T

Что делают из ненужной одежды и обуви

Мы привыкли постоянно обновлять гардероб и покупать новые вещи. Часть из них мы занашиваем до дыр, другие же могут годами лежать нетронутыми в комоде. Рано или поздно и от тех, и от других приходит пора избавляться. Одним из самых перспективных способов сейчас считается переработка одежды. Программа по приему вещей уже давно действует в магазинах нескольких брендов компании H&M, IKEA собирает домашний текстиль и постельное белье, а недавно в России также начали принимать на переработку обувь — такую возможность предложили Vagabond и ретейл-сеть Rendez-Vous. Понятно, что это не только удобно, но и полезно для экологии — ведь материал не пропадает, и отжившие свое вещи становятся чем-то новым. Но чем? Мы изучили, что происходит после того, как пакет со старыми вещами попадает в контейнер сбора вторсырья.

Готовый к продаже материал из простеганного регенерированного волокна из переработанного текстиля

Как сортируют одежду?


Одежда, которую сдают на переработку, очень разнородна по состоянию и составу. Поэтому первое, что происходит с собранными вещами – их сортировка. Компании по-разному организуют связанные с этим процессы. Так, H&M сотрудничают с немецкой компанией I:Collect, которая берет на себя все этапы работы со сданными вещами – большая часть из них в хорошем состоянии, поэтому отправляется в благотворительные магазины или передается в фонды, с которыми сотрудничает компания. В России у H&M нет партнеров программы переработки, и все сданные вещи из магазинов всех регионов страны поступают на единую накопительную станцию в Подмосковье, после чего их отправляют на завод I:CO в город Вольфен в Германии.


Сортировка сданных вещей, Кострома

Российский фонд «Второе дыхание», который с 2014 года занимается сбором ненужной одежды, часть предварительной работы делает своими силами. Все вещи в непригодном для носки виде разделяют по типу ткани — отдельно сортируется хлопок и акрил, смесовые ткани, синтетика, затем по цветам. «Разные ткани перерабатывают на разном оборудовании, поэтому необходимо разделить их по составу, а затем спороть всю фурнитуру — это делается вручную. Одна заклепка на джинсах может высечь искру, попав под вал, и на производстве будет пожар, поэтому наши контрагенты этот вопрос жестко контролируют. Всю эту работу выполняют наши сотрудники в цехе в Костроме», — рассказывает директор фонда Дарья Алексеева.

Фурнитура тоже идет в дело: иногда на мелкий ремонт вещей, который сотрудники выполняют своими силами (фонд продает вещи в хорошем состоянии в своих благотворительных магазинах Charity Shop), иногда ее передают в детские учреждения и дома престарелых для развития моторики и поделок. «Но в целом мы за системные подходы, поэтому стараемся или сдавать на потоковую переработку, или вынуждены выбрасывать, когда невозможно найти контрагента в России. Это касается еще и головных уборов с плотными элементами, бирок от одежды, капроновых колготок, мягких игрушек», — добавляет Дарья.

Создание регенерированного волокна из переработанной одежды

Что делают из ненужной одежды?


У каждого типа ткани своя судьба. Вещи из хлопка или с высоким его содержанием (больше 70%) чаще всего становятся обтирочной ветошью: ткань разрезают на небольшие прямоугольники и прессуют. Такие спрессованные кипы закупают типографии, шиномонтажи и другие предприятия, где нужны впитывающие материалы. I:Collect еще занимается переработкой хлопка в новый материал: измельченный вторичный хлопок смешивают с первичным, после чего из этой смеси крутят волокна — они идут в основном на производство денима и других плотных хлопковых тканей.


Вещи из 100%-ного полиэстера или нейлона можно переработать в полиэстер и нейлон соответственно. Для этого вещи перемалывают, получившуюся труху при воздействии температуры и давления заново полимеризуют и из расплава вытягивают новые волокна. На свалку у I:Collect ничего не попадает: то, что непригодно ни для какой переработки (по данным компании, это меньше 1% поступающих вещей), сжигают ради выработки энергии.


В России с переработкой синтетики дела обстоят сложнее: фабрик, перерабатывающих одежду в материал для новой одежды, у нас попросту нет, поэтому синтетика идет на производство так называемого регенерированного волокна. «Это волокно похоже на серо-бурую вату, и есть множество вариантов его использования. Например, им набивают диваны, используют как тепло- и шумоизоляторы, как подложку под линолеум, простегивают, чтобы сделать матрасы, — рассказывает Дарья Алексеева. — Для его производства вещи измельчаются, у нас есть для этого чесальная машина, но основной объем мы отдаем нашим партнерам в Ивановской области. Они принимают подготовленное сырье и перерабатывают вместе с обрезью — остатками тканей с текстильных фабрик».


Небольшие бренды, которые также занимаются сбором отслужившей одежды, как правило, не имеют договоренностей с фабриками, и объемы вторсырья у них довольно малы, поэтому вещи, как правило, идут на благотворительные нужды. Так, ветошь востребована в приютах для животных: «Второе дыхание» также передают часть ветхих вещей фонду «Рэй» — они становятся теплыми подстилками для собак и кошек. Фонд «Наследие Севера», который занимается просветительской деятельностью и сохранением традиционной культуры народов Севера России, собирает одежду для рукоделия: ее режут на тонкие полоски и ткут из них коврики.

Ковры, созданные фондом «Наследие Севера»

На что идет обувь?


С недавних пор в России можно сдать на переработку обувь — ее стали принимать в магазинах Vagabond и Rendez-Vous. Шведский бренд Vagabond давно запустил свою программу — он сотрудничает все с той же компанией I:Collect, но в России обувь стали собирать с февраля. Компания Rendez-Vous — изначально российская и запускала проект по переработке с нуля в сотрудничестве с местными предприятиями: партнером программы стал Дмитровский завод РТИ, специализирующийся на переработке автомобильных покрышек. Марина Бицадзе, глава PR-отдела Rendez-Vous, рассказала, что на запуск программы ушло около полутора лет: «Мы изучали опыт западных коллег, которые, как правило, старую обувь перерабатывают в новую. Этот путь нам не подходил — мы мультибрендовая сеть магазинов, у которой нет своего производства. Мы стали искать альтернативные варианты и выяснили, что старую обувь можно переребатывать в специальную крошку».


Тестовые образцы подошв Vagabond из переработанной резины

Программа по переработке обуви Rendez-Vous

И I:Collect, и Дмитровский завод поступают со сданной обувью примерно одинаково. Ее целиком, без разделения на составные части, механически измельчают — саму по себе или вместе с другими изделиями, например покрышками. Уже из получившейся крошки удаляют металлические кусочки, после чего ее режут еще мельче, очищают и при необходимости красят. В результате получается резиновая крошка с небольшой примесью кожаных элементов — ее используют для покрытий спортивных стадионов, дворов, детских площадок, теннисных кортов, беговых дорожек и не только. «Сейчас мы начали тестировать производство подошв из переработанной резины, полученной из собранной в магазинах Vagabond обуви. Тестовые образцы нас устраивают, но пока что мы не используем эту технологию в массовом производстве», — рассказала Анна Фале Бьорке, глава отдела коммуникаций Vagabond.

Теоретически кожаную обувь можно переработать, произведя рециклированную кожу — материал, для которого кожаное вторсырье перемалывается и заново склеивается латексом, — она похожа на натуральную кожу по внешнему виду и прочности. На практике предприятиям проще перерабатывать ботинки целиком: кожаная часть по отношению к подошве из резины занимает довольно маленький объем.

Станок для измельчения текстиля на предприятии в Кинешме

Насколько это востребовано?


Неся пакет со старой одеждой к контейнеру для сбора, сложно представить настоящие объемы вещей, которые сдают на переработку — и в итоге перерабатывают. Так, программа по переработке Rendez-Vous работает меньше месяца, а в магазины сети уже сдали 6786 пар обуви. У I:Collect же эти объемы измеряются десятками тонн — вплоть до 300 тонн в день! Но компания работает со многими брендами в 65 странах.


«Второе дыхание» сортирует объем такого же порядка за год. «Сейчас около половины того, что мы собираем, — это ветошь и мусор. За прошлый год получилось 150 тонн, из них 15 — это мусор, который невозможно переработать. К таким вещам относятся нижнее белье, колготки, носки, мягкие игрушки в плохом состоянии — наши партнеры не принимают такие изделия», — рассказывает Дарья Алексеева. Тем не менее только благодаря «Второму дыханию» за 2018 год больше ста тонн одежды не попали на свалку и стали полезными материалами.


Подписывайтесь на наш канал в YouTube, будет интересно.

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}