T

6 вопросов Карлу Лагерфельду 

текст:
Лидия Агеева

Карл Лагерфельд редко дает интервью и все реже появляется на публике. Но в эти выходные в рамках конференции Vogue Fashion Festival, серии бесед и лекций журнала Vogue Paris о моде с главными лицами индустрии, дизайнер согласился ответить на вопросы французского журналиста Лоика Прижана. Получилось неожиданно откровенно.

Как вам удается столько успевать?

Я очень требователен. Я не задаю себе вопросов, а сразу нахожу на все ответ. Люблю свое дело: никогда ничего не делаю через силу. Обожаю рисовать. Меня можно упрекнуть только в одном — что я сам не крою. Что ж, это так, но я знаю, как это делать. Учитывая, сколько коллекций мне нужно выпустить за год, у меня просто нет на это времени. Вы знаете, раньше после дефиле люди уходили в отпуск на две недели — месяц. С этим покончено. Сегодня так больше никто не делает. Если вы хотите быть в этой системе — а есть те, кто меня даже упрекают в том, что я создал эту систему, — вы должны играть по ее правилам. Кстати, я заметил, что многие молодые очень быстро выдыхаются. Но это их проблема, а не моя.

«

А как вы относитесь к молодым дизайнерам?

«

Давайте для начала решим, кто они, молодые? Жакмюс — молодой, все остальные нет. Мне он всегда нравился, я его с самого начала поддерживал. Вы знаете, сейчас в индустрии очень мало французов, был момент, когда были сплошные англичане. Я об этом говорю, потому что сам иностранец. И поэтому я был безумно рад, когда премию LVMH выиграла француженка Марин Серр. И я вас уверяю, нам с Николя (Николя Гескьер. — Прим.) пришлось за нее побороться!

»

Вы тоже попали в бизнес благодаря премии?

«

Да, как и многие мои конкуренты. В мое время на этом строились карьеры. Я увидел на улице огромные рыжие афиши: «Отправьте нам эскизы пальто, платьев или костюмов из шерсти». Я отправил и забыл. Через шесть месяцев получаю телеграмму: «Приходите на площадь Мадлен, вы выиграли первую премию в категории "пальто из шерсти"». Я пошел. Там был один молодой парень. Очень худой. Очень модный. Очень веселый. Да-да, веселый, это же были его юные годы. Это был Ив Сен-Лоран. Мы стали очень хорошими друзьями, а потом, двадцать лет спустя, дружба полетела к чертям. Остальное вы знаете по газетам и книгам, это ни для кого не секрет. Эта премия не просто изменила мою жизнь, это событие сформировало мою жизнь. На тот момент просто еще нечего было менять. Вот почему я уверен, что у премий есть ценность, и поэтому я всегда выступаю за и активно участвую. Правда, только если на это уходит не слишком много времени.

»

Но вы находите время на книги?

«

Я стараюсь. Всегда читаю с нечистой совестью, так как знаю, что должен заняться делом, но позволяю себе прочитать еще одну страницу, а потом еще одну. Говорю себе: «Остановись, ты должен сделать еще это и это! Некогда читать!». Это немного расстраивает, но в каком-то смысле и неплохо стимулирует. Вы знаете, я себя считаю ленивым. Я мог бы стараться больше и делать лучше. Я никогда не доволен. Живу в постоянной борьбе с собой. Как хорошо, что Виржини (Виржини Виар — директор студии Chanel. — Прим. ред.) всегда рядом, чтобы меня подбодрить. Многие вещи, которые я создаю, оказываются в помойке. Самый большой предмет в моем доме — это мусорная корзина для бумаги. А вообще хорошо, что есть дедлайны. Мы не можем откладывать некоторые дела на месяц, их нужно делать здесь и сейчас. Когда нет дедлайнов, в итоге все портится. Если вы без конца все переделываете, разве может выйти что-то хорошее?

»

В зале много студентов, мечтающих работать на вас. Как попасть на стажировку в Chanel?

«

Спросите у Виржини, это она всех нанимает. Но обычно мы берем в стажеры детей наших знакомых. Мы же не можем нанимать не пойми кого, когда работаем с промышленными секретами. Возьмем на работу шпиона, и потом что с ним делать? Нет, нет, нет. Это очень рискованно. Мы должны знать, откуда человек пришел и куда он потом пойдет. Мне очень жаль, но мы не можем поступать иначе. Мы брали в стажеры дочь Пьетро Беккари (новый президент Dior, ранее исполнительный директор Fendi. — Прим. ред.), она очень хорошо справлялась. София Коппола тоже у нас проходила стажировку. Отличный сотрудник и очень умная девушка, идиотку я бы не стал брать себе не работу.

»

Через неделю дефиле Chanel Métiers d’Arts в Гамбурге. Почему именно сейчас вы решили вернуться в родной город?

«

В душе я прежде всего Hamburger (Карл произносит «гамбуржец» на родном немецком. — Прим. ред.), даже если я там уже давно не живу и не скучаю по городу. Более того, я теперь там даже никого не знаю, кроме одного друга детства. Но я не хочу ностальгии, поэтому в коллекции не будет прямых отсылок к моему детству. Будет морская тема, ведь Гамбург — один из главных портов Европы. Кстати, с ним связано мое самое первое воспоминание: мы жили у воды, и я все время слышал шум прибрежных кранов, которые регулировали уровень воды в бухте. Здание филармонии, где пройдет дефиле, тоже стоит у воды, неподалеку от порта. Уверен, оно понравится всем нашим гостям, его архитекторов, Жака Эрцога и Пьера де Мерона, после смерти Захи Хадид называют лучшими из ныне живущих. А вокруг — столько красок! Повсюду разноцветные контейнеры с товарами. Даже на воде, на расстоянии 10 километров от берега, есть корабли с цветными контейнерами. Это так красиво. Вы придете?

»

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}