T

Как стать арт-директором бара: Таня Андрианова, «Стрелка»

Героиня нового выпуска рубрики «Как строить карьеру» Таня Андрианова переехала в Москву в 2005 году из маленького городка на самой границе Заполярья. С тех пор она создавала музыкальные интернет-радиостанции, устраивала веселые вечеринки на «Стрелке» и консультировала новооткрывающиеся московские бары и рестораны. Обо всем этом (и не только) она в подробностях рассказала редактору раздела «Карьера» Полине Крюковой.

2007 — 2009

О жизни в городе на полярном круге и первых опытах работы

программный директор радио «Факультет»

Я училась в супершколе в маленьком городе на Ямале — это была гимназия с гуманитарным уклоном, где преподавали огромное количество дисциплин, которых обычно не бывает в школьной программе. Когда пришло время выбирать, куда поступать, я купила справочник вузов (раньше были такие толстенные талмуды из очень тонкой некачественной бумаги, где были перечислены все основные университеты страны и дана информация об экзаменах) и задумалась: «Что я могу сдать без дополнительной подготовки и мучений?» Русский, литературу и иностранные языки. В общем, повела себя как настоящая лентяйка и выбрала журфак МГУ. При поступлении кроме экзаменов нужно было пройти творческий конкурс и предоставить портфолио с публикациями — для подготовки я устроилась в местные СМИ: писала заметки для городской газеты, корректировала тексты, бегала с диктофоном за владельцами пекарен и оленеводами, была новостным диктором и даже вела программы на локальной радиостанции.

О первом опыте создания собственного интернет-радио

Когда я училась на журфаке, там благодаря стараниям Ивана Засурского появилась лаборатория конвергенции (позже ставшая кафедрой новых медиа), в ее рамках мы решили создать интернет-радиостанцию. Помог американский грант — один из последних, выданных в России. Это радио FMGU.RU создавалось по образу и подобию американских кампус-радио и как будто бы чуть-чуть в противовес радиокафедре, где иногда старушки-преподавательницы клали меховые шапки на пульт, все замыкало, а студентам оставалось только охать. Я стала программным директором радио: занималась сеткой вещания, работой с авторами и гостями, прямыми эфирами, а также вела программы сама. У нас в студии побывали и декан факультета Ясен Николаевич Засурский, и депутаты Госдумы, и даже тогда еще не такой популярный норвежский продюсер Тодд Терье (его единственный за всю карьеру альбом It’s Album Time, выпущенный в 2014 году, вошел в рейтинг ста лучших альбомов десятилетия, по мнению музыкального издания Pitchfork. — Прим. The Blueprint). Нам платили зарплату, и она была достаточно неплохой по рынку: хватало и на оплату учебы, и на жизнь. Когда финансирование сократили, а спонсоров найти не получалось, мне пришлось набрать кучу разных фрилансов: вести музыкальную колонку в мужском глянце и психологическую рубрику в журнале для девочек-подростков, снимать жуткие мероприятия для рекламных агентств и заниматься пиаром локальных лейблов.

О работе на Пикнике «Афиши»

Однажды мы с ребятами из FMGU.RU придумали создать на Пикнике «Афиши» радиозону: нашли в Коломенском лужайку и решили развесить там гамаки, а между ними — ретрорадиоприемники, и с помощью передатчика транслировать специальный эфир для «Пикника». Служба безопасности фестиваля не обрадовалась такой идее, потому что получалось, что мы незаконно занимали частоту, пусть и на очень маленькой территории. Тестировать такой передатчик на журфаке ни в коем случае было нельзя из-за близости к Кремлю, приходилось уезжать куда-то подальше. В итоге в день Пикника мы приехали на монтаж, а поскольку лужайка, где должна была находиться эта зона, была в низине, проливной дождь за ночь превратил ее практически в болото, куда тут же приплыли утки. Хорошо, что к обеду все высохло, — в итоге люди весь день качались в гамаках, слушали музыку и классно проводили время.

О втором опыте создания своего интернет-радио — совместно с Look At Me

2009 — 2017

соосновательница, главный редактор, гендиректор радио Follow Me

Как-то раз моя подруга Оля Эйхенбаум, которая вела программу у нас на радио, привела в гости Васю Эсманова (сооснователя сайта Look At Me и издательского дома Look At Media, сейчас переименованного в Redefine. — Прим. The Blueprint). После этой встречи мы с Васей начали общаться, а чуть позже познакомились с Лешей Аметовым (еще один сооснователь Look At Media, покинул должность издателя холдинга в январе 2021 года. — Прим. The Blueprint) и Катей Базилевской (CEO Setka и соосновательница Look At Media. — Прим. The Blueprint). Финансирование FMGU на тот момент иссякло, но мы еще надеялись найти спонсоров и планировали будущее станции. Мы пришли к ребятам в офис LAM в Трубниковском переулке с запросом сделать новый сайт для FMGU (тогда там же располагалось агентство Nimbler, занимавшееся разработкой сайтов). Болтали, болтали, и в конце концов Леша с Васей предложили нам запустить интернет-радиостанцию на базе Look At Me. Переговоры заняли несколько месяцев, и в декабре 2009-го вместе с Мишей Гелейном и командой LAM мы запустили музыкальное интернет-радио Follow Me. Сначала это был блог с подкастами, а потом появилось и вещание. Несколько прекрасных лет мы работали бок о бок с командой LAM, развивали станцию, которая в итоге стала самостоятельным бизнесом. Но потом случился кризис 2014 года — медийка в целом просела, а уж маленькому нишевому радио было вдвойне тяжело, но мы продолжали работать и стараться, хотя с каждым годом это становилось все сложнее. В 2017 году мы решили закрыться — когда на «Афише» вышла новость, люди очень недовольствовали. Чтобы нивелировать негатив хотя бы от друзей, я решила объявить о закрытии радио у себя в соцсетях в свой день рождения.

О любви к музыке и первом микстейпе The Weeknd

Все ненавидят делать то, что им не нравится, но иногда именно этот опыт оказывается самым ценным. Моя любимая история о такой ситуации случилась десять лет назад, когда вышел первый микстейп The Weeknd — образчик на тот момент нового мрачного r’n’b. Помню, что мне и моему коллеге по радио тогда ужасно не понравилась эта запись, а редакторы LAM и The Village Гоша Биргер и Сережа Пойдо решили поставить эксперимент и попросили нас прослушать микстейп десять раз от начала до конца. Испытание выглядело непосильным. После третьего прослушивания нас одолевала ненависть, на пятом наступил этап безразличия, после седьмого мы стали думать: «А не так уж и плохо» — а к десятому разу внезапно полюбили эту запись. Это был эффект радости узнавания. Осознание того, как устроен мой собственный мозг, тогда меня поразило, а сегодня это невероятно помогает, когда приходится отслушивать в сотни раз больше новой музыки, чем десять лет назад.

О работе с Парком Горького

Помню, на улице ужасная жара, в машине сломался кондиционер, я стою в пробке где-то в районе Кузнецкого Моста, настроение очень так себе. Вдруг звонит телефон, какой-то незнакомый номер. С мыслью: «Ну что же еще кому-то от меня нужно?» — беру трубку. Как потом оказалось, это была близкая подруга моей близкой подруги — Ася Аникеева, которая тогда работала с Капковым в Парке Горького (Сергей Капков, директор Парка Горького в 2011 году. В том же году стал главой департамента культуры Москвы. — Прим. The Blueprint). Говорит: «Привет, у вас такое классное радио, давайте оно будет играть в ПГ?». Я сначала подумала, что мне все это почудилось, но нет. Так начался один из самых удивительных экспериментов в моей жизни. Удивительных, потому что невозможно было себе представить, что в главном парке страны могут дать такую свободу. Мы все привыкли, что там играет музыка «под шашлычок», а тут вдруг зазвучали треки Эриэла Пинка и Коннана Моккасина.

2014 — 2019

О профессии
«арт-директора бара»

арт-директор бара «Стрелка»

Я ни разу в жизни не устраивалась на работу по объявлению, всегда новые занятия находили меня сами. Так в 2014 году я стала арт-директором бара «Стрелка» — внезапно для самой себя. Мне написала Наташа Ганелина, которая на тот момент занимала эту должность, но собиралась уходить и искала себе замену. Формулировка «арт-директор клуба» или «арт-директор бара» существует только в России. В прочих отраслях арт-директором считается тот, кто руководит командой дизайнеров, но за эту часть на «Стрелке» отвечает Аня Кулачек. Я же занимаюсь составлением программы, в которую входят музыкальные события, культурные и развлекательные мероприятия, букингом артистов и диджеев, придумыванием лайнапов, менеджментом и визуальной частью мероприятий. Каждое событие — новая история и разный объем работы. Например, нужно оформить сцену: я придумываю, как будут выглядеть, декорации и отдаю задачу производству и декораторам, но если бюджет ограниченный, то еду в «Леруа Мерлен» покупать блестящие стройматериалы, а потом вместе с командой рабочих всю ночь собираю все это на площадке. «Арт-директор бара» — это и креативный директор, и программный директор, и букер, и продюсер, и тот, кто общается со спонсорами — и, кажется, этот список ролей и функционала может быть почти бесконечным.

2019 — по настоящее время

Об уходе из «Стрелки» — и возвращении обратно

независимый продюсер, креативный директор, консультант в сфере культуры и музыки

Лето 2019 было непростым, хотя после 2018 и чемпионата мира по футболу казалось, что хуже быть уже ничего не может. На 2019 год мы запланировали самую масштабную и красивую программу в честь десятилетия «Стрелки» — все самые важные и ожидаемые привозы, все с невероятным размахом. Расписание и букинги были подтверждены еще в декабре 2018-го, но весной 2019-го в баре наметилась внутренняя реорганизация, а такие процессы обычно не проходят легко. В любом случае сделать задуманное (и уже на тот момент анонсированное) очень хотелось, несмотря на все предстоящие трудности. Все запланированное случилось, но это было так нелегко, что после завершения сезона хотелось взять паузу, чтобы прийти в себя. Пауза продлилась примерно год, и я так же внезапно, как в первый раз, снова оказалась на «Стрелке». Ребята связались со мной и сказали: «Хотим, чтобы было, как раньше». Конечно, как раньше уже не будет, потому что весь мир за 2020 год здорово изменился, но другой такой площадки в городе нет, и искренне хочется, чтобы она жила и там происходило все самое важное и интересное, как и на протяжении всех десяти лет.

О «паузе» на «Стрелке» и консалтинге

За прошедший год я проконсультировала десятки новооткрывающихся мест, которым нужна была помощь с программой и культурно-музыкальным позиционированием. Самое странное ощущение, когда приходится отговаривать создателей заведений от их затей, фактически отбирая работу у самой себя. Многие удивлялись, когда слышали фразу: «Вам не нужно устраивать вечеринки, ваше место для этого не предназначено, сконцентрируйтесь на том, для чего вы его строили», — но спустя какое-то время благодарили за то, что я помогла сэкономить кучу времени и денег. В рамках консалтинга, за которым обращались все на свете (от агентств и брендов до различных площадок) еще со времен радио, я продумывала позиционирование и формировала принципы построения программы, помогала подобрать артистов или же найти нужных для реализации идей профессионалов, как креативных, так и технических, занималась разработкой концепций мероприятий и продюсированием. Любимый проект, которому посчастливилось помочь в прошлом году, еще до его запуска — Flaner и Fonoteca Паши Недостоева и его партнеров.

2020 — по настоящее время

О правилах организации хорошей вечеринки

арт-директор бара «Стрелка»

Классная вечеринка — это не вопрос денег, креатива или полета фантазии, а вопрос умения предусмотреть все. Ты должен быть супер-мега перестраховщиком, немного параноиком и отъявленным пессимистом. Немного утрированный пример, который отражает ход мысли — выходишь на площадку и думаешь: «Так, я прикреплю это здесь, а если это упадет, то это убьет столько-то человек... Нет, пожалуй, это не стоит здесь крепить».


Нужно всегда помнить, что успешное мероприятие для посетителя и успешное мероприятие для участников и организаторов — это порой совсем разные вещи. Приезжаешь на фестиваль или вечеринку, кайфуешь, а потом общаешься с организаторами и узнаешь, что для них это была работа на пределе возможностей и все как будто побывали в аду.


Как арт-директор, ты должен знать, сколько в помещении туалетов, сколько курток поместится в гардеробе, проследить, чтобы бармены были вежливыми, чтобы фейсеры понимали, каких людей ждут на этом мероприятии, чтобы охранники были строгими, но доброжелательными, а не стояли с кислыми или недовольными лицами, чтобы в команде было достаточно людей и все справлялись с задачами вовремя.


Нужно продумать все-все-все детали, чтобы гостям было комфортно, чтобы они чувствовали себя в безопасности, но при этом не было ощущения вседозволенности, а это тонкая грань.


Еще один важный момент современности — как мероприятие выглядит в инстаграме. Ты можешь идти по площадке и думать, что все красиво, а потом фотографируешь и понимаешь, что на снимках ерунда. Не раз приходилось отказываться от каких-то решений из-за того, что они не инстафрендли. Каждый раз мы с декораторами и световиками смеемся над главенством смартфонов и соцсетей, но отрицать их влияние на визуальную составляющую событий невозможно.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":100,"columns_n":12,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}