T

The Blueprint дома на работе

Как все и предполагали, осенью на мир накатила вторая волна коронавируса. 23 октября в России выявили рекордное число новых случаев болезни — более 17 тысяч; еще в начале месяца столичных работодателей обязали перевести треть сотрудников на удаленную работу. Команда The Blueprint, отточив навыки удаленки еще в первую волну, снова засела по домам — и показывает, что помогает нам не заскучать в четырех стенах и соблюсти пресловутый work life balance.

Анна Акопова

Три ракушки — нашла на берегу океана в Португалии, а камень привез друг из Лондона.


Дизайнер


Керамический стаканчик из-под йогурта — привезла из Парижа. Храню в нем ручки, карандаши и всякую мелочь вроде гигиенической помады. Еще храню в стакане китайские палочки — их мне привезла подруга из нью-йоркского Чайна-тауна.

Журнал Foam Magazine и книга «Нормально о косметике». Держу их на столе на случай, если выдастся минутка передохнуть и полистать в течение дня. Помогает привести мысли в порядок.

Во время локдауна моим основным рабочим местом стала комната, которую я делю со своей собакой. Мне всегда нравилось работать в пространстве, где нет ничего лишнего, поэтому поначалу на моем рабочем столе был только ноутбук и пара листов для записей. Но за почти полгода я каким-то образом собрала на нем целую коллекцию предметов, которые служили приятными воспоминаниями о жизни до карантина.

нажмите на зеленый кружок, чтобы узнать подробности


Два основых рабочих инструмента — ноутбук и блокнот.


Марина Анциперова

Еще не могу жить без запахов. Сколько всего у меня духов, говорить не буду, это — те, что путешествуют всегда со мной. Ароматы Lush я вообще очень жалую, у марки есть два знаковых жасмина, Lust я люблю больше потому, что он поразвратней, а этот — Sikkim girls — побезопасней. Как ни странно, он нравится всем — даже самым привередливым «носам». На прошлой работе коллеги очень ругались, когда я душилась в течение рабочего дня, но этот аромат после долгих переговоров мне разрешили.

Старший редактор

У меня никогда не было планера, вопросы к интервью я записываю на салфетке, важные телефоны — на руке. В этом смысле моя жизнь — полнейший хаос. А вот без мышки работать не могу. Эта — самая любимая — из Muji: кажется, ей минимум лет восемь. 

Очень люблю полевые цветы.


У меня выдался странный год: только три месяца из него в общей сложности провела в Москве. Так что рабочее место успело покочевать по разным квартирам и гостиницам. Мне всегда казалось, что у меня слишком много вещей, хотелось жить с одним чемоданом всего (ну ладно, хотя бы тремя), и карантин сильно расчистил обстановку вокруг — остались только самые важные вещи, люди и дела. Хочется верить, что и мысли.

Подставками под ноутбук тоже стараюсь обзаводиться везде и всегда. Эта — странного цвета и формы — IKEA.

нажмите на зеленый кружок, чтобы узнать подробности


Туфли ATP помогают поддерживать рабочий настрой. Вы же знаете, что аббревиатура расшифровывается как all tomorrow's parties?



Анастасия Гинцяк

Во время карантина взяла в подарок сестре старый синт Yamaha, но как-то так получилось, что я играю на нем в любую свободную минуту.

Дизайнер


Практически весь карантин я провела с семьей и друзьями в доме под Москвой. Тут много места, рядом лес, животные, музыкальные инструменты, маленькая мастерская. В общем, все было отлично, я очень люблю быть дома. У меня нет каких-то особых требований к рабочему месту, но приятно, когда вокруг все мои книжки и шикарные растения.

нажмите на зеленый кружок, чтобы узнать подробности

К своему стыду, у меня больше книжек, на которые надо смотреть, а не тех, которые надо читать.


В этом году получилось черенковать много комнатных растений. Все подоконники заставлены теми, что еще не успели рассадить по горшочкам. Очень приятно смотреть, как быстро формируются корни и появляются новые листочки.




Алина Григалашвили

Редактор отдела моды

Постер над столом с Баскией и Уорхолом авторства Томаса Килппера куплен в лондонском Tate Modern и привезен в Москву в руках — в багаже бы помялся, а в ручную кладь не помещался.

Недорисованная картина с таби Margiela вряд ли будет когда-нибудь дорисована, поэтому используется как держатель для крабиков.

Дека с надписью Listen to Leonard Cohen — единственный настоящий арт-объект в моем пространстве. Подарок Тиграна Аветисяна, который я очень нежно люблю.

На столе — ноутбук, молескин, наушники и рандомные книжки. Все самое необходимое для работы.

Черная бутылка для воды — бренда Всеволода Черепанова Genesis 2.0. Люблю цеплять ее на сумку и носить с собой, даже если она пустая.

На комоде — виниловый проигрыватель, за ним — пластинка Slowthai Nothing Great About Britain. На повторе слушаю только один трек — Doorman.

Проигрыватель, правда, чаще используется как подставка для всего нужного и не очень — пепельницы в виде карточного туза, исполняющей функцию шкатулки, любимого парфюма Byredo Slow Dance и всяких бьют-штук. С украшениями, кстати, отдельная история — по примеру Ольги Свибловой работаю только в них.

Полка над проигрывателем была сделана папой, чтобы на нее ставились пластинки. В итоге она оказалась достаточно прочной для толстых журналов, которые я привожу из поездок, и для прочих приятных вещей.

Книга «Александр Маккуин. Кровь под кожей» в ужасном переводе на русский (Маржела там Маргиела) выполняет исключительно эстетическую функцию. Приятно видеть на рабочем столе лицо гения.

Перед книгой — маленькая статуэтка, копия тбилисской Kartlis Deda, более известной у нас как «Родина-мать».

Стикер a.d.e.d. — подарок Неймера, помещенный в рамку. Такой вот домашний окультуренный вандализм, который мне очень нравится.

А такая открытка из старого «Симача» есть, кажется, у каждого, кто грустит по навсегда закрывшемуся любимому бару. Пластинка, которую сделала команда Симачева к закрытию заведения, у меня, кстати, тоже есть — стоит где-то за итальянским Vogue, который я привезла из Милана и даже не распаковала.


нажмите на зеленый кружок, чтобы узнать подробности

Моя work-зона — это небольшой стеклянный столик и прилежащий к нему край комода. На столе все самое необходимое для работы (не считая картины и доски), а справа — на комоде — увеселительные и медитативные штуки вроде роллера из кварца, любимых парфюмов и украшений, без которых я своего существования не представляю.

Полина Крюкова


Выпускающий редактор

Открытки: из Монпелье (дурацкая и классически туристическая, обожаю!) от подруги из Лондона (с надписью «I’m hoping that yoga will solve all my problems» и смешной картинкой), и из какого-то берлинского музея с фотографиями Марио Тестино.

А еще здесь пластырь в форме сердечка, который я зачем-то наклеила на стену, и несколько фотографий с друзьями из поездок.



Свечка, которую наша дизайнер Аня привезла мне из Норвегии.

нажмите на зеленый кружок, чтобы узнать подробности

Последние пару месяцев я чувствую себя кочевником: работаю то из квартиры в Москве, то из дома родителей во Владимире, то из городской кофейни. Так что мое рабочее место не очень обжитоец: у меня здесь нет никаких талисманов и волшебных кристаллов для продуктивности. Зато над столом — целое собрание открыток, которые мне дарили друзья и которые я сама привозила из путешествий. С ними работается как-то легче.

На ноутбуке — стикер «Прикасайся», который я купила на выставке Йоко Оно прошлой осенью и к которому каждый мой друг все время норовит прикоснуться, этикетка от яблока и самодельный стикер в виде персика, который мне подарила младшая сестра Настя.

Ежедневник Falafel — одновременно выполняет функции моего секретаря и психотерапевта. Очень люблю все записывать от руки.




Саша Mademuaselle

Рабочий стол для меня скорее площадка для захламления, чем место, где я работаю. Но во время прошлого карантина я заставляла работать себя именно за столом, а не в кровати. Обычно мой стол завален пленками (под столом еще три огромные коробки, забитые моим архивом). Сейчас я работаю над зином про мой прошлый карантин. Тогда, чтобы не сойти с ума и не забыть, что я фотограф, я заставляла снимать себя каждый день.



Фотодиректор

Диско-шар вынесен мною под кофтой с вечеринки Симачева ULTIMA ровно год назад. В солнечные дни превращает мою гостиную в праздник.



Череп и белые пики — арт-объекты, доставшиеся мне от бывших. Пока получается неплохая выставка под моим кураторством.


Бюстик Путина остался у меня после съемки для журнала «Афиша». С тех пор оберегает меня.

нажмите на зеленый кружок, чтобы узнать подробности



Свечи из Muji. Очень люблю запах «апельсин и корица», он напоминает про Новый год и праздник. Очень страдаю, что не могу пополнить свои запасы ручек и свечей из этого магазина.

Мои прошлые зины: «Боль» про тур фестиваля «Боль» и «2018» про мой сложный год. Но я просто тогда не знала, что меня ждет дальше.

Вышивка крестиком Fuck you. Я очень люблю вышивать крестиком, но обычно все схемы про дельфинчиков и бабочек, поэтому приходится придумывать свои.

Сергей Пацюк

Арт-директор

нажмите на зеленый кружок, чтобы узнать подробности

Я очень люблю отсутствие вещей. Не раздражают только бумага и растения. На рабочем столе, как правило, ничего не лежит, кроме компьютера и блокнота. Очень люблю растения, и до сих пор везде стоят сухие полевые цветы, которые я собрал на прогулке за городом пару месяцев назад.




Живопись тушью Лены Сапрыкиной и фотография Марго Овчаренко.

Книжный стеллаж с журналами и бумагами.

Прикроватный столик с сухим букетом полевых цветов, микрофон для подкастов и свеча.

Александр Перепелкин

Редакционный директор

В силу своей работы я очень часто в командировках, поэтому отели — это такой же мой дом, как и моя квартира. Я всегда выбираю места с историей, а не комфорт глобальных сетей. Питерский Grand Hotel Europe, в котором я живу сейчас, как раз идеальный пример — с историей, бережным обновлением, совсем незаметным персоналом и комнатой, наполненной питерскими деталями.

Еще один ковидный аксессуар, без которого не выхожу из дома, — санитайзер. Мой любимый Merci Handy Unicorn Edition — он розовый, с блестками и пахнет жвачкой Love is... Заказываю на сайте нью-йоркской аптеки C. О. Bigelow.

нажмите на зеленый кружок, чтобы узнать подробности

Когда я работаю, мой мозг требует сахара. Поэтому в ход идет крошечная баночка варенья.



Mac Book Pro — идеальный инструмент, реализующий все мои рабочие задачи. Обычно у меня открыто сто окон. Да! У меня синдром рассеянного внимания. С ним помогают бороться to do листы.


Раз уж маска стала обязательным аксессуаром 2020 года, то я решил, что они должны быть максимально не безликими. Пока ко мне едет из Парижа смешная маска Жан-Поля Готье в его знаменитую полоску и с красными губами, я не снимаю маску, которую для второй Триеннале современного искусства в музее «Гараж» придумала художница Алиса Горшенина. Сейчас настроение — солнце.

Я обожаю ароматические свечи — они всегда горят у меня дома, в кабинете и даже в номере в отеле. Иногда я путешествую со своими, но чаще покупаю на месте. Когда я приехал в Питер, было ужасно промозгло и шел ливень, — поэтому я решил купить Jo Malone c ароматом ладана и хвои.



Татьяна Потапова

Редактор отдела красоты

Первый локдаун сильно изменил мою жизнь, и если не брать в расчет то, что первые два месяца я вообще не выходила из дома даже в магазин или соседний лес, эти перемены были в большинстве своем позитивными. Во-первых, я переоборудовала под кабинет комнату, которая служила складом: неразобранные за два года коробки переместись с моего нового рабочего стола назад, создав необычный фон для ежедневных зум-летучек. Во-вторых, я наконец-то начала заниматься спортом каждый день — когда все скупали юбки в перьях, туфли и тренчи, у меня появился классный коврик Jade Yoga, на котором я стояла в планке, и балансборд, чтобы стоять на серфе увереннее в отпуске, который (верю) еще случится. А еще во время карантина я вспомнила, что умею готовить. А главное — люблю это делать. Так что новый локдаун, если он и будет, меня почти не пугает.

нажмите на зеленый кружок, чтобы узнать подробности

Ко мне переехал из офиса шкаф с банками: так что все самое нужное для работу было на карантине со мной. Когда карантин закончился, шкаф с косметикой так и остался в нашей квартире: действовать на нервы моему бойфренду и ждать новую волну. И, кажется, дождался.

Мне помогают работать дома две ассистентки: Марта создает атмосферу монотонным урчанием, Ася помогает с анпекингом — если пакет вовремя не разобрать, она скорее всего будет весело гнать какую-нибудь банку под кровать (в общем, держит в тонусе).



Полина Садовникова

Младший редактор новостей

Студент из меня так себе, но необъятные журфаковские списки литературы я прилежно стараюсь осиливать в течение семестра (а не за две недели до сессии). Чтобы об этом не забывать, оставляю книжки на рабочем столе (или на кровати).


Ноутбук и AirPods — единственное из этой композиции, без чего правда не обходится ни один рабочий день.

Авоська, с которой я каждый день отправляюсь на рынок за чурчхелой, пухлыми персиками и местным инжиром. Фрукты здесь, как и пишут черным маркером на самодельных картонных ценниках, медовые!



Старенький Olympus, который я отхватила на питерской «Уделке» этим летом и теперь везде таскаю с собой.

нажмите на зеленый кружок, чтобы узнать подробности

За время локдауна я так и не обустроила рабочий стол. Зато (к несчастью для моего позвоночника) научилась превращать в рабочее место любую горизонтальную поверхность. А еще освоила локальный туризм — вот уже месяц я работаю из Краснодарского края и даже успеваю искупаться в море перед утренними летучками (в октябре!). Если красиво разложить на столе все, что обычно меня окружает, получится что-то такое.


Бусы и кольцо из бисера оттенка Blueprint Blue, которые мне сплела мама.




Анастасия Склярова

SMM-редактор

Два пахучих букетика дедушка привез мне с дачи. Вазы с живыми растениями буквально прописались у меня на столе во время карантина.


Четырехсотстраничный атлас живописи вечерами немного спасал зрение, испорченное за часы, проведенные у экранов гаджета.

Любимый ежедневник из букшопа Музея Вальрафа-Рихарца в Кельне, где я была в прошлом декабре по университетской программе обмена. Последний визит в Европу перед локдауном, кстати.

Бумажки на планере как напоминания о приключениях в минувшую субботу — мой аннулированный посадочный талон и талон об утере российского паспорта, зарегистрированный в отделении полиции аэропорта Шереметьево.

Обожаю ароматы Diptyque. Мой самый любимый — это цветочный Florabellio, который я купила как раз в парфюмерном бутике по адресу бульвар Сен-Жермен, 34.

Любимая свеча из H&M Home с запахом пачулей.

Резиновые губы из Музея Сальвадора Дали в Фигерасе, конечно же, обычно не лежат прямо у ноутбука — но они так хорошо вписались в композицию, что я не удержалась.

Кружка для кофе из коллекции императорского фарфора, из которой все было выпито еще утром, — но стоит она здесь, как правило, весь день.








Нависшая сегодня угроза нового локдауна — мой самый главный ночной кошмар. Для постоянной работы дома я оказалась слишком социальной. И сегодня готова надеть скафандр при необходимости, но все равно проделать путь до университета или офиса, пусть даже если там я точно так же буду сидеть одна — с ноутбуком и в AirPods.

Настя Сотник

Мой личный уголок Pinterest напротив кровати.


Редактор

Фарфоровый молочник Jatta Lavi — купила во время командировки в Хельсинки, когда больше писала про дизайн и архитектуру, чем про моду.

Биография Пегги Гуггенхайм «На пике века» — благодаря этой книге за время карантина побывала в Нью-Йорке, Лондоне, Венеции, объездила весь юг Франции и даже исследовала Африку.

нажмите на зеленый кружок, чтобы узнать подробности

Свеча Tonka — подарок нашего редактора красоты Тани Потаповой.


Я живу не одна, поэтому с началом карантина мой рабочий стол превратился в рабочую половину стола. Наш стол теперь напоминает классические кадры про очень разных соседей по учебному общежитию: помните, когда кто-то один отличник, а другой художник? Я седьмой месяц подряд совсем не отличник. Чтобы сменить обстановку, перебираюсь поработать на кровать, а если погода позволяет — на балкон: здесь лучше всего проводить конец рабочего дня. У нас даже появился свой термин по этому поводу — балконный chill.






Любимая чашка с кофе, который всегда беру с собой сразу после завтрака, чтобы быстро допить.

My Special Planner — лучший ежедневник из всех, что у меня были.


Ольга
Страховская

Шеф-редактор

На первом карантине я провела дома в полном одиночестве и почти безвылазно четыре месяца. Очень сложных и очень простых в своей лаконичности, в основном перемещаясь с кровати на диван и за барную стойку. Несмотря на мое стремление к минимализму, оказалось, что вокруг за годы собралось очень много вещей-маркеров, которыми я пытаюсь остановить время и не дать настоящему бесследно ускользнуть в прошлое. А еще за карантин я начала рисовать дорогих мне людей — без одежды, сильных и уязвимых, какими мы все оказались в этом году. Назвала для себя эту серию Friends and Lovers, и это, как говорится, work in progress.

Портрет Насти Тихоновой, лондонского фотографа, с которой мы на карантине сделали кросс-проект — она сняла меня без одежды, а я ее нарисовала.


Кадр из «Министерства глупых походок» — подарок из поза-поза-позапрошлой жизни и напоминание о том, как важно быть несерьезным.

Свеча Le Labo Figue 15. Инжир — мой главный парфюмерный пунктик, ищу его во всех марках (и скучаю по Wild Fig and Cassis, который Jo Malone почему-то сняли c производства)

нажмите на зеленый кружок, чтобы узнать подробности


Работа нижегородского художника Максима Трулова. Heartbreaking керамическая заточка, которую я только что привезла из потрясающего трипа в Нижний.

Зин Boys by Girls (есть еще симметричный) про подростков: хроника самого зыбкого и хрупкого периода в жизни, заснятая женщинами-фотографами.


Моя самая любимая фотоистория — руки Юргена Теллера с ним самим, Канье Уэстом и Ким. Уверена, что самоирония тут есть только у двоих, но и этого более чем достаточно.





Маленькая коллекция двусмысленной керамики. Штуки, купленные в очень счастливых поездках — в том числе в Апулии и на Липарских островах.

Портрет моей лучшей подруги, художницы Оли Австрейх, без которой я бы не начала рисовать. Справа — ее скетч меня, накиданный за минуты в саду любимого итальянского дома. Место дружбы и силы, по которому я бесконечно скучаю.


Две работы Лены Цибизовой @lena_tsibizova так совпали с моим состоянием на карантине, что я тут же написала Лене, что мечтаю о них. Всегда будут напоминать о переломном 2020 годе.

Поп-артовый заяц Дюрера, купленный в сувенирной лавке Альбертины во время одной лихой поездки в Вену на уикенд.

Массивный альбом Стэнли Кубрика — с раскадровками, behind the scenes и кадрами, каждый из которых можно вешать на стену.

Моя первая картинка, с которой я начала рисовать, — кадр с выставки неизвестной мне перформансистки, который я подсмотрела в инстаграме.


Светлана Танакина

Директор отдела моды

Мое рабочее место — за столом на кухне. Я очень люблю утро, но работаю тут и поздно вечером, и иногда даже ночью. Утром в моем «офисе» можно упиваться кофе, три чашки с кокосовым молоком — это стандартная ситуация. Slow morning абсолютно не моя тема: мне не нужно долго настраиваться на работу, я мгновенно концентрируюсь и тут же включаюсь в рабочий процесс. Пью много воды, поэтому бутылка с водой также всегда под рукой. Свеча на столе — это must, особенно в осенне-зимний период. Мне нравится наблюдать краем глаза этот теплый подвижный свет пламени и совмещать его с другими источниками света.



Раскраска на столе — это подарок моей подруги Стаси Соколовой и ее дочки Мики на 4-летие моей Варе. Варя часто в ней рисует, мы ее далеко не убираем.



Вагончик товарного поезда из керамики Даши Птичкиной @sorry_iambad — я его использую в основном под ювелирку, которую ношу в данный момент.

нажмите на зеленый кружок, чтобы узнать подробности

Стул, на котором я сижу, — семейная реликвия. Муж двоюродной бабушки мужа в 1970–1980-е писал на нем свою диссертацию в МАРХИ.


Екатерина Шуйкина

Все самое важное — список дел, дедлайны, задачи по работе и нет, это все в напоминаниях в телефоне. Я обожаю нажимать на кружок, когда задача закрыта, или же просто передвигать ее во времени, что, конечно, не так приятно.


Ноутбук и новое приобретение — большой монитор. Честно говоря, монитор не совсем мой и используется скорее для других задач, но иногда и мне нравится подключать к нему ноутбук и строить грандиозные таблички в Excel или писать очень внушительные письма.


Свежие цветы. Вообще это мечта — всегда иметь дома свежие цветы, я их очень сильно люблю. Сейчас мне повезло — остатки цветов, которые мне подарили на день рождения, я собрала в очень милую и яркую домашнюю композицию.

Директор по рекламе


Обязательно большой стакан воды, который я постоянно пополняю, потому что важно много пить! 

Наушники и мышка — это обязательно всегда и везде. Без наушников невозможно представить бесконечные созвоны по зуму, а работать с тачпадом я не умею, не хочу и не буду даже пробовать, это тоже ERROR.

Я много работаю в Excel, и кажется, что даже уже мыслю табличками, поэтому любой лишний предмет на столе для меня — это ERROR. За карантин мне удалось пережить переезд в новую квартиру и ремонт, поэтому при оформлении нового рабочего места я была максимально подкована в вопросах, о которых раньше вообще не задумывалась, — например, что дома нужен правда хороший рабочий стул, чтобы сохранить осанку, что обязательно нужна хорошая настольная лампа, чтобы не портить глаза, и что в столе обязательно должны быть небольшие ящики, чтобы не захламлять рабочее пространство лишними деталями.

нажмите на зеленый кружок, чтобы узнать подробности



Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}