T

Дело: обувщик Франческо Руссо

Текст:
лидия агеева

Фото:
Julien T. Hamon

Франческо Руссо всю жизнь создает обувь. Проработав двадцать лет на большие бренды — Miu Miu, Yves Saint Laurent, Dior и Sergio Rossi, — пять лет назад он наконец-то решился создать свою собственную марку. Мы встретились с Франческо в его парижском ателье у сада Пале-Рояль.

«В пятидесятых, в золотое время моды, к обуви относились как к одежде haute couture. Обувщики знали лично каждую клиентку. Я всегда мечтал о таком же ателье, где бы женщина могла не только покупать туфли, но и заказывать модели, созданные специально для нее». С такой ностальгической ноты начинает рассказ о деле своей жизни сорокачетырехлетний итальянский обувщик Франческо Руссо. В индустрии его знают как одного из самых влиятельных дизайнеров своего поколения. Если вы еще не слышали его имя, вы точно знакомы с его творчеством: туфли Yves Saint Laurent на платформе Tribute и расшитые вручную кутюрные кроссовки Dior Fusion создал именно он. В 2013 году Руссо решился на самый смелый шаг в своей карьере — он наконец-то основал именную марку и открыл в Париже на Правом берегу ателье по образу и подобию его кумиров, настоящих кутюрье мира обуви Андре Перуджи и Сальваторе Феррагамо.

Бутик-ателье Francesco Russo расположен на Rue de Valois, в двух шагах от сада Пале-Рояль, прямо напротив проходной Министерства культуры, в особняке XVII века. «Как я его нашел? Мне помог Google! — смеется Франческо. — Это помещение давно никому не сдавали, и в нем хранилась куча разных старинных литографий посреди мебели бель эпок. Я всегда знал, что в основе моей марки обуви будет вневременная классика, поэтому и искал такое же классическое место во всех смыслах этого слова».

«Мне самому очень нравятся бутики в саду Пале-Рояль. Это самый спокойный и расслабленный шопинг в городе. А главное — люди приходят сюда, чтобы купить, а не смотреть на витрины, как на соседних людных улицах Faubourg Saint-Honoré и Saint-Honoré. У нас может быть меньше клиентов за день, чем на торговых улочках, зато из десяти женщин, зашедших к нам днем, восемь обязательно купят пару обуви. Да, мы не бутик, в котором не протолкнуться, зато мы можем позволить себе дарить нашей клиентке все наше внимание».

Франческо упоминает, что в том же помещении в XVIII веке располагался ресторан. «Жизнь — забавная штука. Раньше клиенты могли выбирать здесь блюда, а теперь — туфли из «меню» моделей, представленных в бутике, или заказать у нас свою пару мечты». По задумке Руссо, в ателье Francesco Russo любую пару обуви можно заказать в желаемом цвете и материале. Или окрасить уже готовые классические модели лодочек в любой из двадцати цветов (их окрашивают вручную, и пара будет доставлена домой в течение 48 часов). А если ни один из них не подойдет, вы можете придумать свой: Франческо рассказывает, что одна из его клиенток заказывает у него лодочки исключительно в своем любимом цвете — кокоса.

Женщина Francesco Russo

Вообще, когда Руссо не в разъездах по фабрикам на севере Италии, где производится его обувь, его можно частенько встретить здесь: он живет буквально в двух минутах от ателье. Франческо сам предлагает клиенткам примерить обувь и поддерживает беседу с каждой. Так, из первых уст он узнает о том, чего хотят женщины. «Каждый день я учусь чему-то новому. Недавно одна клиентка пожаловалась мне, что в моих полусапожках на каблуке, когда она водит машину, при перемещении ноги между педалями ей сдавливает лодыжку. Теперь, когда я создаю обувь, я постоянно продумываю, как сделать любое движение за рулем комфортным. Если бы не она, у меня бы и мысли об этом не было!»

Какую бы обувь я ни создавал, в моей голове один и тот же образ. Образ самостоятельной женщины, которая не боится действовать, брать на себя ответственность. Пассивные дамы, которые ждут в сторонке, что их спасет богатый принц, мне не интересны.

Франческо родился в 1974 году в Апулии на юге Италии в семье швеи и продавца тканей и всегда знал, что будет создавать туфли. «Сколько себя помню, я был очарован этим волшебным предметом гардероба, который в одночасье преображал женщин, давая им удивительную энергию. Я сам пытался их надеть, чтобы понять, в чем же секрет. А когда понимал, что на мне это не срабатывает, то заставлял двух своих старших сестер покупать обувь на каблуках, надевать ее как можно чаще и подбирал им правильную пару к лукам. Они у меня высокие, как я, и стройные. Блондинка и брюнетка — они были для меня как настоящие Барби».

«На мне много татуировок. Это часть меня. Обычно я рассказываю мастеру замысел, а он придумывает для меня рисунок. Исключение — мини-тату на моих пальцах, эти рисунки я нашел в музее татуировок и захотел воспроизвести на себе. Моя страсть к тату началась, когда мне было 12 или 13. Я был под таким впечатлением от сцены про тату в фильме «Я Кристина» («Мы дети станции Зоо»), что украл у мамы одну из ее иголок, взял чернила из шариковой ручки и сделал свою первую татуировку сам. Это едва заметная синяя точка на руке».



В юности Руссо перебрался в Милан, чтобы выучиться на дизайнера в престижном институте Марангони. После получения диплома сначала создавал аксессуары для марки Costume National («Мне безумно нравилась их эстетика в девяностых»), а потом перешел на работу в группу Prada, где ему вверили (наконец-то!) обувное направление Miu Miu. Франческо работал в подчинении легенды итальянской моды Фабио Дзамбернарди (правая рука Миуччи Прады ранее отвечал за обувь Prada и Miu Miu, а с 2002 года занимает должность дизайн-директора Prada и Miu Miu. — Прим. ред.). «Я прошел школу Prada. Мотался из Милана на заводы каждую неделю, тесно общался с ремесленниками и узнал от них о любимом деле все от А до Я. И мне действительно повезло работать с Фабио. Он гений. Он научил меня слушаться своих инстинктов, не бояться идти против привычного. Учиться можно было, просто наблюдая за его реакциями на мою работу, — временами он был в восторге, временами меня нещадно критиковал, но был всегда непредсказуем».

Женщина Francesco Russo

Нужно всегда жить сегодняшним днем. «Прошлое сокрыто, будущее закрыто, настоящее даровано» — вот что вечно твердит мой профессор по йоге. Йога виньяса и медитация помогают мне справляться со стрессом. Когда не занимаюсь физическими упражнениями больше месяца, сразу начинаю болеть.

Через два с половиной года Фабио решил перебраться в Париж ради работы в Yves Saint Laurent на главного дизайнера эпохи — Тома Форда. Об открывшейся вакансии ему сообщил его друг Стефано Пилати, тоже, кстати, один из учеников Миуччи и Фабио. Неудивительно, что, когда Пилати сменил на должности главы YSL Форда, Франческо решил остаться. За восемь лет работы Руссо создал для Yves Saint Laurent несколько бестселлеров — бархатные босоножки с вишенками Cancan, полусапожки в квадратную сетку Cage и туфли на платформе Tribute. Когда я задаю вопрос, знал ли он наперед, что эти модели ждет такой успех, он смеется во весь голос и рассказывает мне еще одну историю: «Никогда не знаешь, что получит отклик. Мода — это про эмоции, ее невозможно просчитать наперед. Когда вышли туфли Tribute, коммерческая команда прозвала их Tri-pute (Pute — по-французски «проститутка». — Прим. ред.) за сходство с обувью девушек по вызову, а они стали иконой стиля и вошли в историю моды».

Потом руководство Kering решит вверить ему в руки обувной бренд Sergio Rossi (бестселлер марки, вязанные из эластичных лент Mermaid, — тоже его рук дело), где он отработает креативным директором пять лет, пока ему не придет в голову идея основать свое собственное дело. Так, за год до окончания контракта в Sergio Rossi Франческо пустил все свои сбережения на то, чтобы открыть свою марку. (Примерно в то же время Раф Симонс предложил Руссо работать над обувью женской линии Dior.) По задумке Руссо, работа его бренда должна была напоминать работу кутюрье эпохи 1950-х, он и вправду абсолютно не собирался делать из Francesco Russo большой бизнес, а потому был против любых социальных сетей и продаж через интернет. Но, как он правильно подметил, в моде сложно предугадать, как все сложится. Преданные поклонницы его таланта еще со времен работы в Yves Saint Laurent Оливия Палермо и Виктория Бекхэм стали все чаще появляться на публике в его парах. Виктория, кстати, услышав о том, что он основал собственную марку, заказала у Франческо в своем размере каждую модель из ателье. Один раз она не удержалась и выложила в Instagram леопардовые лодочки с подписью — и моментально привлекла к марке Francesco Russo внимание всех влюбленных в обувь на высоком каблуке.



О доме

У меня три дома: в течение года я живу между Парижем и Лугано, а отпуск провожу на юге Италии, рядом с родной Апулией. В Париже я стараюсь как можно чаще общаться с клиентками и провожу все бизнес-встречи, а в Швейцарии и Италии я отдыхаю душой и создаю новые модели.



Первые предложения от байеров тоже не заставили себя долго ждать. Самую первую коллекцию Francesco Russo весной 2014 года взял как эксклюзив нью-йоркский универмаг Bergdorf Goodman. А когда в 2015 году директор модного направления Le Bon Marché Дженнифер Кувилье полностью переделала обувной отдел на третьем этаже универмага, она пригласила Франческо быть почетным гостем и открыть свое эфемерное пространство на самом видном месте. Главный универмаг Левого берега Le Bon Marché — и сегодня единственное место в Париже, где можно купить обувь Francesco Russo помимо его ателье. «Это была уникальная возможность для нас получить новых клиентов. Ведь город и вправду разделен Сеной: парижане с Левого берега никогда не ходят на шопинг на Правый, и наоборот».


Пять лет спустя лодочки Франческо Руссо продаются в 75 точках по всему миру (в России — в московском ЦУМе и петербургском концепт-сторе DayNight) и через интернет на MyTheresa и Net-A-Porter. Но Франческо же клялся, что никаких продаж через интернет не будет. «Говорят, только идиоты не меняют точки зрения. Но мы сотрудничаем только с теми сайтами, где есть услуга персонального шопинга и где мои клиенты могут заказать себе туфли домой, чтобы их примерить». Концепция ателье тоже иногда перемещается из Парижа по всему миру — например, недавно Франческо был в Ванкувере со своим мастером по окраске туфель, чтобы и канадские поклонницы марки могли в течение недели заказать у них лодочки своей мечты.



«Хозяин здания сомневался, отдавать ли нам в его аренду. Но услышав, что я хочу основать здесь свою собственную марку обуви, как в былые времена, по канонам haute couture, он сразу согласился, но предупредил, что в помещении почти ничто нельзя менять. А я и не собирался: мне здесь нравилось все — старинный паркет, деревянные балки на потолке, колонны и стеклянная дверь с бронзовой ручкой». Франческо добавил света, развесил по стенам свои эскизы, заполнил пространство итальянской мебелью из его любимой эпохи 1950-х и расставил свою обувь по специальным столбам-подставкам из необработанной древесины, которую он привез из родной Апулии.


О сексуальности

В чем секрет такого успеха? Франческо шутит, что его обувь не хочется снять через час, и это уже большой успех для обувщика. Его лодочки почти невесомы, их легко носить и, несмотря на высоту, от них не устает стопа. Почему? Секрет в четком измерении: 10,5 см, ни миллиметром больше, ни миллиметром меньше. «Многие считают, что это я придумал самые удобные высокие шпильки. Но я не был первым. Я уверен, что Маноло (Бланик. — Прим. ред.) дошел до этого раньше меня. Другое дело, что в эпоху Тома Форда в Saint Laurent мы ввели моду на эту высоту. Он хотел поднять моделей на 11 или 12 сантиметров, но они едва стояли на ногах и ходили коряво по подиуму. Тогда я предложил сделать туфли 10,5 см — это выше 10 см, но ваш вес распределяется по всей стопе, а не падает только на кончики пальцев (вы же устаете от каблуков именно в этой точке, не правда ли?), как при высоте 11 см. Это физика. И в этом секрет удобных туфель».




Мне нравится создавать обувь на грани между допустимой сексуальностью и недозволенной вульгарностью, почти фетишизмом. Делать сексуальные, но элегантные классические туфли.

Неудивительно, что, когда он запускал свою именную марку, он сделал акцент именно на этой коронной высоте. «Во время первой презентации на Rue de Valois я хотел всем показать, что в основе моего обувного дома — классические сексуальные лодочки. Но в настоящей жизни у женщины Francesco Russo может быть сто разных дел — она не может носить шпильки 10,5 см с утра до вечера, поэтому теперь я создаю для нее целую гамму разной обуви — сандалии, балетки, полусапожки, ботильоны, ботфорты».



Каждую пару делают лучшие мастера с севера Италии — за годы работы на большие дома моды Франческо нашел самых проверенных ремесленников. Прежде чем пустить модель в производство, он заказывает прототип в 44-м размере и примеряет на себе: «Только так можно понять, как она сидит на ноге». Франческо делает ставку на внесезонность, поэтому каждая новая модель становится частью постоянной коллекции. И, кстати, ни у одной пары нет официального имени: «Хуже всего на свете мне удается запоминать имена. Зато со времен работы в Prada, где все строится на цифрах, у меня хорошая память на номера. Поэтому своим туфлям вместо имени я даю коды, так я их никогда не перепутаю». Франческо может не переживать, мы их точно ни с чем не перепутаем.




{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}