T

Цифровые инфлюенсеры

текст: Даниил Трабун

2018-й — год цифровых инфлюенсеров. Откуда они взялись и что с ними будет дальше? И как они конкурируют с реальными блогерами?

Первые российские цифровые инфлюенсерки

Ася (@asyastrike) переехала из Санкт-Петербурга в Москву. Она — аватар, диджей и модель родом из поселка Артем, сестра диджея и модели Саши Паники. Первый контракт Аси — стать лицом новых кроссовок Falcon бренда adidas. Чтобы создать Асю, команда 3D-моделеров взяла реальную девушку, отсканировала ее тело в программе Regard3D, потом художник под руководством стилиста одного глянцевого издания нарисовал новое лицо с прической. Реалистичные «крашеные» волосы с фиолетовым оттенком моделировали в отдельной программе Houdini. За две недели с момента запуска инстаграм-аккаунта Ася органически набрала 1270 подписчиков, которые общаются с ней в директе и в комментариях под снимками.

Кира (@kira.faux) — москвичка, ее папа — бизнесмен, а мама — дизайнер. Родители познакомились в Тель-Авиве. Кира, конечно, тоже ненастоящая, что не мешает ей фотографироваться с независимыми московскими музыкантами Евой из проекта Mirèle и Григорием Драчом, барабанщиком группы «Пасош», на фоне бара «Энтузиаст». Диджитал-инфлюенсерка «работает» в модельном агентстве виртуальных моделей, которое принадлежит ее же создателям.



Ася и Кира, как и живые инфлюенсеры, общаются с подписчиками, выстраивают контент-план, делают фотосессии, рассказывают о себе веб-изданиям — одна сайту Wonderzine, другая The Village, соперничают. Они — первые цифровые инфлюенсерки российского происхождения. Сценарист Роман Навескин последние полгода собирает материал про цифровых инфлюенсеров и даже читает лекции на эту тему: «Для погружения в историю нам [сегодня] необязательно приходить на концерт голограммы или покупать книгу таинственного автора, достаточно проснуться и залезть в инстаграм. На первый план выходят бытовые, внешне бесконфликтные нарративы (хотя, например, между двумя виртуальными инфлюенсершами из России — Кирой и Асей Страйк — уже возник некий идеологический конфликт из-за разности характеров). Виртуальные инфлюенсеры могут не быть производителями контента в старом понимании этого слова, а просто рассказывать о своих мыслях и чувствах «маленького человека», причастного к своей социальной группе индивидуума — который в эпоху больших общественных и технологических сдвигов обрел новую значимость и право голоса».

За Асей, Кирой и сотнями других инфлюенсеров стоят технологии, которые совсем недавно были неподъемно дорогими. Одну виртуальную модель собирает несколько профессионалов-технологов. Член команды Аси Страйк, Vlad Maynard: «Сложность в создании модели для инстаграма в данном случае в симбиозе повседневности, фэшн-индустрии и подходов для моделирования игрового контента. Необходимо задумываться не только об образе модели и технических сторонах решения той или иной проблемы, но и определенном соответствии трендам. Для создания модели необходимы профессиональные цифровые скульпторы, специализирующиеся на портретной анатомии, человек, понимающий все тонкости настройки текстур, освещения и рендера, независимо от 3D-редактора, и, наконец, ригер-аниматор, который грамотно и опять же анатомично сможет проиллюстрировать эмоции на лице будущего диджитал-инфлюенсера».

Из 73 пользователей инстаграма, на которых подписана Ася Страйк, 14 из мира диджитала. Это виртуальные модели, агентства виртуальных инфлюенсеров @thediigitals и @brud.fyi и даже компания по производству виртуальной одежды @itsclo3d. 2018 год — время, когда все перевернулось: живые инфлюенсеры окончательно превратились в актеров и примкнули к продюсерским агентствам; цифровые персонажи начали стремительно становиться реальными. Любовь к такого рода выдуманным героям, ранее замеченная только в Азии, перешла в США и породила таких звезд, как Lil Miquela и Shudu, а оттуда в Россию. Почему в инстаграме появились сотни 3D-моделей, которые притворяются живыми людьми?

Кому понадобились диджитал-инфлюенсеры

В Японии, Корее и Китае виртуальные инфлюенсеры разных мастей многие годы являются большими поп-культурными фигурами. Вокалоид Хатсуне Мику собирала в 2008–2010-х годах многотысячные залы. В 2017–2018-х годах все окончательно смешалось — теперь иногда вместо виртуального аватара берется и реальный человек, который отыгрывает жизнь инфлюенсера, как девушка Сяо Е, продукт агентства Onion TV. Сяо Е идеально таргетирована на офисную аудиторию, инфлюенсерка, которую играет актриса. Общая ежедневная аудитория этого аватара составляет 40 миллионов человек на площадках Weibo, Jinri Toutiao, WeChat и QQ. В 2018-м аватаризация полноценно захватила и западные соцсети.

«Идея виртуальных инфлюенсеров не нова, — считает автор телеграм-канала Golden Chihuahua Саша Амато. — Вспомните Gorillaz, Глюкозу. Таких виртуальных проектов, имитирующих поп-звезд или инфлюенсеров, было много. Тренды цикличны, и эта цикличность накладывается на эпоху постиронии, в которой мы сейчас живем. 2017-й был годом инфлюенсеров, поэтому в 2018-м над этим необходимо было начать смеяться».


Амато имеет в виду гротескный лайфстайл инфлюенсеров — шикарную придуманную жизнь в инстаграме за деньги рекламодателей. В конце 2017 года бренды первый раз забили тревогу — индустрия инфлюенсеров все больше напоминала пузырь, который накачивается деньгами (2 миллиарда долларов в 2017-м, больше 10 — в 2018-м). Инфлюенсеров с миллионами подписчиков даже начали подменять микроинфлюенсерами (дешевле размещение; меньше подписчиков, поэтому ближе дистанция между ними и звездой; больше вовлеченность). Руководители отделов СММ анонимно каялись в том, что покупка фотографий за тысячи долларов неэффективна, а инфлюенсеры часто считают себя выше обязательств и ведут себя как рок-звезды, правда, без концертов и альбомов.

Ярким примером такой неочевидной бизнес-выгоды стал скандал, случившийся с Лукой Саббатом, 21-летней моделью/актером/инфлюенсером/бойфрендом Кортни Кардашьян в этом году. По договоренности с компанией Snapchat он должен был надеть несколько раз их гаджет, который выглядит как модные очки, и сделать несколько снимков в сторис. Саббат не сделал даже этого, получил деньги, и компании осталось публично рассказывать об этом и угрожать судом.



В 2019 году место Саббата может вполне занять дерзкий и глуповатый диджитал-инфлюенсер Blawco, за которым стоит Brud, одна из главных компаний по производству виртуалов. Калифорнийцы Brud, а именно Сара Деку и Тревор Макфедрис, создали уже трех персонажей — андердога Блавко, республиканку Бермуду и самую известную инфлюенсерку в мире Лил Микелу. По словам Амато, все эти персонажи, с одной стороны, серьезно отыгрывают роли инфлюенсеров, а с другой — подсмеиваются над стереотипами рынка. К примеру, в их каналах возможна такая трансмедийная история, достойная сценария среднего реалити-шоу: Блавко начал встречаться с Бермудой, чтобы потом громко с ней расстаться. Такая насмешка и ирония соседствует с конкретным запросом перенасыщенного рынка — нужно удивлять.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":481,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":481,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":0,"y":-38,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":38,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":7,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":9,"properties":{"x":0,"y":26,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":8,"properties":{"duration":26,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Лил Микела с 1,5 миллиона подписчиков умеет это делать: она уже выпустила сингл, снялась в клипе на свою песню, снималась в кампаниях Chanel, Burberry, Fendi, а также Off-White и Vetements. Она транслировала показ Prada осень–зима 2018 c дрона в своем инстаграме, побывала на обложке 032с и стала приглашенным редактором Dazed Beauty. Идеальный инфлюенсер — brand safety, исполнительность, креативность.


«Диджитал-инфлюенсеры раскрывают невероятные возможности для рекламы. По сути, они ничем не отличаются от персонажей типа кота Матроскина или Пикачу в рекламе», — говорит Саша Амато. Лил Микелу, Асю Страйк или Киру Фаукс можно, к примеру, закинуть на Эверест или отправить на Луну — гораздо дешевле, чем живого человека. За это виртуальных аватаров и любят. Но не все.

Burberry

Prada

Off-White

Chanel

 Диджитал-инфлюенсеры как угроза индустрии моды

В 2016-м Louis Vuitton в более-менее традиционном ключе использовал на билбордах персонажей игры Final Fantasy XIII, а уже в 2018-м другой люксовый бренд Balmain взял «на работу» не просто культурные образы, а цифровых моделей Марго, Шуду и Жи. Авдотья Александрова, основательница модельного агентства Lumpen, уверена, что это только начало: «VR и AR набирает обороты в фэшн-индустрии, скоро дизайнеры будут делать виртуальные шоу — можно будет не тратиться на семплы, моделей и иметь одну приглашенную 3D-звезду». Но при этом Авдотья считает, что диджитал-инфлюенсеры пока не могут составить серьезную конкуренцию живым людям: «Нарисовать можно, конечно, кого угодно, но все-таки реальные персонажи всегда интереснее, даже просто по эмоциям и мимике, не выверенному сценарной группой поведению в интернете, я уже не говорю об эффекте различного жизненного опыта в глазах. Авторы аватаров могут придумывать какие угодно сценарии их жизней, но они не писатели и не режиссеры, а часто просто плохие художники. [Но] так как ниша — это круто, я бы, например, очень хотела, чтобы возродили некоторых известных персонажей в 3D или сделали мифических существ, которые одевались бы в Iris van Herpen».

Louis Vuitton

Чернокожая цифровая модель Шуду вызвала большие споры. О ее создателе, Кэмероне Джеймсе-Уиллсе, критическую статью написала автор New Yorker Лора Мишель Джексон. Развивает ли Шуду модную индустрию или, наоборот, отбирает работу у чернокожих девушек? Может ли белый мужчина создать идеальный образ африканки или это считается культурной апроприацией? Можно ли назвать действия Кэмерона высокотехнологичным вайтвошингом, который позволяет «белой» индустрии не иметь дело с живыми чернокожими манекенщицами? И почему Рианна ничего не имеет против Шуду, которая рекламирует ее продукт Fenty Beauty?


Интересуют ли вопросы новой этики 3D-моделлеров? Скорее нет, чем да. На вопрос о достоинствах и недостатках Vlad Maynard отвечает только о технической составляющей: «Мне нравится подача рендеров, это выглядит очень свежо! Особенно хорошо проработан, на мой взгляд, шейдер кожи Шуду. Очень со вкусом подобраны все рендеры, выдержаны по цвету, свету, окружению. О недостатках сказать сложнее, поскольку это первый опыт, и индустрия диджитал-инфлюенсеров только начинает развиваться. В искусстве, как известно, нет пределов совершенству, так что всегда есть к чему стремиться».

Напротив, многие специалисты, которые занимаются вопросами дискриминации, возмущены тем, как Кэмерон говорит об идеальной женщине, которую он создал, вдохновляясь Грейс Джонс, Наоми Кэмпбелл и Иман. В интервью сайту Fashionista Мин-Ха Т. Фам, профессор Pratt Institute, изучающая интерсекцию расы, технологии, красоты и модной индустрии, также высказывается негативно: «Она — продукт фантазии белого человека. Интернет с самого своего основания позволял белым людям попробовать разные идентичности, заниматься расовым туризмом». По словам Фам, Шуду воплощает собой цифровой блэкфейсинг.

Balmain

Balmain

Кроме расового вопроса к инфлюенсеркам-моделям появляется также обычный для модной индустрии вопрос придуманных идеалов. Шуду представляет собой стереотипную подиумную красоту: длинные ноги, идеальные пропорции тела, кожа без изъянов. Пока реальные модели борются за разнообразие стандартов и человеческие условия работы, можно сказать, что цифровые инфлюенсерки на манер кукол Барби (в 2016-м была запущена коллекция фигурок разных пропорций и цвета кожи) снова поднимают стандарты, к которым, возможно, скоро придется стремиться индустрии, ведь Шуду — не единственная модель, востребованная брендами.


Катя Федорова, cоздательница телеграм-канала Good morning, Karl!, уверена, что молодую индустрию виртуальных инфлюенсеров ждет то же, что постепенно происходит в реальном мире: «Готова поспорить, что в следующем году мы будем топить за дайверсити у виртуальных женщин. Цифровой модели можно нарисовать какую угодно идеальную фигуру, а ведь реальные девушки и юноши все равно будут хотеть быть как она».

Интересно, что российские цифровые инфлюенсерки Ася и Кира, работа которых, безусловно, связана со съемками, пусть и виртуальными, скорее представляют «нестандартную» красоту: несимметричные черты лица, мешковатую одежду, крашеные волосы или их отсутствие в случае Киры. Как говорят создатели Аси, архитектор Асен Чумов и модель Саша Паника, Ася агрессивно отвечает на любые нападки на ее внешность, а «неидеальность» — это вообще хорошая база для сторителлинга: «В конце концов, именно за харизму и необычность любят реальных людей в инстаграме. Пока реальные инфлюенсеры используют приложения типа Facetune для того, чтобы замазать прыщи и поправить лицо, Ася получает дополнительных подписчиков за то, как по-разному она может выглядеть — как супермодель или как давняя знакомая».

Всеобщая аватаризация

Сценарист Роман Навескин считает, что цифровые инфлюенсеры — это символ новой эпохи: «В обществе актуализировалось много идей, к которым виртуальные инфлюенсеры прямо или косвенно отсылают: искусственные интеллект, машинное обучение, нейросети, тотальность интернета и великий переход людей в виртуальность. При всей своей художественности виртуальные инфлюенсеры — это проводники, которые снижают наш страх перед этим великим переходом, находятся как бы между мирами и уже своей тотальностью, присутствием везде и нигде манят нас, зовут в цифровое будущее, исследовать дигитальную среду изнутри. Метафорически выражаясь, это как бы новое социологическое поколение: если Gen Z родились со смартфонами в руках, то виртуальные инфлюенсеры родились прямо в смартфоне».

<blockquote class="instagram-media" data-instgrm-permalink="https://www.instagram.com/p/Bre14kmHoz8/?utm_source=ig_embed&utm_medium=loading" data-instgrm-version="12" style=" background:#FFF; border:0; border-radius:3px; box-shadow:0 0 1px 0 rgba(0,0,0,0.5),0 1px 10px 0 rgba(0,0,0,0.15); margin: 1px; max-width:540px; min-width:326px; padding:0; width:99.375%; width:-webkit-calc(100% - 2px); width:calc(100% - 2px);"><div style="padding:16px;"> <a href="https://www.instagram.com/p/Bre14kmHoz8/?utm_source=ig_embed&utm_medium=loading" style=" background:#FFFFFF; line-height:0; padding:0 0; text-align:center; text-decoration:none; width:100%;" target="_blank" rel="nofollow"> <div style=" display: flex; flex-direction: row; align-items: center;"> <div style="background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; flex-grow: 0; height: 40px; margin-right: 14px; width: 40px;"></div> <div style="display: flex; flex-direction: column; flex-grow: 1; justify-content: center;"> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; margin-bottom: 6px; width: 100px;"></div> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; width: 60px;"></div></div></div><div style="padding: 19% 0;"></div><div style="display:block; height:50px; margin:0 auto 12px; width:50px;"><svg width="50px" height="50px" viewBox="0 0 60 60" version="1.1" xmlns="https://www.w3.org/2000/svg" xmlns:xlink="https://www.w3.org/1999/xlink"><g stroke="none" stroke-width="1" fill="none" fill-rule="evenodd"><g transform="translate(-511.000000, -20.000000)" fill="#000000"><g><path d="M556.869,30.41 C554.814,30.41 553.148,32.076 553.148,34.131 C553.148,36.186 554.814,37.852 556.869,37.852 C558.924,37.852 560.59,36.186 560.59,34.131 C560.59,32.076 558.924,30.41 556.869,30.41 M541,60.657 C535.114,60.657 530.342,55.887 530.342,50 C530.342,44.114 535.114,39.342 541,39.342 C546.887,39.342 551.658,44.114 551.658,50 C551.658,55.887 546.887,60.657 541,60.657 M541,33.886 C532.1,33.886 524.886,41.1 524.886,50 C524.886,58.899 532.1,66.113 541,66.113 C549.9,66.113 557.115,58.899 557.115,50 C557.115,41.1 549.9,33.886 541,33.886 M565.378,62.101 C565.244,65.022 564.756,66.606 564.346,67.663 C563.803,69.06 563.154,70.057 562.106,71.106 C561.058,72.155 560.06,72.803 558.662,73.347 C557.607,73.757 556.021,74.244 553.102,74.378 C549.944,74.521 548.997,74.552 541,74.552 C533.003,74.552 532.056,74.521 528.898,74.378 C525.979,74.244 524.393,73.757 523.338,73.347 C521.94,72.803 520.942,72.155 519.894,71.106 C518.846,70.057 518.197,69.06 517.654,67.663 C517.244,66.606 516.755,65.022 516.623,62.101 C516.479,58.943 516.448,57.996 516.448,50 C516.448,42.003 516.479,41.056 516.623,37.899 C516.755,34.978 517.244,33.391 517.654,32.338 C518.197,30.938 518.846,29.942 519.894,28.894 C520.942,27.846 521.94,27.196 523.338,26.654 C524.393,26.244 525.979,25.756 528.898,25.623 C532.057,25.479 533.004,25.448 541,25.448 C548.997,25.448 549.943,25.479 553.102,25.623 C556.021,25.756 557.607,26.244 558.662,26.654 C560.06,27.196 561.058,27.846 562.106,28.894 C563.154,29.942 563.803,30.938 564.346,32.338 C564.756,33.391 565.244,34.978 565.378,37.899 C565.522,41.056 565.552,42.003 565.552,50 C565.552,57.996 565.522,58.943 565.378,62.101 M570.82,37.631 C570.674,34.438 570.167,32.258 569.425,30.349 C568.659,28.377 567.633,26.702 565.965,25.035 C564.297,23.368 562.623,22.342 560.652,21.575 C558.743,20.834 556.562,20.326 553.369,20.18 C550.169,20.033 549.148,20 541,20 C532.853,20 531.831,20.033 528.631,20.18 C525.438,20.326 523.257,20.834 521.349,21.575 C519.376,22.342 517.703,23.368 516.035,25.035 C514.368,26.702 513.342,28.377 512.574,30.349 C511.834,32.258 511.326,34.438 511.181,37.631 C511.035,40.831 511,41.851 511,50 C511,58.147 511.035,59.17 511.181,62.369 C511.326,65.562 511.834,67.743 512.574,69.651 C513.342,71.625 514.368,73.296 516.035,74.965 C517.703,76.634 519.376,77.658 521.349,78.425 C523.257,79.167 525.438,79.673 528.631,79.82 C531.831,79.965 532.853,80.001 541,80.001 C549.148,80.001 550.169,79.965 553.369,79.82 C556.562,79.673 558.743,79.167 560.652,78.425 C562.623,77.658 564.297,76.634 565.965,74.965 C567.633,73.296 568.659,71.625 569.425,69.651 C570.167,67.743 570.674,65.562 570.82,62.369 C570.966,59.17 571,58.147 571,50 C571,41.851 570.966,40.831 570.82,37.631"></path></g></g></g></svg></div><div style="padding-top: 8px;"> <div style=" color:#3897f0; font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; font-style:normal; font-weight:550; line-height:18px;"> Посмотреть эту публикацию в Instagram</div></div><div style="padding: 12.5% 0;"></div> <div style="display: flex; flex-direction: row; margin-bottom: 14px; align-items: center;"><div> <div style="background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; height: 12.5px; width: 12.5px; transform: translateX(0px) translateY(7px);"></div> <div style="background-color: #F4F4F4; height: 12.5px; transform: rotate(-45deg) translateX(3px) translateY(1px); width: 12.5px; flex-grow: 0; margin-right: 14px; margin-left: 2px;"></div> <div style="background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; height: 12.5px; width: 12.5px; transform: translateX(9px) translateY(-18px);"></div></div><div style="margin-left: 8px;"> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; flex-grow: 0; height: 20px; width: 20px;"></div> <div style=" width: 0; height: 0; border-top: 2px solid transparent; border-left: 6px solid #f4f4f4; border-bottom: 2px solid transparent; transform: translateX(16px) translateY(-4px) rotate(30deg)"></div></div><div style="margin-left: auto;"> <div style=" width: 0px; border-top: 8px solid #F4F4F4; border-right: 8px solid transparent; transform: translateY(16px);"></div> <div style=" background-color: #F4F4F4; flex-grow: 0; height: 12px; width: 16px; transform: translateY(-4px);"></div> <div style=" width: 0; height: 0; border-top: 8px solid #F4F4F4; border-left: 8px solid transparent; transform: translateY(-4px) translateX(8px);"></div></div></div> <div style="display: flex; flex-direction: column; flex-grow: 1; justify-content: center; margin-bottom: 24px;"> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; margin-bottom: 6px; width: 224px;"></div> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; width: 144px;"></div></div></a><p style=" color:#c9c8cd; font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; line-height:17px; margin-bottom:0; margin-top:8px; overflow:hidden; padding:8px 0 7px; text-align:center; text-overflow:ellipsis; white-space:nowrap;"><a href="https://www.instagram.com/p/Bre14kmHoz8/?utm_source=ig_embed&utm_medium=loading" style=" color:#c9c8cd; font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; font-style:normal; font-weight:normal; line-height:17px; text-decoration:none;" target="_blank" rel="nofollow">Публикация от Asya Strike (@asyastrike)</a> <time style=" font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; line-height:17px;" datetime="2018-12-17T08:35:47+00:00">17 Дек 2018 в 12:35 PST</time></p></div></blockquote> <script async src="//www.instagram.com/embed.js"></script>

Пока Ася Страйк выкладывает свое первое видео, используя авторский фильтр певицы Арианы Гранде, реальные инфлюенсеры инстаграма создают виртуальные копии себя с помощью приложения Zepeto. В декабре Zepeto попало на седьмое место в App Store, а российские компании устроили челлендж совместных снимков членов команд в формате аватаров. Виртуальные аватары позволяют не стесняться синяков после многомесячного недосыпа. Как говорит Катя Федорова: «Я считаю, что следующая золотая жила для моды — это виртуальная одежда для наших виртуальных аватаров в соцсетях. Мы уже тюнингуем свои фото до неузнаваемости, почему бы просто не создать идеальную цифровую версию себя». Другой интересный взгляд на мир виртуальных аватаров — это приложение MyIdol, где можно создать не только собственную цифровую копию, но и клон своего кумира — и вместе играть за роялем, ходить на свидания и смотреть на луну.

Всеобщая аватаризация видится и за уже многолетним увлечением масками Snapchat, и за успехом 2D-аватаров Bitmoji, и за встроенной функцией последних версий айфонов Animoji. Аватары — это тренд, который работает в обе стороны. Бренды и медиа превращают себя в антропоморфных существ, живые люди все больше виртуализируют себя, иногда не замечая этого. Они просто используют режим Beautify, встроенный в любой азиатский телефон — от Xiaomi до Samsung, сглаживающий кожу, заостряющий подбородок, уменьшающий нос и увеличивающий глаза, и становятся виртуальными воплощениями собственного идеала.


Интернет предлагает каждому стать развлекательным телешоу для своих подписчиков, профессионально и качественно показать реальность вокруг себя. В таких условиях Instagram из места, где близкие делятся сокровенными моментами, превращается в микротелевизор по производству контента. И тут уже не важно — живой это человек, за которым стоят профессиональные продюсеры, или цифровой образ. Главное — качественно развлекать.

2018 год — это год, когда мы все одним пальцем (хотя скорее, конечно, всем лицом — в Instagram-маске, бьюти-фильтре Samsung или Animoji Apple) дотронулись до глобальной виртуальности, где Ася и Кира витальнее многих парней и девушек, которые пытаются раскрутиться всеми возможными способами и попасть в топ Instagram.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}