T

Ольга Шурыгина и «Шузбекистан»

вопросы:
юлия выдолоб

фото:
евгений шишкин

макияж:
маша ворслав

Однажды художница Ольга Шурыгина отправилась к бабушке в Узбекистан. Тогда она даже не думала, что позже поездка превратится в очень личный и красивый художественный проект — про места вдали от цивилизации, цветастые ткани и женщин в нарядных платьях, про мир бабушки и про женские семейные связи. Накануне открытия своей первой домашней выставки Оля рассказала The Blueprint про то, как появился «Шузбекистан» и почему она обматывается тканью и наносит портреты женщин на плоские керамические тарелочки.

Как Оля отправилась к бабушке в Узбекистан

В поиске себя (того, кто я, что мне нравится, что я люблю) я решила отправиться к бабушке, которую зовут так же, как меня, — Оля. Это было как будто путешествие к себе же, но в другую реальность — мы с бабушкой похожи внешне, и профессия у нас похожа. Я очень мало про нее знала, пока туда не приехала. И для меня было важно познакомиться с ней поближе.

Когда ты приезжаешь в Узбекистан, нужно пять дней ждать регистрации, чтобы потом передвигаться по стране. И эти пять дней, даже больше, я находилась с бабушкой. Мы с ней разговаривали, я ее фотографировала, занималась чем-то дома, исследовала пространство, местность. Бабушка всю жизнь была художником: сначала рисовала, потом устроилась на ткацкую фабрику и практически всю свою сознательную жизнь проработала на ней главным художником по тканям. Особой популярностью пользовались принты в цветочек. Эти ткани я вместе с ней нашла на местном рынке — они были сделаны 30–40 лет назад. Меня зацепила эта история цветов, принтов. Сейчас бабушка занимается тем, что красит ткани, делает платки и эти платки продает местным знатокам, подругам. А деньги чаще всего раздает знакомым, которым их не хватает.

Женщины в цветастых платьях

Я взяла с собой самую дешевую мыльницу и бесконечно фотографировала, не задумываясь, что это может вылиться в какой-то проект. Это было просто наблюдение и наслаждение. Между городами очень большое расстояние, и мы по много часов ехали мимо полей. Я заметила, что меня больше всего цепляют женщины — особенно те, что работают в поле. Удивительно, как они все одеваются. Они очень любят яркую национальную одежду. Им все равно, +50 или холодно, — они всегда одеваются в яркие платья, иногда синтетические, обклеенные стразами. Они абсолютно не в курсе, что выглядят очень актуально, современно, красиво. Многие стеснялись. Бабушка просила меня при встрече с ними обязательно дарить конфеты или воду: в некоторых районах Узбекистана с ней проблемы. Я так и делала, им было очень приятно. Не было такого, чтобы кто-то отказывался фотографироваться.

Ремесло и женщины — очень важная история в этом во всем. Женщина — она как бы мягкая, она мать, она занимается семьей, но у нее есть и какое-то ремесло, и оно очень жесткое. Например, работа в поле.

Изначально я была от них в абсолютном восторге. И только спустя время я начала понимать, что мое представление о них — это только мое представление. У них наверняка очень сложная судьба. Они работают с утра до вечера, у них семьи, которые нужно кормить. Но вместе с тем это какой-то совершенно другой мир. Мне здесь очень не хватает этой простоты и свободы. Это парадокс, ведь вряд ли они свободны. Но они не зависят от цивилизации. И, наверно, это — контраст между их абсолютно деревенской жизнью и тем, где нахожусь я, — больше всего меня зацепило.



Тарелочки

Я начала работать с фотографиями, отсканировала, мы сделали цвет. Дальше я начала перебирать бабушкины платки, посмотрела на тканевые образцы, которые у меня были с собой. И потом начала накладывать ткани на фотографии.


Мне очень нравится круг, нравятся тарелки, нравятся лепешки — они все про это место. Я начала искать какие-то интересные формы и увидела старые тарелки местных советских фабрик, их узоры. Я решила сделать некие сувениры как будто бы из этого моего пространства — Шузбекистана, который я себе придумала. А потом осталась только форма тарелки и цветочки. У этой фабрики керамики очень похожая судьба с той фабрикой, на которой работала бабушка. В основном там работали женщины, они тоже наносили цветочки на эти предметы. И сама керамика — она теплая. Сначала я думала напечатать на тарелках изображения, потом мне захотелось сделать это плоским предметом. Тогда я начала совмещать эти рисунки, отфотографированные с тарелок, с фотографиями. И тут начали появляться интересные символы. Балкон бабушки, уставленный бутылками с водой, в которые я поставила ее любимые цветы — ромашки. Женщина, продающая сигареты, — сочетание архаичного и современного. Академический натюрморт с бабушкиными платочками. И везде так или иначе присутствует цветок — очень женский символ, который передает мое отношение ко всему, что я увидела.



 Если вы хотите попасть на домашнюю выставку «Шузбекистан», пишите в директ instagram @olgashurygina 
или на почту shurygina.olia@gmail.com







{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}