{"points":[{"id":25,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":27,"properties":{"x":-800,"y":-200,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}},{"id":28,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":26,"properties":{"duration":30,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":29,"properties":{"duration":30,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
T

Главные новые имена в российском совриске

{"points":[{"id":25,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":28,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":29,"properties":{"duration":10,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

современное искусство  •  СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО  •  СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО • СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО

Второй год подряд кураторы, журналисты и искусствоведы, входящие в экспертный совет The Blueprint 100, выбирают самых интересных и перспективных художников, о которых надо знать прямо сейчас. Встречайте десять новых героев списка The Blueprint 100 — 2022.

Анна Ротаенко

Как и многие современные художники, Ротаенко не ограничивается одним медиумом. Она создает масштабные инсталляции (в том числе интерактивные), снимает концептуальные короткометражки, придумывает цифровые проекты и даже записывает электронную музыку. Главный объект рефлексии Анны — современная городская среда, которую она не устает исследовать и описывать. Так, в проекте Paradise Lost она дополняет цифровыми объектами фото с московских уличных выставок. А в фотосерии Never Me реконструирует события из жизни молодой женщины в городе. При этом в главной роли здесь кукла — метафора пассивной роли женщины в обществе. Среди ее последних работ — «Рингтон» для Музея Сидура, в котором она исследовала локальный контекст индустриального района Перово, и видеоинсталляция «Моя мама превращается в нейросеть» в ММОМА.

Выпускница философского факультета МГУ работает в разных форматах, от акварели до инсталляции, и запускает проекты на злобу дня. Например, в 2019 году она создала серию работ под общим названием «Пикет», посвященную делу Ивана Голунова. Еще одна работа Муромцевой — инсталляция «Без четверти двенадцать» — рассказывает об общественных процессах и о том, как они влияют на всех нас. Название работы — отсылка к знаменитой революционной поэме Блока. «Без четверти...» принесла художнице победу в программе фонда V-A-C Present Continuous — до января этого года инсталляция выставлялась в Музее современного искусства Антверпена.

Уроженка деревни Якшина Свердловской области, участница 2-й Триеннале российского современного искусства в музее «Гараж», в своих произведениях рассказывает о юности на Урале и о российской действительности вообще. Горшенина (она же Alice Hualice) рисует, создает маски, керамические скульптуры, цифровые коллажи и произведения из текстиля. В ее работах много фантастических символов — огромных глаз, светил с человеческими лицами, женщин со множеством сосков. При этом сама художница предлагает не искать в ее работах универсальных смыслов — по мнению Горшениной, каждый зритель должен найти смысл индивидуальный.

Выпускница школы Родченко живет между Москвой и Сочи, работает в разных форматах, но больше всего известна скульптурами из мрамора. Любимый материал помогает Артеменко осмыслять современность (для серии «Ископаемые» она изваяла в мраморе содержимое мусорных баков) и рефлексировать над этикой труда. Проект Work in Progress представляет собой множество мраморных «бумажных» самолетиков — так художница рассуждает о бессмысленной работе, в которой важен процесс, а не результат. Вместе с другими современными художниками Артеменко уже выставлялась в Новой Третьяковке и в питерском «Севкабеле» в рамках выставки, посвященной Энди Уорхолу и отечественному современному искусству.

Артем Филатов

В 2016 году уроженец Нижнего Новгорода получил грант «Гаража» для начинающих художников, а год спустя — престижный спонсорский приз банка Credit Suisse на ярмарке Cosmoscow. Сегодня он — соавтор книги «Краткая история нижегородского стрит-арта» и один из самых известных нижегородцев. Почти все, что делает Филатов, так или иначе связано с ландшафтом родного города: он расписывает деревянные фасады, создает скульптуры из обломков разрушенных домов и инсталляции на городских пустырях. Одна из любимых тем Филатова — смерть: он успел создать целую коллекцию авторских надгробий. Правда, найти их можно не на кладбищах, а в галереях

МАЯНА НАСЫБУЛЛОВА

Как и многие другие современные художники, Насыбуллова стремится осмыслить коллективное прошлое. Она позволяет артефактам из советской и постсоветской эпохи (значкам, фотографиям, монетам, смартфонам) застыть в янтаре и превратиться в арт-объекты (проект «Актуальный янтарь») или рефлексирует над мифологизированным образом Ленина, который в ее работах предстает то Чебурашкой, то мухомором, то Буддой (выставка «Ленин для души»). В 2015 году Насыбуллова вышла на международный уровень. В рамках проекта «Родина слышит» она установила в разных городах мира, от родного Новосибирска до Нью-Йорка, скульптуры огромных ушей из гипса и пенопласта.

Больше всего известна как поэтесса. В 2017 году стихи Саши Мороз вошли в лонглист поэтической Премии им. Аркадия Драгомощенко, а к 2021 году их уже успели перевести на английский, польский и санскрит. Но Мороз занимается и изобразительным искусством: рисует графику, создает большие инсталляции, в которых размышляет о природе памяти, эротизме и эволюции этических норм. Одно из ноу-хау Саши — рисунки, в которых сюжет формируют буквы, напечатанные на машинке.

Художник родом из Украины постмодернистски переосмысляет жанр монументальной скульптуры. У созданной им статуи Ленина вместо головы — металлическая детская горка. Бюсты Сталина и Маркса слиплись, как подтаявшая глазурь, и присыпаны разноцветными украшениями для куличей. Впрочем, Кутовой любит и умеет размышлять и на другие темы. Например, в рамках проекта «Механическая рука» (персональная выставка с таким названием прошла в 2018 году в ММОМА) он создал скульптуру промышленного робота, а затем провел для всех желающих воркшоп, на котором учил создавать роботов вручную.

Фотограф, победительница международного конкурса World Press Photo, исследует современную российскую действительность. Снимает вмерзшие в лед корабли на Курильских островах и портреты узниц сибирских женских тюрем. Отдельный пункт в резюме Аносовой — репортажи для портала «Такие дела». Более абстрактные формы Елене тоже близки: не зря сама она определяет себя скорее как художника, чем как фотографа. В числе ее видеоинсталляций — проект «Другие пределы», посвященный астрофизике: на потолок транслируются изображения звезд, переданные через спектральный анализ, — то есть светила выглядят именно так, как видят их в телескоп ученые.

Единственная дочь актрисы Марины Нееловой живет и работает в Лондоне и давно признана европейским арт-сообществом. Еще в 2010 году Неелова победила в конкурсе знаменитой лондонской галереи Saatchi «Новые сенсации» и с тех пор выставлялась по всему миру, от Лондона и Турина до Нью-Йорка и Дубая. Ника знаменита своими инсталляциями на тему бесконечности, памяти и постапокалиптического мира. Она меняет форму привычных вещей, превращая их не то в тени, не то в воспоминания. Дверные проемы в ее инсталляциях ведут в пустоту, а осыпающиеся паркетные доски заменяют столешницу. На родине Неелову тоже ценят: прямо сейчас в Центре Вознесенского проходит ее персональная выставка «[Ъ] [Ы] [Ь]».

ДРУГИЕ УЧАСТНИКИ THE BLUEPRINT 100

команда

Фотограф: Юлия Майорова Ассистент фотографа: Кирилл Григорьев Осветители: Kilowatt Арт-директор: Лиза Колосова MUAH: Екатерина Максимова, Полина Еланская
Продюсер: Марина Леонова Ассистент продюсера: Виктория Слащук

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}