T

Марина Брусникина о новой форме театра

The Blueprint поддерживает культуру в эти непростые времена проектом #КультураЖиви. Вот-вот в рамках инициативы можно будет увидеть результаты «Практики сотворчества» театра «Практика» — трех онлайн-проектов — пьесу, режиссера и исполнителей ролей, которых мы с вами выбирали вместе. Марина Брусникина, художественный руководитель театра, подробнее рассказывает о проекте и театре карантина в целом, а заодно отмечает пять важных, по ее мнению, онлайн-спектаклей последних двух месяцев.

Марина Брусникина, художественный руководитель театра «Практика»:


«Есть реальный, живой театр, тот, в котором возникает контакт между зрителями в зале и артистами. Этот театр должен быть, его необходимость не подлежит сомнению. Но за время карантина возникла и новая форма театра: проекты, которые зритель может увидеть откуда угодно, даже из дома. И эту новую театральную форму я бы определяла как параллельную реальность. Многие мои коллеги думают, что после пандемии все пойдет по-прежнему, но я считаю, что театр обязательно будет развиваться в этом направлении. И к онлайн-спектаклям нужно относиться просто как к другому жанру.


Для всех творческих людей — что старой, что новой театральной школы — ситуация пандемии стала серьезным вызовом и импульсом к изменениям: во всех театрах, включая ультраконсервативные, есть молодые люди, умеющие работать с технологиями. И сейчас они станут очень востребованными, так как именно их знания дадут театру возможность не залечь на дно в эти несколько месяцев. Думаю, встав перед выбором: ничего не делать или как минимум заняться архивами, исследовать новые возможности, — все склонятся ко второму варианту. И начнут понимать, что перед ними открылись именно возможности. Другое дело, что у всех свои пути и своя скорость.


Несомненным плюсом этого странного времени пандемии стало, что мы смогли увидеть много архивных спектаклей. Никогда в иных обстоятельствах ни один театр не активизировал бы так свои усилия, не стал бы искать по своим запасникам записи и приводить в порядок архивы. Я увидела много интересных вещей: многие ругают эти архивные съемки за плохое качество, но мне даже нравится, что некоторые спектакли сняты одной камерой. В этом есть какой-то эффект погружения и отстранения. Мне кажется, что в данном случае не так важно качество (оно обязательно улучшится в условиях конкуренции), как важен поток информации. И то, что мы можем сейчас увидеть, составить мнение об этих спектаклях, — очень важно, потому что их мы уже больше никогда не сможем увидеть на сцене.


Я вообще часто сталкиваюсь с мнением: делать нужно непременно качественно, и для этого нужны деньги. Значит, пока не соберешь нужную сумму, то лучше не делать вообще ничего. Я убеждена, что для того, чтобы что-то делать, нужны идеи, деньги — это вторично. Нет денег — делай как можешь. Таким вот замечательным панковским принципом я руководствуюсь. Я верю, что к хорошей идее потом обязательно найдутся деньги, и качество вырастет. Но если нет идеи — деньги будет не к чему приложить.


Еще один несомненный плюс карантинной ситуации — то, что к нам стали ближе спектакли режиссеров первого ряда со всего мира. Театры один за другим не только открывают архивы, но и показывают хиты текущего репертуара. И те, у кого не было и намека на возможность их увидеть, смогли это сделать сейчас.

Марина Брусникина, фотограф: Александр Куров 

До карантина большинство театров не рассматривало интернет-пространство как рабочее. Не торопилось создавать YouTube-каналы и следить за их качеством. То, что сейчас все театры об этом задумались и несомненно будут продолжать работать в этом направлении, — тоже, на мой взгляд, позитивный побочный эффект. Реакция на вызов времени. Единственный минус — такими инициативами невозможно зарабатывать. Еще какое-то время мы будем находиться в условиях карантина. У нас в театре нет труппы (актеры не получают зарплату), а значит, работа строится на наших дружеских взаимоотношениях и договоренностях. Мы пробуем использовать эту ситуацию, чтобы собирать пожертвования — как это делаем в партнерском проекте вместе с The Blueprint в рамках проекта #КультураЖиви. Но при этом ни один государственный театр не может собирать деньги для себя или для кого-то еще. Мы не можем самостоятельно организовать сбор денег для врачей, например. Но можем сделать это в коллаборации с кем-то. Это проблема, решить которую еще предстоит.


Если говорить о творчестве в интернет-пространстве, проектах не адаптированных, а созданных в нынешних условиях, то выиграют, несомненно, идеи. Борьба за них уже идет. Это пространство предлагает много новых возможностей для взаимодействия со зрителем, их можно и нужно использовать».

Проект израильской франшизы «Импресарио» «Я не хочу это видеть» — отличный пример нового театра.

Или совсем новый проект Эмилии Кивелевич и «Мастерской Дмитрия Брусникина» «Тоска по спектаклю», видеоряд которого создан в компьютерной игре.

Театр по телефону — спектакль Бориса Павловича «Алло».

Проект Александринского театра — онлайн-перформанс «Драма на шоссэ. Судебное разбирательство».

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}