждой деталью — это не столько про то, что ты делаешь, а про то, как. Думаю, всему причина — традиции дзен: в нашей работе все так заботливы и сосредоточенны. Да, господин Янаи (основатель и CEO Fast Retailing, компании, которой принадлежит Uniqlo. — Прим. ред.) любит Париж, он очень любознательный и разносторонне образованный человек, который уважает европейскую культуру, особенно французскую, поэтому, конечно, когда компания делает промоушен коллекции, это упоминается — чтобы люди могли понять, кто и что стоит за моей линией. Но ничего больше. В самом начале работы мы думали, как назвать коллекцию — Christophe Lemaire for Uniqlo или Uniqlo Paris, но я был против. Я хотел, чтобы это был проект международного масштаба, открытый. Я не считаю позицию «Париж — столица моды» актуальной и современной.

кристоф лемер был креативным директором женской линии HERMÈS c 2011 по 2014. на фото: выход дизайнера на показе коллкеции hermès осень-зима 2011 в париже

«Я не считаю позицию "Париж — столица моды" актуальной и современной»

О методах работы

Лично я люблю, когда есть некие рамки. Понятие белого листа для меня не существует — оно не всегда дает хороший результат. Чтобы дизайн был релевантным, нужно иметь определенное смирение; что-то импозантное и эффектное лучше оставить для сцены. Например, штаны, которые я ношу, — это брюки чинос, универсальный предмет одежды; ничего волшебного, но у них есть определенный объем — они не узкие, как это обычно бывает. И они отлично продаются! Потому что, с одной стороны, это брюки, простые и понятные, а с другой — в них есть что-то незнакомое.

кристоф лемер в Uniqlo

То же с паркой: эластичная лента в манжете рукава — это деталь, пришедшая из униформы, рабочей и военной. Манжеты, глубина карманов, молнии — все указывает на практичность. Это идеально соответствует философии LifeWear, «Одежды для жизни»: это вещи, которые служат нам каждый день. Сделать дизайн немного изощренным, но эта изощренность будет простой — вот в чем идея.

О технологиях

Когда я согласился работать с Uniqlo, мы решили воплотить идею промышленного дизайна в одежде, хотя понимали, что придется решать сложные задачи — от производства до поставки. Возьмем, к примеру, технологию создания бесшовной одежды — whole garment: она позволяет изготовить объект с нуля, единым целым, без швов. Такие вещи очень красивы и в них легко двигаться. Мы смогли реализовать свои идеи благодаря компании Shima Seiki, у которой есть 3D-машины. Недавно эту технологию, изначально разработанную для массового производства, начали использовать и в люксовом сегменте.

Даже те же ультралегкие пуховики, которые носит весь мир, — это результат сотрудничества с Toray Industries, большой промышленной компанией. В этом и есть сила Uniqlo — инвестиции в массовое производство с сохранением высокого качества. У компании есть гордость: она не высмеивает массового потребителя и не считает его глупым.

«С одной стороны, это брюки, простые и понятные, а с другой — в них есть что-то незнакомое»

О собственной роли

Я работаю в команде: нет никакого дизайнера, который сидит в башне из слоновой кости. Коллекции мы разрабатываем в Париже, обмениваемся идеями, следим за тем, что происходит в моде и каковы тенденции, мы ходим по магазинам, посещаем в том числе блошиные рынки. Нет никакого рецепта, нам не нужно следовать какому-то одному подходу, разве что мы должны соблюдать сроки. Моя роль заключается в том, чтобы все работало: идеи, которыми мы обмениваемся, и необходимые ограничения были согласованы друг с другом, были уместны и приводили к результатам. Я слушаю, управляю, придумываю дизайн и задаю темп. Если так можно выразиться, я протаптываю дорожки.

Кристоф лемер и критик тим блэнкс на бэкстейдже показа CHRISTOPHE LEMAIRE в феврале 2013-го в париже


финал показа Lemaire весна-лето 2018 в париже: слева от лемера —сара-лин тран, его партнер по lemaire

О прагматизме

Мы не делаем коллекцию на определенную тему, мы работаем с продуктом. Например, решаем: каким будет идеальный гардероб для мужчины и женщины, если мы имеем в виду чуть более продвинутого покупателя? Мы исходим из прагматизма: идентичность бренда не требует от нас каждый раз перезаряжаться, скорее, надо углубляться — мы всегда можем улучшить вещь, даже если она была хорошо принята. Я думаю, даже такой простой предмет, как чинос, должен постоянно вызывать у нас вопросы. Конечно, также важно принять коммерческую реальность.

После трех сезонов у нас уже сложилось точное представление о том, что работает, а что нет. Мы постоянно общаемся с командой сейлзов, спрашиваем их мнения. Нам важно, как люди реагируют на нашу одежду: что они понимают и что нет. С этой целью мы впервые ввели особенную систему маркировки, которая показывает и предмет одежды, и его технические свойства, например, рассказывает о Blocktech или описывает 3D-платье, мимо которого довольно легко пройти и не заметить такие тонкие детали, как отсутствие швов. Нам часто есть что рассказать о той или иной вещи, в ней бывает много интересного, а потребитель хочет знать, что покупает, — и требует все большей прозрачности.

первая работа лемера как креативного директора была в lacoste: на фотографии — финал показа весна-лето 2006 в нью-йорке

«Все больше и больше дизайнеров оказываются в полной растерянности. Кажется, будто все задыхаются»

Uniqlo U весна-лето 2018

О приоритетах

По сути, я убежден, что мода — и сама по себе, и как процесс — сегодня завершает цикл. Все больше и больше дизайнеров оказываются в полной растерянности, когда пытаются сказать, кто они. Кажется, будто все задыхаются. Тем не менее здорово, что мода существует, в том числе марки fast fashion, но есть огромный пул людей, которые совсем не модники, их сложно причислить к конкретной категории, у них другие приоритеты, и в то же время они хотят быть хорошо одетыми. У них есть чувство стиля — не слишком изощренное, они не хотят лишних трат, поэтому их привлекает одежда, которая прослужит дольше одного сезона. Но у меня есть ощущение, что мода, возможно, забыла этих людей — в пользу чего-то более впечатляющего.

Съемка


 5 образов из коллекции Uniqlo U

5 образов из коллекции Uniqlo U

кристоф лемер перед показом lacoste осень-зима 2009 в нью-йорке

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}