T

Одевая утопию

2 июня фонд V—A—C и The Blueprint объявили конкурс на создание униформы для сотрудников центра художественного производства «Своды», расположенного на территории «ГЭС-2». В одежде, придуманной победителем, будут ходить как сотрудники, так и гости «Сводов». Время подать заявку еще есть — их принимают до 30 июня. А пока по просьбе The Blueprint историк моды Екатерина Кулиничева рассказывает о знаковых проектах «униформы будущего», придуманных в начале XX века: самых интересных, самых радикальных, которые до сих пор вдохновляют дизайнеров. И все это мы можем надеть и сегодня!

Футурист Джакомо Балла сравнивал одежду с «мощным тараном», который поможет идеям футуризма пробиться в повседневную жизнь обычных людей. Мода как идеальная площадка для реализации своих идей привлекала и других авангардных художников, а заодно и политических экспериментаторов, ведь она давала возможность достучаться до тех, кто не читает манифесты и не покупает экспериментальные картины. В случае успеха же появлялся шанс моментально преобразить окружающую действительность.

Из-за критической позиции в отношении к коммерческой моде своего времени и желания радикально реформировать отношения людей с одеждой такие проекты часто сравнивают с униформой из «Утопии» Томаса Мора. Но это упрощение не слишком справедливо. Далеко не все новаторы мечтали переодеть людей в одинаковые строгие костюмы, ограничить их небольшим набором вещей или лишить радости самовыражаться с помощью одежды. Чаще всего речь вообще не шла об униформе в привычном смысле этого слова. И даже на то, чтобы упразднить постоянно сменяющие друг друга модные циклы, замахивались далеко не все революционеры. Те же итальянские футуристы, например, считали эту сменяемость не злом, а благом, которое помогает стимулировать творчество, дает нагрузку промышленности, а потребителю дарит яркие эмоции.


Проекты, о которых мы расскажем ниже, — очень разные. Но все они — пример поиска нового визуального языка для нового мира. Их авторы пытались понять, каким он будет, какая одежда ему нужна, и заодно разобраться, что не так со старой модой. Многие озвученные еще сто лет назад вопросы и претензии звучат актуально и сегодня, когда люди вновь обратились к идеям разумного потребления и личной «униформы».

Джакомо Балла: антинейтральный костюм

Переизобретение мужского костюма в XX веке считают заслугой Джорджо Армани, но задолго до него это пытались сделать итальянские футуристы. Большая часть их экспериментов связана именно с мужской модой, хотя и женскую без внимания они не оставили.


Одно из самых эффектных предложений — «антинейтральный костюм» Джакомо Баллы. Художник считал воплощением униформенности (то есть скучности, одинаковости и предсказуемости) как раз мужскую буржуазную моду XIX века и был уверен, что «так называемый хороший вкус и так называемая гармония цветов и форм снижают энтузиазм и замедляют человека». В 1914 году он выпустил два первых манифеста об одежде, в которых припечатал мейнстримную мужскую моду того времени эпитетами вроде «похоронная», «депрессивная», «неудобная», «сковывающая» и тому подобное. Костюмы, которые обычно носили мужчины, по мнению Баллы, выражали «робость, меланхолию и рабство» и «отрицали жизнь мышц» — и все это в новом веке было неприемлемо.

Балла предлагал скинуть с корабля современности симметрию кроя и рисунка, традиционные «приличные» орнаменты вроде клетки или полоски, «похоронные» цвета, статичные линии, жесткие воротнички и манжеты. Антинейтральный костюм должен быть ярким и цветным, с динамичными паттернами вроде кругов, спиралей, треугольников. Эта одежда не должна была ограничивать движения и подавлять эмоции, ее легко надевать и снимать. Лацканы могли быть с одной стороны округлыми, а с другой — угловатыми. А дополняли такой костюм два неидентичных по форме и цвету ботинка.


Также Балла придумал «модификаторы» — специальные дополнительные части-аксессуары, которые крепились бы к костюму и по желанию владельца трансформировали его форму под текущее настроение или ситуацию.

Фортунато Деперо: футуризм исподтишка

Свою версию реформы мужского костюма предложил коллега Баллы — Фортунато Деперо, создатель так называемых футуристических жилетов. Его проект — то ли компромиссная версия футуристической революции в одежде, то ли партизанская стратегия по ее осуществлению.


Сами жилеты точно соответствуют принципам антинейтральной одежды: броские яркие цвета, асимметричный динамичный орнамент, броские мотивы вроде крупных змей, экзотических растений или рыб. Но этот подрывной элемент предполагалось встраивать во вполне традиционный ансамбль. Сохранились фотографии, где Деперо и его коллеги-футуристы показывают, как именно носить такой жилет — с вполне приличным темным буржуазным костюмом, бабочкой и котелком. Так рождался модный персонаж, который одновременно вполне вписан в привычную действительность и при этом недвусмысленно заявляет о своих небанальных взглядах на нее.

Тайат и tuta

Возможно, самый радикальный проект придумали в 1919 году итальянский художник Эрнесто Микаэллес, известный как Тайат, и его брат Руджеро Альфредо Микаэллес (его творческий псевдоним — RAM). В качестве названия Тайат изобрел неологизм tuta — от итальянского tuttа (может означать «всё», «все» или «целиком»). Есть интересная версия, что выпавшая буква «т» — это своего рода «пасхалка», отсылка к Т-образной форме выкройки.


Первым вариантом такой одежды был мужской комбинезон с длинными рукавами и четырьмя карманами. Сам по себе комбинезон еще в XIX веке превратился в негласную униформу рабочих, механиков и художников. Но проект Тайата предполагал расширение полномочий комбинезона от сугубо производственной одежды до универсальной, в которой можно и работать, и отдыхать людям разных профессий и экономического статуса. Это важный момент: во многих случаях модная революция художников-авангардистов состояла вовсе не в изобретении новой формы как таковой, а в переопределении границ ее использования.

Тайат демонстрировал несколько способов носить такой комбинезон: без нижних слоев с поясом и обувью на голую ногу; с контрастным белым поясом, нижней блузой с широким отложным воротником и светлыми носками, с формальной рубашкой и галстуком. Был и женский вариант — платье, а также битута — комплект из куртки и брюк. Это одежда минималистичной модернистской красоты — без лишнего накладного декора, где эстетические эффекты создаются благодаря техническим элементам: карманам, строчке, поясам и так далее.


Проект братьев Микаэллес — идеальная иллюстрация того, как радикальные мечтатели понимали новый образ жизни XX века. Такие вещи подойдут для быстрого ритма современной жизни и активных движений, их несложно шить дома или производить крупными промышленными партиями, к тому же ее легко чинить без помощи горничных и камердинеров.


В итоге tuta должна была дать своему владельцу возможность быть современным, но не пользоваться услугами дорогих портных и не менять гардероб каждый сезон. Художник придумывал свой проект в послевоенной Италии в период экономического кризиса, когда это было крайне актуальным.

Луначарский: три капсулы для гардероба пролетария

Про раннесоветский проект новой моды, которые в СССР активно разрабатывали в 1920-е с участием конструктивистов и других авангардистов, часто пишут, что его авторы хотели переодеть всех людей в одинаковую униформу — простые комбинезоны — прозодежду без декора. Но на самом деле концепция прозодежды не так проста и не сводилась к комбинезонам. Да и весь проект был сложнее и интереснее. Во-первых, его основной идеей было не введение единообразия, а переориентация индустрии моды на другого адресата — вместо праздного класса буржуазии им должен был стать пролетариат и прочий «трудовой элемент». Поскольку их образ жизни отличался от образа жизни праздного класса, то и одежда должна была быть другой. Как писала критик Елена Эйхенгольц, «между цехом и салоном нет ничего общего, а моды диктует нам салон». Пролетариям собирались предложить нечто вроде идеи капсульного гардероба, который учитывал бы реалии их образа жизни. Количество и состав этих «капсул» у разных теоретиков будет отличаться, но принцип останется общим: создавать одежду не для салонных вечеринок, скачек и балов, а для работы, физкультуры, правильного пролетарского отдыха и новых праздников — например демонстраций.


Один из самых суровых вариантов озвучил первый нарком просвещения РСФСР Анатолий Луначарский. В своей статье «Культурная революция и искусство» он предположил, что пролетариату будет достаточно трех капсул: прозодежда для похода на работу, спортодежда для физкультуры и отдыха, а также праздничная одежда. «Нет никакого сомнения, — писал Луначарский, — что прозодежда, спортодежда и специальная праздничная одежда будут тремя типами, которые выгонят вон нейтральную и неприспособленную одежду, создававшуюся в течение XIX века».

Варвара Степанова: спортодежда как зрелище

Авангардистка Варвара Степанова работала в индустрии одежды всего несколько лет, но успела фантастически много. Например, она составила свой вариант капсульного гардероба пролетария, который был более разнообразным, чем у Луначарского: туда входила прозодежда, спецодежда — вроде костюма пожарного, спортодежда, униформа (например, для продавцов), костюмы для праздников и манифестаций, домашний костюм, универсальный костюм (видимо, для тех ситуаций, которые не дом и не праздник), белье и так далее. В рамках этого разнообразия должны были учиться ее студенты во ВХУТЕМАСе.


Кроме этого она разрабатывала идеи новых рисунков для ткани, предложила художникам заниматься не только бытовым костюмом, но и такими новыми для традиционной моды сферами, как рабочая форма и спецодежда. Она же наиболее подробно занималась проблемами спортивной одежды.

Варвара Степанова, «Проект мужского спортивного костюма», 1923

Хотя большая часть идей Степановой не была реализована в 1920-е, многие ее решения оказались провидческими. Например, Степанова одной из первых поняла, что спортивная одежда должна быть не только легкой и удобной — это понимали задолго до нее, — но и цепляющей взгляд. Что яркая и броская спортивная форма — это средство для удержания внимания зрителей, которым не должно быть скучно на матче, спортивном параде или спектакле агиттеатра. Художница превратила цветовые и композиционные решения в художественный инструмент для решения этой задачи, благо конструктивистская эстетика подходила спортивной одежде идеально. Этот подход и конкретные приемы дизайна, когда-то предложенные Степановой, окажутся очень востребованы несколько десятилетий спустя — когда в спорте начнется эпоха регулярных цветных телетрансляций.

Проект нормаль-одежды Владимира Татлина во многом перекликается с идеями Тайата, но с поправкой на петербургский климат. Если итальянец в качестве универсального решения на все случаи жизни предложил комбинезон, то Татлин разработал пальто и костюм, которые могли выручать человека в России круглый год в эпоху страшного товарного дефицита начала 1920-х. Пальто состояло из трех частей: непромокаемого верха и двух съемных подстежек — из фланели для осени и меха/овчины для зимы. Предполагалось, что по мере износа каждую из трех частей можно будет заменять, не меняя пальто целиком.


Силуэт пальто и костюма — легкий оверсайз, зауженный книзу — тоже имел практический смысл. Такая одежда, по мысли Татлина, лучше грела благодаря дополнительной прослойке воздуха и не пускала холод благодаря более узким манжетам и низу. Конструкция воротника костюма также позволяла при необходимости застегивать его наглухо, обходясь без шарфа.

Татлин: нормаль-одежда

Как и все экспериментальные проекты одежды первой трети XX века, нормаль-одежда Татлина поддерживает идею активного и не скованного движения. Например, художник обращал внимание на удобную высоту карманов, которая должна была зависеть от длины рук. А также убрал из костюмного комплекта жилет и «каркасный приклад» — внутренние элементы, которые помогали классическому костюму держать форму в нужных местах, но усложняли производство и в идеале требовали тщательной индивидуальной подгонки по фигуре.

Александра Экстер: одежда-трансформер

Одежда-трансформер была очень популярной идеей у советских художников 1920-х годов. Она должна была помочь людям, живущим в эпоху острого дефицита денег, материалов и производственных мощностей, обходиться меньшим количеством вещей, но не ходить каждый день в одном и том же.


Один из самых красивых примеров — придуманная Александрой Экстер прозодежда-трансформер для женщин-служащих (проект был опубликован в журнале «Красная нива» в 1923 году). В этот комплект входило нижнее прямое платье-рубаха с объемными рукавами из мягкого и легкого материала и верхнее платье-безрукавка из материала другого цвета с кожаными карманами и поясом. Нижнее платье дополняли съемные манжеты из кожи, которые Экстер считала «наиболее целесообразными для канцелярского труда». Летом верхнее платье-безрукавку можно было снять. А вне работы можно было снять манжеты — тогда обнаженные запястья украшали красивые ленты.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}