T

Как меняется Лондонская неделя моды

Текст: Юлия выдолоб

Мы побывали на Лондонской неделе моды осень-зима 2018, посмотрели показы и презентации, узнали, как Лондонская неделя снова стала важной и востребованной, и поразились ее энергии. Рассказываем.

«Вы видели? Тут только что была королева!» — оживленно сообщает одна из девушек-дизайнеров, участниц шоу-рума Лондонской недели моды. «Настоящая? Прям королева-королева?» — переспрашивают ее. «Да!!!» — в восторге кричит она. Огромный прямоугольник шоу-рума буквально стоит на ушах. Кто-то достает фотоаппарат и показывает фотографии Елизаветы в небесно-голубом костюме. Я на минуту пытаюсь мысленно поместить президента Путина в шоу-рум молодых дизайнеров, который организовывают во время Russian Fashion Week. Не получается.



Из чего состоит Лондонская неделя моды? Во-первых, из показов. Показы — главное, за чем следят и ради чего приезжают редакторы и байеры. Шоу могут проходить как в собственном помещении LFW на улице Странд, 180, так и где угодно в городе. Вторая составляющая — презентации: в определенный день и временной интервал можно прийти по указанному адресу и посмотреть инсталляцию из одежды на манекенах, вешалках или моделях, или на мини-показ, происходящий, допустим, каждые полчаса. Третья важная часть недели моды — шоу-рум, где показывают свои коллекции дизайнеры, как британские, так и международные, специально отобранные и собранные здесь, чтобы у прессы и байеров был к ним простой доступ. Когда в день нужно успеть на 10–12 мероприятий, простая логистика невероятно важна.


Важна она и для королевы: она зашла в шоу-рум перед показом Ричарда Куинна, молодого выпускника колледжа Святого Мартина. После показа Ричард был награжден специальной наградой за вклад в британский дизайн, талант и оригинальность. Это был первый подобный случай — теперь такая награда будет вручаться одному победителю ежегодно. Безусловно, мода в Великобритании — государственное дело.


Но так было не всегда.





Презентация Roberta Einer: модели пишут на тарелках слоганы и тут же разбивают их

Для того чтобы лондонская неделя моды стала выглядеть так, как сейчас, немало сделала Анна Орсини, стратегический консультант Британского модного совета. Уже больше 20 лет лет Анна — элегантная итальянка, много лет живущая в Лондоне, — и ее коллега Барбара Гриспини — ключевые персоны, которые промоутируют, двигают и развивают Лондонскую неделю моды. За плечами у них обширный опыт в области продаж одежды и тесные контакты с байерами во всем мире. «Для меня было важно, с одной стороны, улучшить качество дизайнеров, которые уже были, и качество дизайнеров, которые только начинали, а с другой — сделать так, чтобы они не просто показывали одежду, но и получали бизнес-поддержку: могли произвести, доставить одежду, создать себе имя и в итоге стать независимыми, — рассказывает Анна. — В то же время было очень важно собрать для них здесь правильную аудиторию. Эти две составляющие наконец сошлись: приезжает международная пресса, байеры. Важные и критичные для нас имена — они здесь. Так что мне очень повезло, у меня была возможность плотно работать с поколением начинающих дизайнеров, которые сейчас преуспевают: Роксанда Илинчич, Давид Кома, Кристофер Кейн, Питер Пилотто. Мы трансформировали то, что было просто показом одежды, в 360-градусную поддержку бренда. В 2007 году мы с моей коллегой Барбарой Гриспини обошли все студии начинающих дизайнеров — все до последней. Джонатан Сондерс, Джонатан Андерсон, Кристофер Кейн… Мы смотрели, чего им не хватает, делали некую диагностику, после которой могли помочь им разными способами, от денег до производства, от креатива до команды. Кроме того, мы искали для них физическую возможность представляться в Париже. До этого момента они либо были где-то в отеле, либо не на том трейд-шоу, либо в шоу-руме — без базы данных, приглашений и контактов».



Презентация Tata Naka

Именно Анна и Барбара убедили Британский совет в том, что у лондонских дизайнеров должно быть представительство в Париже на неделе моды: ведь, несмотря на то, что байеры бывают во всех четырех столицах, заказы в большинстве своем составляются именно в Париже. Так в октябре 2008 года заработал лондонский шоу-рум в Париже — пространство для дизайнеров, у которых не было агентов. «Поначалу это был исключительно коммерческий шоу-рум. Но туда стала приходить пресса, Сара Моуэр (британский фэшн-журналист, критик, колумнист американского Vogue) очень нас поддерживала, приглашая американский Vogue и всю прессу на свете посмотреть, что они пропустили в Лондоне. И люди стали говорить: если уж молодые дизайнеры так хороши, то надо посмотреть, что происходит в Лондоне».


Недавно Британский модный совет отделился от Лондонской недели моды. Теперь эта структура поддерживает и промоутирует британских дизайнеров везде, где бы они ни были. А Лондонская неделя моды существует как мероприятие с отдельными спонсорами и отдельным расписанием. «Наши усилия принесли плоды, — говорит Анна. — 25 лет спустя в Лондон вернулись Burberry, Pringle, Джонатан Сондерс, Temperley, Мэттью Уильямсон, которые раньше показывались в Нью-Йорке или Милане. Мы поддерживаем и поощряем локальное производство. В 80-х британские дизайнеры стремились производить в Италии, где это было проблематично, так как с маленьким производством тебе нужно все контролировать, говорить на языке, быть там и быть первым на очереди. Сейчас они начинают возвращаться сюда».






Модели бьют тарелки со слоганами на презентации Roberta Einer

В Лондонской неделе чувствуется кипучая энергия, которая выражается и в радужном прощальном показе Кристофера Бейли для Burberry, и в слоганах протестующих против использования натурального меха у входа на Mary Katrantzou и Christopher Kane (ни та, ни другой, правда, мех в своих коллекциях не используют). На презентации эстонки Роберты Айнер модели писали на тарелках слоганы («Использовать других, чтобы поднять свою самооценку», «На х** гомофобию», «Кастинг недель моды — агрх!») — после чего от души били тарелки в углу. «Важно, что мы не воспринимаем одежду только как нечто преходящее. Мы поощряем дизайнеров не просто производить, но и формулировать причины для производства, месседж. Очень хорошо, что молодые интеллигентные дизайнеры делают одежду, которая усиливает позиции менее защищенных людей, а также выражает то, что происходит сейчас, так как есть недовольство, есть неуверенность, есть абсурдный мир, где демократия существует вместе с Брекзитом и Трампом, за которых проголосовали демократическим путем. Мы перестаем давать рекламу, так как приветствуем инфлюенсеров и свободу, и в то же время считаем, что инфлюенсера можно купить так же, как рекламу. Мы чувствуем гнев, ведь мода должна выражать независимость, но свободы все нет. Так что — да, протестующие на улице, модели Роберты Айнер, бьющие тарелки, — все это не случайно. Но в то же время есть вера в важность разнообразия моделей, есть прекрасное шоу Burberry, где Кристофер Бейли сказал все, что считал нужным сказать. Очень печально, что тебе нужно уйти, чтобы иметь возможность говорить свободно, хотя и хорошо, что это было сделано и сказано через красивую, осмысленную одежду, которая нравится людям».



Презентация Merchant Archive проходила в полуразрушенном викторианском особняке

Обаяние Лондонской недели, конечно, во многом кроется в ее меньшей обязательности по сравнению с Миланом и Парижем. Здесь нет таких огромных брендов и масштабных показов, посетители шоу еще не такие уставшие (ведь Милан и Париж еще впереди), коллекции традиционно яркие — причем буквально, и почти всегда с социальным подтекстом. Но надо понимать, что и местные дизайнеры, как правило, находятся в таком же безумном цикле производства, как их коллеги из Италии и Франции. И разговоры о необходимости замедлить этот цикл ведутся и здесь. «Нам есть чем гордиться, — говорит Орсини, — но надо понимать, что мир меняется крайне быстро. Долгие поездки, недостаток времени, даже вот эта бумага, на которой до сих пор печатают приглашения, стресс дизайнера, который должен делать четыре, восемь, двенадцать коллекций в год. Устройство недель моды, когда ты начинаешь в сентябре и потом не видишь просвета до конца марта. Мы тоже думаем, как нам работать лучше, в более щадящем режиме и добиваться еще больших результатов, не перемещая для этого в пространстве все это гигантское количество людей и не создавая такое безумное количество одежды. Мы думаем о том, как сделать эту индустрию более человечной — по отношению к нам, к аудитории, к дизайнерам, к моделям, когда мы поддерживаем не только их разнообразие, но и их благополучие. Так что нам есть к чему стремиться».




10 важных моментов недели моды



1. Социальное высказывание: радужная коллекция Burberry

Финальное шоу креативного директора Burberry, который вскоре покинет марку, можно считать спорным с точки зрения моды, но за радужные всполохи, украсившие в тот же вечер все лондонские витрины, и оптимистичную радужную клетку можно многое простить.





2. Суперновичок: MATTY BOVAN

В четвертой коллекции молодой йоркский дизайнер показал деконструированные образы из шерсти в гусиную лапку, дополненные переделанными винтажными сумочками Coach и гигантскими головными уборами из воздушных шаров, созданными самим Стивеном Джонсом. Все это — как и сам Мэтти, с длинными обесцвеченными волосами и ярким макияжем, выглядело невероятно юным и свежим.





3. Ирония: Ashish

Обстановка веселой лавки с подделками, обаятельный саундтрек, индийские диско-хиты и, конечно же, пайетки — показы Ашиша Гупты всегда веселые, а этот был еще и очень в духе времени.






4. Коллаборация:
Marques'Almeida x Louise Gray

Включенные в показ дуэта свободные свитшоты с фотопринтами и одухотворяющими надписями («Открой свою дверь», «Истина + красота») в сочетании с проекциями юных девичьих лиц на бетонные стены пространства показа — все это выглядело и звучало куда более искренне, чем большая часть надписей на одежде и громких фраз про возможности для женщин.

5. Веселый эротизм: Cristopher Kane

Фетиш, эротические иллюстрации, кружево в виде бабушкиных клеенок — провокатор Кристофер Кейн рассказал сказку о сексе с помощью архитектурного кроя, блестящего декора, прорезей на рукавах, бисерных украшений и здорового количества PVC.

6. Одежда для жизни: Eudon Choi

Талантливый корейский дизайнер делает одежду, в которой можно жить, ходить в офис и чувствовать себя современной. Коллекция состоит из незаметно и точно переработанных брюк, пиджаков, пальто, плащей: новая длина, необычный блестящий материал, другая плотность ткани, неожиданные детали превращают обыденные предметы одежды в спокойный fashion statement. И конечно же, рыбацкие шляпы, отлично завершавшие эти городские образы.

7. Позитивная волна: Isa Arfen

Дизайнер Серафина Сама постаралась передать атмосферу блошиного рынка: старые стульчики, как бы винтажные вещи, оркестр барабанщиков, сопровождавший показ, модели, весело пробежавшие на финале, — все это заставило улыбнуться даже занятых и все повидавших редакторов.



Финал показа Isa Arfen

8. Новая надежда: Richard Quinn

Многоцветные платья из платочков, платья из фольги, пуховики с цветочными принтами — Ричард Куинн, получивший награду из рук королевы, не жалел цветов и текстур и в своем очень искреннем и детском стремлении сочетать несочетаемые принты и цвета был ужасно заразителен.

9. Находка в шоу-руме: Emma J Shipley

Автор иллюстраций разворачивала тонкие шелковые платки с принтами — и в каждую картинку хотелось нырнуть. Казалось бы, искусством сделать шелковый платок уже никого не удивишь, но Эмме Джей Шипли это удается.


10. Открытие: Таро Иcида

Первая коллекция вечерней обуви японского дизайнера напоминает реквизит студии Dysney: вот ботильоны из золотой кожи питона, вот носы, украшенные полудрагоценными камнями, закупаемыми у Bulgari, вот затейливые ручные вышивки на замшевых туфлях. Спрашивать, каково это все носить, язык не поворачивается: перед тобой действительно туфли для принцесс. Впрочем, практический момент тоже продуман: драгоценные носы усилены стальным каркасом. Выглядит все фантасмагорично, сделано безупречно.

{"width":1200,"column_width":99,"columns_n":11,"gutter":11,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}