T

Икона стиля: Эди Седжвик

Текст: Татьяна Якимова

В Эди Седжвик было все, чем славятся 1960-е. Переосмысление моды, красоты, роскоши и дресс-кода. Сумасшедшая энергетика, вызов, наивность, романтизация наркотиков. Поп-арт, трэш и рок-н-ролл. Среди множества стильных героев того времени она сияла ярче всех — жаль, что недолго. Сайт IMDB в описании назвал ее «яркой светской бабочкой» — это ничтожно мало для иконы стиля нескольких поколений и первой официальной it girl Америки, но это и правда, потому что бабочки долго не живут. Сегодня со дня рождения Эди исполняется 75 лет.

Красавица из знатной многодетной семьи, где каждый предок чем-то да прославился в истории Соединенных Штатов, Эдит Минтерн Седжвик унаследовала от отца только проблемы с психикой. Зато от бабушки — огромную квартиру в Нью-Йорке, куда перевезла весь гардероб, состоявший в основном из кутюрных платьев и балетных легинсов. Эди любила одежду. На вечеринке в Кембридже (где она училась на скульптора) в честь своего совершеннолетия она за несколько часов сменила три разных по фасону платья, одно было от Dior. До Нью-Йорка она выглядела просто милой девушкой с огромными глазами, темными длинными волосами и детскими щечками. Была полна комплексов и одновременно жаждала веселья, вечеринок и популярности. Другу, который помог Эди переехать из семейного поместья, она сказала, что хочет быть моделью и что «только в Нью-Йорке настоящая ночная жизнь». Все лето она провела в салоне, где ее ноги приводили в порядок. Когда курс закончился, она получила знаменитые красивые ноги: гладкие и ухоженные, гибкие и длиннющие, несмотря на маленький рост самой Эди. Ноги, о которых мечтает любая девушка, надо было выгуливать без устали, что она и делала.



26 марта 1965 года на вечеринке в честь дня рождения Теннеси Уильямса Эди Седжвик привлекла всеобщее внимание своей манерой танцевать, делая странные движения головой и шеей, двигаясь «как-то по-египетски». Для будущей рок-богини Патти Смит зрелище танцующей Эди стало одним из самых сильных впечатлений в жизни.



Для короля поп-арта Энди Уорхола, судя по всему, тоже. Потом он придумает называть эти танцы «седжвиками»: «Так умела только она одна, хотя многие пытались попробовать». В первый раз он посмотрел на Эди и сказал: She is soooo Bee-you-ti-full!!! И пригласил ее в самое популярное место Нью-Йорка — легендарную «Фабрику», где красивые и талантливые, а также считающие себя таковыми люди самовыражались как хотели под присмотром Энди. Итогом встречи Седжвик и Уорхола стали 17 совместных фильмов и самый удивительный, самый неповторимый, самый платонический и — увы — самый недолговечный из всех знаменитых романов XX века.



Уже через месяц после встречи Уорхол и Эди — с новой короткой стрижкой и ярко накрашенными глазами — летели в Париж на открытие его выставки Flowers. В дорогу она взяла два бабушкиных манто: одно на себе, второе в дорожной сумке. В ресторане отказалась сдать шубу в гардероб — не могла же она остаться в одном белье. Чтобы стать еще ближе к Уорхолу, Эди не только остригла свои чудесные волосы, но и покрасила их серебряным спреем, тем самым, которым ее «близнец» наводил себе искусственную седину и красил стены в «Фабрике».

В первом «фабричном» фильме с ее участием («Винил») она появилась на три минуты, и все сразу начали спрашивать: «Кто эта блондинка?» Тогда же Уорхол назвал ее суперзвездой и позвал на главную роль в сериале Poor Little Rich Girl. Он называл свою музу «настоящим новатором в моде — как по необходимости, так и для забавы». Но забавы было больше. По необходимости у Эди не очень-то получалось. Она забавлялась и отчаянно радовалась всему: нарядам и вечеринкам, съемкам и презентациям. И заряжала этой радостью окружающих. Была у нее такая особенность: рядом с ней каждый чувствовал себя более значительным.

Эди Седжвик танцует с Чаком Вейном и Ларри Латрейлом в задней части «Фабрики», пока Жерар Маланга и Энди Уорхол работают над картиной «Цветы», 1965

Модный Нью-Йорк тем временем окрестил Эди «девушкой в черных колготках». Life написал, что мисс Седжвик сделала для рекламы этих колготок больше, чем кто бы то ни было, со времен Гамлета. Она действительно обожала носить колготки с белым мини-платьем, свитером или просто с майкой. Но черные колготки были лишь частичкой ее стиля, как картины с супом были лишь частичкой Уорхола. Любая, самая дешевая вещь выглядела на ней шикарно — как другим и не снилось. Конечно, Уорхол научил ее не бояться быть яркой индивидуальностью. Но долго ли надо было учить этому девушку, которая в 14 лет обожала скакать на лошади под проливным дождем?

По мнению Роберта Хейда, соавтора сценариев фильмов Уорхола, не Энди учил Эди одеваться, а она его: «До встречи с ней он очень хотел быть стильным, но не знал, как это сделать». Зато она знала.

Секрет уникального стиля Седжвик был в том, что она обращалась с одеждой по-своему, как в голову взбредет. Носила балетные легинсы как джинсы. «Легинсы и рубашка. Вот и все, что нужно девушке. Эди превратила этот наряд и длинные огромные серьги в андерграундную версию маленького черного платья с жемчугами». Шубу — не только на белье, но и просто на голое тело, как халат. Леопардовое пальто — с кепкой таксиста. Покупала вечернее бархатное платье в пол, делала из него мини и носила с теми же колготками и черной соломенной шляпой. Покупала футболки в отделе для мальчиков, а мини-юбки — в отделе для девочек. По настроению носила платья в стиле ампир, короткие топы, оголяющие живот, кружева и твид, брючные костюмы с цветочным принтом и сарафаны в стиле хиппи. И серьги! Длинные, свисающие до плеч огромные серьги с драгоценными камнями и без, иногда из шелка, но всегда роскошные, как у восточных красавиц. Уорхол считал, что никакие украшения не делают человека более красивым, «однако заставляют его чувствовать себя более красивым». Но для Эди это было иначе, глубже. Как-то она призналась, что по серьгам человек может ее проанализировать и угадать, в каком она состоянии.

Через сорок лет лучшим экспертом по стилю Эди стал Джон Данн, дизайнер по костюмам фильма Factory Girl («Я соблазнила Энди Уорхола»), где главную роль неплохо сыграла Сиенна Миллер. Скрупулезно изучая архивы, Данн был поражен фантазией героини фильма: «У нее не было любимого дизайнера, гуру или стилиста, как у всех нынешних икон стиля, она все придумывала сама. А как она умела миксовать: дешевое с дорогим, простое с вычурным, старое с новым! Она была первой молодой девушкой, которая носила бабушкино норковое манто с чем угодно и без всего. По ее примеру модники того времени учились давать новую жизнь старым вещам, сочетать винтаж и футуристические вещи новомодных дизайнеров».



«Я соблазнила Энди Уорхола», 2006

Среди новомодных дизайнеров 1960-х Эди обожала Руди Гернрайха и Бетси Джонсон. В октябре 1965 года на выставке Уорхола в Филадельфии гостей поразил прежде всего наряд его музы: розовая эластичная майка до пят с длиннющими рукавами, которые полагалось закатывать, — но Эди не любила слово «полагалось». В этом платье и в серьгах-люстрах Kenneth Jay Lane Эди снялась для Life. Автором наряда был Руди Гернрайх: дизайнер, в 30 лет рисовавший эскизы платьев для легендарной художницы по костюмам Эдит Хэд, к тому времени уже год купался в лучах славы, выпустив купальники монокини (это те, что с открытой грудью) и постоянно экспериментируя с искусственными тканями. Кстати, в книге Fifty Fashion Looks, that Сhanged the 1960s они рядом: монокини Гернрайха и Эди, позирующая на стремянке в широких укороченных брюках.

Дизайнер Бетси Джонсон — бывший редактор нью-йоркского журнала Mademoiselle — тоже использовала для создания одежды винил, люрекс и сетку, внедряла в моду уличный стиль и даже основала с друзьями авангардный бутик Paraphernalia. Веселая, бесшабашная Бетси нашла в Эди идеальное лицо и тело для бренда Paraphernalia. «Она была it. Одна на триллион. И милая, простая. Я не знала другой Эди Седжвик. Только милую девочку с широко распахнутыми глазами, полную энтузиазма и света». Ах, эти глаза! Эди зачерняла их так, что Твигги по сравнению с ней выглядела ненакрашенной. В ее коллекции было 50 пар накладных ресниц разных размеров: самые большие напоминали крылья летучей мыши. Множество тюбиков туши, которую она наносила в десять слоев, и тени всех оттенков, какие выпускал Revlon, и двадцать коробочек румян Max Factor. В магазинах продавцы сразу начинали лебезить перед ней: «Ах, мисс Седжвик, нам только что привезли новинки от Helena Rubinstein, выберите себе что-нибудь!» Обычно Эди отвечала: «Я беру все». Впоследствии она призналась, что наносила на лицо маску, потому что не понимала, как красива. При этом у нее была чистая алебастровая кожа, излучающая блеск и свет. ( Как говорила о ней Диана Вриланд: «Обожаю наркоманов, у них всегда такая светлая кожа!»). Но лицо Эди сияло от рождения, и порой это выглядело как настоящая аура, которую наркотики могли только разрушить.

К лету 1965 года каждый шаг Эди привлекал внимание прессы. Так, New York Times 26 июля опубликовал ее фото с подписью: «Эди Седжвик, новая суперзвезда андерграундных фильмов, пришла на пикник в своей знаменитой униформе: черные колготки, полосатая футболка и золотая панама с красной подкладкой». В августе о ней написал Vogue в рубрике youthquacker о юных королевах стиля, которую — якобы — Диана Вриланд придумала, познакомившись с Эди. Знаменитый снимок, где первая it girl стоит на кровати с высоко поднятой ногой, как балерина, в дальнейшем висел на стене у многих будущих знаменитостей, включая Патти Смит. Кстати, лошадь на своей стене Эди нарисовала сама. «Она не могла жить обыденной жизнью. Ей нужен был гламур, весь этот блеск... Если она приходила куда-то и не все оборачивались в ее сторону, то через двадцать секунд она придумывала трюк, чтобы привлечь всеобщее внимание».


<iframe frameborder="0" style="border:none;width:450px;height:100px;" width="450" height="100" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/39143022/5040212/hide/cover/">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/5040212/track/39143022' rel="nofollow">Just Like A Woman</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/1665' rel="nofollow">Bob Dylan</a> на Яндекс.Музыке</iframe>

После знакомства с Бобом Диланом, который терпеть не мог Уорхола, Эди страстно захотела настоящей, «серьезной» славы. Тусовка, в которой она блистала, ее больше не устраивала. «Он обещал мне настоящее кино, я буду сниматься в настоящем кино». Увы, Боб Дилан обманул ее, или просто решил не связываться, хоть и посвятил Эди три песни. Разрыв с Уорхолом из-за Дилана, разрыв с Диланом, роман с его другом, истерики, наркотики, пожар в собственной квартире, где сгорел почти весь ее гардероб, — и вот уже главное украшение нью-йоркского света и звезда поп-арта никому не нужна.Ее дальнейшая жизнь стала чередой трагических событий. Она честно прошла долгий курс от алкогольной и наркотической зависимости, а потом вышла замуж за такого же, как она, бывшего наркомана. И даже участвовала в модном показе, обрушив на окружающих отрывки своего знаменитого сияния. И даже закончила съемки в фильме Ciao Manhattan. Некоторые даже заговорили о возвращении иконы. Но что-то в ней надломилось. Бедная богатая девочка прожила такую длинную короткую жизнь. 16 ноября 1971 года она умерла во сне, отравившись смесью алкоголя и барбитуратов: то ли случайно, то ли намеренно.

В одной из своих автобиографий «Философия Энди Уорхола: от А к Б и наоборот», изданной незадолго до смерти автора, Уорхол упоминал бывшую музу с восхищением, называя ее «Тэкси из Чарльстона». «Это она изобрела мини-юбку. Тэкси пыталась доказать своей семье, что может жить без денег, поэтому шла в Нижний Ист-Сайд и покупала самые дешевые вещи, которыми оказывались детские юбочки. Талия у нее была настолько тонкая, что они были ей впору. 50 центов за юбку. Да, она была новатором… Толстые журналы мод сразу подхватили ее имидж. Она была невероятна!» Настолько необыкновенная, что дизайнеры и творческие люди до сих пор вдохновляются ее образом и стилем.

Как сказал Гальяно в 2005 году, посвятив Эди показ Dior: «Может, у нее и было 15 минут славы, зато ее образ вдохновил целое поколение!» И не одно. В 1994 году София Коппола посвятила ей свою капсульную коллекцию. В 2013 году — Yves Saint Laurent, Marc Jacobs, Burberry, Proenza Shouler, Louis Vuitton, Prada. В этом сезоне — Tom Ford и Emilio Pucci.


И это никогда не закончится.

Marc Jacobs, весна-лето 2013

Tom Ford, осень-зима 2018

John Galliano for Christian Dior Haute Couture, весна-лето 2005

Louis Vuitton, осень-зима 2013

Prada, весна-лето 2013

{"width":1200,"column_width":109,"columns_n":10,"gutter":12,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}