T

В движении 

В Музее AZ открывается выставка «Фамильные ценности», в которой будут представлены работы семи художников одной династии: знаменитого художника-нонконформиста Франциско Инфанте и его супруги Нонны Горюновой-Инфанте, его сыновей Пакито и Платона, Дарьи Коноваловой-Инфанте — супруги Платона, а также Серафима и Тихона — внуков Франциско. Патриарх семьи, Франциско Инфанте, даром что живой классик и пионер кинетического искусства, широкой публике знаком не слишком хорошо — и мы решили это исправить. The Blueprint составил краткий словарь главных понятий и имен, которые помогут в искусстве Инфанте разобраться.

Академическая школа

Художественная карьера Франциско Инфанте, сына бежавшего в СССР испанского коммуниста, началась в академических учебных заведениях: в 13 лет в 1956 году — Художественная школа им. Сурикова, где он мастерски рисовал «под» Репина, Серова и Левитана, дальше — Строгановское училище по специальности «монументальная живопись». Оба учебных заведения, впрочем, добились только одного: начинающий художник понял, что от академического искусства хочет держаться максимально далеко, а про натюрморты с пейзажами — забыть как можно скорее. Поиском альтернативы он будет заниматься всю жизнь: сначала это будет абстрактная живопись, потом кинетическое искусство и в итоге — собственный творческий метод создания «артефактов» (о них позже). Сам Инфанте про свои ученические года рассказывал так: «Нас учили: вот дальний план, а вот ближний. Но все это было чистой техникой. А что такое искусство, нам не рассказывали».

Пьер Сулаж, Ханс Харнуг и Казимир Малевич

Французские классики абстракционизма и отец супрематизма — главные художники в пантеоне Инфанте — именно в диалоге с ними он и находится с середины 1960-х. О первых двух он узнал в Библиотеке иностранной литературы, на «острове заграницы», куда с выступлениями приезжали Джон Стейнбек и Чарльз Сноу и где в начале 1960-х можно было достать альбомы с репродукциями «буржуазного искусства». Именно там, а не в Музее изобразительного искусства или Строгановке, по словам Инфанте, он понял, каким художником хочет быть. С академизмом и соцреализмом было покончено навсегда. Не говоря уже о любом нарративном искусстве — иллюстративность Инфанте проклял навсегда и впоследствии даже журил за нее товарища по советскому нонконформизму Илью Кабакова. С наследием Малевича Инфанте познакомился в доме, к Малевичу близком: «Первый раз я лицезрел репродукцию Малевича в доме Алексея Борисовича Певзнера, который был родным братом художника Наума Габо». Пионер кинетического искусства Габо, до того как стать профессором Гарварда и почетным рыцарем-командором ордена Британской империи, преподавал вместе с Малевичем во ВХУТЕМАСе.

Казимир Малевич

Ханс Харнуг

Ханс Харнуг

Спонтанные игры на природе

Пьер Сулаж

Идеальное определение художника, которому в конце 1960-х просто неоткуда было узнать куда более скучные термины вроде «перформанса» и «инсталляции». Свои спонтанные игры на природе, как раз что-то среднее между перформансом и инсталляцией, Инфанте-Арана и его уже тогда жена Горюнова устраивали в течение двух лет — с 1968 года по 1970-й. В ходе этих концептуальных выездов за город художники развивали идею «белого на белом» Малевича (по одноименной картине 1918 года): выкладывали на снегу белые «супрематические фигуры» и фиксировали получившееся на фотопленку. Надо сказать, что и тут Инфанте-Арана и Горюнова выступили первопроходцами: в моду поездки за город войдут в середине 1970-х, когда осваивать «ментальные поля» Подмосковья поедет Андрей Монастырский и участники «Коллективных действий».

Группа «Движение»

В группе, которая продолжала идеи советского авангарда и внедряла в художественную сцену принципы кинетического искусства (движение — это все, и главная цель художника — это попытаться его запечатлеть), кроме Инфанте входило в разное время около пятидесяти человек — это были актеры, музыканты, ученые (в основном физики) и специалисты в области электроники. Все они, недовольные официальным советским искусством, делали и кинетические объекты, и перформансы — с говорящими названиями — «Смещение времени» (1971), «Лесные пришельцы» (1971), «Осенний зеркальный сон» (1972). Но идеологическими лидерами были все-таки художники — кроме Инфанте — Лев Нусберг и Вячеслав Колейчук. Идеи, волновавшие группу «Движение» в 1960-х, удивительным образом оказались созвучны западному оп-арту и проблематике американских и французских художников конца 1950-х, а именно — стремлению передать на плоскости и в двумерном изображении иллюзию движения или объем. Для этого у Нусберга, в частности, первостепенными инструментами были ритм и чередование геометрических плоскостей. Общая идейная база, впрочем, не спасла группу от развала — участники перессорились между собой, и каждый отправился делать сольную карьеру.

Группа «Арго» 

В начале 1970-х Инфанте-Арана, учтя все проблемы с «Движением», создал собственную творческую группу «Арго». В нее входили художники и инженеры, которые объявили своей целью создание искусственных систем, воспроизводящих естественные явления. Одним из направлений работы «Арго» было планирование «космической архитектуры» для будущих межпланетных путешествий. Всего группа разработала семь проектов и воплотила четыре, но и этого было достаточно, чтобы войти в историю искусства. «Группой „Арго“ был сделан первый кинетический объект на международной выставке в России — „Химия-70“. В советском павильоне рядом с геодезическим куполом американца Фуллера мы построили кинетическую вещь большого размера. Наверху крутилась круглая конструкция, ее элементы тоже вращались, а основание все было истыкано тысячей лампочек. Вокруг по периметру стояли монохроматоры и проецировали свет на белый диск вверху. Образовывались цветные причудливые меняющиеся формы, все светилось, звучала электронная музыка», — рассказывал Инфанте. Стоит ли говорить, что публика была уверена, что работу привезли из Америки.

Артефакт

Главный термин в словаре Инфанты-Араны — то, как он сам называет свои работы. К «артефактам» он обратился в середине 1970-х, когда отошел от чистого кинетического искусства. «Артефакт», по Инфанте, — это помещенный в природный ландшафт искусственно созданный объект, с помощью которого художник вступает с ландшафтом в диалог. «Природа заключает в себе функцию бесконечности, а искусственный объект-артефакт — символ технической части мира. При этом искусственный объект не агрессивен, он не оскорбляет природу своим присутствием, не наносит ей ущерба, не нарушает ее тонких сцеплений», — говорит Инфанте. Для поиска гармонии между искусственным и природным Инфанте использует зеркала — его работы 1970-х годов — это советский ответ пионеру ленд-арта Роберту Смитсону, который в то же время работал над основными положениями движения (о существовании друг друга художники, конечно, не подозревали).

Роберт Смитсон

Зеркала 

«Кривоватое зеркало поперек родных лесов, которое переносит тебя в параллельную реальность» — вот один из самых характерных отзывов на работы Инфанте и Горюновой. И он более чем соответствует замыслу авторов. Сам Инфанте так объясняет выбор главного материала при создании своих «артефактов» — «Известно, что технические артефакты часто стремятся походить на зеркало: некоторые предметы быта, фасады зданий, автомобили, другие разные машины. Зеркало является составной и часто видимой частью различных технических приборов, инструментов, систем. Пронзительность зеркальных артефактов (помимо геометрического их облика) в том, что их зеркало отражает ту же природу, в которой находится, но, при этом, всегда со смещением И поэтому не удваивает мир, а делает его изменившимся».

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}