T

Новая книга о Гарри и Меган

Как выглядит жизнь королевской семьи в эпоху, когда инстаблогеры живут как принцессы, а принцессы и сами становятся инстаблогерами.

О семьях — одинаково счастливых или по-своему несчастных — написаны тысячи, если не миллионы книг, в том числе и о семьях королевских. Но новому времени нужны новые герои, так что 11 августа в продажу поступил 368-страничный труд Finding Freedom: Harry and Meghan and the Making of a Modern Royal Family («В поисках свободы: Гарри, Меган и создание современной королевской семьи»), в котором рассказывается история отношений принца Гарри и Меган Маркл — от первого свидания до громкого «разрыва» с королевской семьей. Представители британской королевской фамилии не имеют права официально авторизовывать свои биографии, но авторы книги, журналисты королевского пула Омид Скоби и Кэролин Дюран, успели пообщаться, само собой, не только с друзьями, знакомыми и бывшими подчиненными Гарри и Меган, но и с самой парой.

Каждый факт, упомянутый в книге, пишут Скоби и Дюран, подтвержден как минимум двумя разными источниками, и сама книга по большей части состоит не из сплетен, а, наоборот, из развенчания всевозможных таблоидных слухов о Гарри, Меган, семействе Виндзор и родственниках Маркл. В конце концов, именно назойливость и давление на молодую семью со стороны прессы стали в итоге главным фактором в пользу «Мегзита», причем инициатива его исходила от Гарри, а вовсе не от Меган.

Когда Гарри встретил Меган

Пара познакомилась на свидании вслепую, которое устроили для них общие друзья, и контакт наладился сразу же. Меган, едва улетев обратно в Канаду (где в то время жила), начала выкладывать в инстаграм многозначительные посты — у всех на виду, но на самом деле написанные для одного-единственного адресата. Отношения развивались стремительно: всего через три месяца Гарри признался Меган в любви, и она ответила ему взаимностью. Оба были настроены серьезно с самого начала. «Меган никогда не хотела просто с кем-то встречаться. Она всегда стремилась к серьезным отношениям. То же было и с Кори [первым мужем Маркл]; она хотела здоровых отношений, замуж и, в конце концов, завести детей».


Весь первый год отношений пара бесконечно летала друг к другу в гости, тщательно оберегая свой секрет. Однако у прессы уже появились подозрения. Стоило Меган выйти в магазин в ожерелье с инициалами H и М (то есть Harry & Meghan), ее тут же заметили папарацци. Фотография с уликой моментально появилась в сети, и Меган незамедлительно получила звонок из пресс-службы Кенсингтонского дворца, представитель которой сообщил ей, что подобные украшения только провоцируют преследования со стороны прессы. «Во время разговора она почти ничего не говорила, предпочитая просто слушать советника. Но, повесив трубку, ощутила горечь и расстройство. Несмотря на то что она понимала, что советник звонил ей с благими намерениями, слишком уж сюрреалистичной казалась ситуация, в которой подчиненный ее бойфренда диктовал ей, какие украшения носить и насколько широко улыбаться фотографам».


Меган, в свою очередь, тоже изменила холостяцкий уклад жизни Гарри. Первым делом она украсила Ноттингемский коттедж, в котором жил Гарри, цветами в горшках и свечами Diptyque. Любительница цельнозерновой овсянки на миндальном или соевом молоке на завтрак и яблочных долек на перекус, она познакомила его, преданного яичнице с беконом по утрам и пицце на ужин, с азами здорового питания. Меган подарила Гарри книжку об осознанности, и к ее радости он вскоре завел привычку ежедневно медитировать.

Новая жизнь и новая семья Меган

Когда отношения Меган и Гарри получили официальное подтверждение, девушке пришлось многому научиться — причем не только в области протокола и элегантных способов выбираться из машины в юбке-карандаше. Меган прошла двухдневный интенсив в спецподразделении Британской армии (который проходили все члены королевской семьи, за исключением королевы), где ее обучили поведению в различных опасных ситуациях вроде похищения или теракта. «Меган рассказали, как выстроить доверительные отношения с возможным похитителем. Ее также обучили управлять машиной во время преследования. Источник сообщает, что Меган этот опыт „очень впечатлил и напугал“, но она тем не менее была рада, что прошла этот курс».


Консервативные сотрудники королевского двора бесконечно сравнивали Меган с Кейт, причем сравнения были явно не в пользу первой. Если Кейт описывали «обходительной, разумной и очень скромной» и с умилением подчеркивали, как она постоянно извинялась, когда обращалась к кому-то с вопросом, то Меган называли «взрослой женщиной, уже прожившей треть жизни, калифорнийкой, которая считает, что способна изменить мир, и всем рассказывает, как жить».


Впрочем, это не помешало Меган развить добрые отношения с отцом и бабушкой Гарри. Королева отнеслась к девушке своего любимого внука очень сердечно и благосклонно. Их первая встреча длилась на десять минут дольше, чем предполагало жесткое расписание Елизаветы — что уже было хорошим знаком. Без ума от Меган остались даже королевские корги и дорги [помесь корги и таксы]. «Тридцать три года [эти собаки] меня облаивали с ног до головы. Заходит Меган — полное молчание» — так описывал эту встречу Гарри.


Друг принца Чарльза поведал, что тот был совершенно очарован Меган: «Она своенравная, уверенная в себе красивая американка. Ему нравятся сильные, волевые женщины. Она умна и знает себе цену, и я понимаю, почему они так быстро подружились».

Дорогой папа

Отношения Меган Маркл с ее собственным отцом не всегда были ужасными и испортились только за неделю до ее свадьбы. Несмотря на то что Томас Маркл и Дория Рагланд (мать Меган) разошлись, когда девочке было два года, он всегда и во всем поддерживал дочь. Как-то на Рождество он купил несколько наборов с Барби и сам собрал для Меган мультиэтническую кукольную семью. Когда в седьмом классе Меган столкнулась с заданием выбрать свою этническую принадлежность из вариантов «белая» или «черная», она впала в ступор, но Томас не растерялся. «Можно было выбрать только один вариант, но это все равно, что выбрать только одного родителя или только одну часть себя», — рассказывала Меган. Она оставила графу незаполненной. А отец сказал ей: «Если снова столкнешься с подобным, впиши свой собственный вариант».


На протяжении двух лет Томас Маркл никак не комментировал отношения дочери с британским принцем, но под давлением пронырливых журналистов и старшей дочери Саманты сдался буквально накануне свадьбы. Меган до последнего дня уговаривала его приехать на торжество, но накануне свадьбы он просто перестал реагировать на ее звонки и эсэмэс и не сел в такси в аэропорт, которое Меган вызвала к его дому. Позже Томас и вовсе увлекся раздачей платных интервью, в которых рассказывал, что не может дозвониться до дочери — хотя она даже не меняла номер мобильного. Опечаленная Меган написала ему проникновенное письмо, которое он переваривал несколько месяцев, прежде чем ответил на него предложением устроить пресс-конференцию с молодоженами в честь примирения. Меган была в шоке. «Я раздавлена, — признавалась она подруге. — Мой отец окончательно продался».

Невеликолепная четверка

Общительная Меган ожидала, что быстро подружится с Кейт, однако этого не случилось. Замкнутая герцогиня Кембриджская не считала, что у них с Меган есть что-то общее помимо того, что они обе живут в Кенсингтонском дворце.


Отношения между парами никогда не были особенно теплыми, ведь, когда Гарри встретил Меган, Уильям покровительственно посоветовал младшему брату не торопиться в отношениях «с этой девушкой». «В словах про „эту девушку“ Гарри уловил снобизм, которому было не место в его личном мире. За время своей десятилетней карьеры в армии вне королевского окружения он научился не делать поспешных выводов о людях, исходя из их акцента, образования, этнической принадлежности, происхождения или профессии. Даже если вычесть Меган из этого уравнения, Гарри уже был утомлен отношениями, которые сложились между ним и братом. Пришел момент, когда Гарри перестал нуждаться в присмотре. Между заботой и снисходительностью очень тонкая грань. Желание Гарри жить не так, как его брат, не означало, что его выбор неверен».


Конфликт между братьями вышел на пик, когда чета Сассекских решила отказаться от королевских привилегий. На службе в честь Дня содружества в Вестминстерском аббатстве в марте этого года — последнем для Гарри и Меган официальном мероприятии в качестве представителей королевской семьи — ситуация накалилась до предела. Уильям поздоровался только с Гарри, а Меган чета Кембриджских и вовсе проигнорировала. Сразу после службы Меган первым же рейсом улетела в Канаду к сыну, которого оставила там с няней и своей лучшей подругой. «Мег просто хотела домой, — сообщила ее приятельница, отмечая, что герцогиня была эмоционально измучена и полностью выжата. — В тот момент она не могла и мысли допустить, что когда-нибудь снова решится принять участие в каких-нибудь делах королевской семьи».

Великий исход

Британская пресса продолжала нападки на Меган даже во время ее беременности, осуждая каждый ее выбор вплоть до цвета лака для ногтей. Ей, в свою очередь, было нелегко свыкнуться с главным девизом королевской семьи «никогда не жалуйся, никогда не оправдывайся», и отсутствие возможности высказать собственное мнение или опровергнуть самые дикие сплетни сильно ее расстраивало. Поэтому инстаграм @sussexroyal стал для нее огромной отдушиной — на последних сроках беременности она сама продумывала его концепцию (от фирменного оттенка темно-синего до белых рамочек вокруг картинок), составляла контент-план и набрасывала посты.


Ее беременность протекала легко — настолько, что Меган поначалу даже обдумывала вариант домашних родов, однако позже остановилась на частной клинике для местных селебрити и американских экспатов. Арчи Харрисон родился на восемь дней позже ожидаемого срока (обошлось без кесарева сечения) и вместе с родителями покинул клинику уже спустя четыре часа после появления на свет. Пресса же продолжала предъявлять Меган претензии: сначала за то, что она отказалась показать новорожденного репортерам (как это трижды делали Уильям и Кейт), затем за то, что церемонию крещения Арчи решено было сделать закрытой.

Гарри с трудом выносил нападки прессы на свою молодую семью, храня в памяти детскую травму и ненависть по отношению к репортерам, которые предпочли сделать сенсационные фото вместо того, чтобы хоть как-то помочь его умирающей матери. «Несмотря на то что британская пресса предпочитает винить во всем королевских жен, в случае с Гарри именно он стремился избежать всеобщего внимания. Именно поэтому его больше тянуло к армии, поэтому он как мог избегал помпезности и поэтому не наделил своего сына титулом. Он давно мечтал о жизни вдали от недремлющего ока прессы. Меган всего лишь вселила в него решимость предпринять этот шаг. Она поддерживала его во всем. «В целом Гарри хотелось быть подальше от всего этого, — рассказал источник, близкий к паре. — Глубоко внутри ему всегда было тяжко в этом мире. Она всего лишь приоткрыла ему путь наружу».


Вопреки досужим слухам о чудовищном конфликте в семье, случившемся, когда чета Сассекских без согласования с Букингемским дворцом заявила о планах отказаться от государственной финансовой поддержки, королева искренне поддержала решение внука. Однако согласилась не на все его условия и не приняла предложение остаться «одной ногой тут, другой там», исполняя роль официальных членов семьи, но в то же время зарабатывая самостоятельно, — такой вариант подразумевал слишком много логистических, репутационных и финансовых издержек. Елизавета сообщила Гарри, что всегда будет рада принять его обратно в семью, если они с Меган и Арчи захотят вернуться к королевским обязанностям. Принц Чарльз также пообещал оказать семье сына личную финансовую поддержку, если та потребуется. Уильям же предпочел отстраниться от участия в процессе эмансипации семейства брата, передав все дела в руки своих помощников. Один из советников, участвовавший в собраниях на тему разделения совместных проектов братьев, объяснил это так: «В этой семье уровень влияния напрямую зависит от места в генеалогическом древе, поэтому Гарри всегда был на втором месте, особенно в том, что касалось финансирования. В прошлом были моменты, когда Гарри хотелось взяться за проекты покрупнее и работать больше, но ему не выделяли на это денег. Уильям всегда был в приоритете. Дележка бюджета часто становилась причиной ссор между ними. Так уж бывает, когда ведешь бизнес с родными».

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}