T

Когда Меган и Гарри встретили Опру

На канале CBS вышло долгожданное интервью Опры Уинфри с Меган Маркл и принцем Гарри — первое, которое они дали в статусе «обычных людей», отказавшись от герцогских титулов и привилегий. Эфира ждали с замиранием сердца по обе стороны Атлантики, мировые СМИ не давали об этом забыть, а интерес дополнительно подогревали трейлеры — где пара обещала «рассказать всю правду» о конфликте с британским двором. The Blueprint посмотрел интервью в прямом эфире — чтобы вам не пришлось вставать среди ночи — и выбрал из него самое интересное.

О свадьбе

Мы поженились за три дня до нашей королевской свадьбы. Никто этого не знает. Мы позвали архиепископа и сказали, что [официальная церемония} — это спектакль для всего мира. Мы же хотим обвенчаться ради себя, так мы обменялись клятвами», — рассказала Меган.

«

О разговорах до брака

До рождения ребенка [во дворце] не утихали разговоры о том, насколько темной может быть кожа ребенка и как это будет выглядеть и что это будет значить«, — призналась Меган. Гарри отказался отвечать на вопрос о том, кто задавал подобные вопросы, но добавил: «Это было в самом начале. Тогда же [мне] сказали, что у Меган не будет охраны. Моя семья предложила, чтобы Меган не оставляла актерскую карьеру, потому что для ее содержания в семье денег недостаточно».



«

О сыне Гарри и Меган Маркл — Арчи

Ему отказали в службе безопасности без объяснения причин. Об этом мне рассказал Гарри и другие члены семьи...Я была официанткой и была актрисой, была принцессой и герцогиней, но главным титулом для меня остается "мама"»,— рассказала Меган.

«

О жизни под полным контролем

Когда я спрашивала, могу ли я пойти на ужин с друзьями, мне говорили: «Нет, тебя слишком много, ты повсюду!» Хотя по сути я выходила из дома дважды за четыре месяца. Все постоянно думали о том, как это выглядит, а не о том, каков это, какие чувства человек испытывает в этот момент. Многие могут это понять после локдауна. <...> Момент, когда я стала частью семьи, стал последним (до недавнего времени), когда я видела собственный паспорт, мои водительские права и мои ключи», — призналась Меган.

«

О таблоидах

Моим родителям говорили на все отвечать: «Без комментариев» Я верила, что я защищена, но как только мы поженились, я поняла, что это не так, Более того, что они [королевская семья] готовы лгать, чтобы защитить других членов семьи. Но не меня», – говорит Меган. Гарри продолжает: «Я понимаю, насколько симбиотичны отношения королевской семьи и прессы. Как моя семья боится того, что таблоиды ополчатся на них. Существует невидимый контракт между королевской семьей и британскими таблоидами. Если упрощать, то можно сказать, что как член королевской семьи вы должны поить, кормить и давать полный доступ этим репортерам, чтобы о вас в прессе отзывались хорошо»

«

О рискованности этого интервью

Я не знаю, чего они могли ожидать после того, как мы так долго молчали, а дворец все это время активно распространял о нас ложь. Если говорить о риске потерять что-то из-за этого интервью, скажу прямо — многое и так уже потеряно. Я потеряла моего отца, моего ребенка, потеряла часть своей личности, практически потеряла свое имя и я многое оплакиваю», — заявила Меган.

«

О суицидальных мыслях

Меган: «Мне было очень стыдно признаваться в этом, но я знала, что сделаю это, что я не буду больше жить. И это была мысль, которая была постоянно была мной и не переставала крутиться в моей голове, не отпускала меня ни на минуту. Я поделилась этими переживаниями с приближенными к семье и сказала, что мне нужна помощь и я знаю, как это больно не просто озвучить это, но услышать в ответ: «Нет»....Гарри боялся оставить меня одной, на фотографиях можно увидеть, как крепко он держал меня за руку – костяшки наших пальцев были видны. Требуется так много отваги, чтобы признать тот факт, что тебе нужна помощь.»


Гарри: «Мне было стыдно признаваться, да и некому, что Меган нужна помощь. В семье есть устоявшееся мнение, что мы все через это прошли, что так все устроено, так уж устоялось»

О деньгах

Моя семья отрезала меня материально. Но у меня были средства, которые мне оставила мама. Она как будто предвидела все это, я словно ощущал ее присутствие во время всего этого процесса. Я очень счастлив и чувствую огромное облегчение от того, что сегодня могу говорить с вами, сидя рядом с женой. Даже не могу представить себе, каково было [для принцессы Дианы] проходить через этот процесс одной много лет назад. Потому что и вдвоем это было невероятно сложно, — вспоминает Гарри. — Мы никогда не планировали [заключать контракты с Netflix и Spotify], но мы не жалуемся. У нас прекрасный дом и семья, веселые собаки. Мы ни о чем таком не думали в начале пандемии, но наши друзья сказали, а как же стриминги? Было много опцией, но мной двигала одна мысль: мне нужно заработать денег и нанять охранников, чтобы моя семья была в безопасности».

«

О Мекзите и манипуляциях

Меган: «Я оставила свою карьеру и свою жизнь, чтобы быть с ним. Я написала письма его семье, говорила им, что я в их распоряжении. Но нет никаких книг и инструкций "Как быть принцессой": как говорить, как ставить ноги, как быть частью королевской семьи. По крайней мере у меня их не было. Меня никто ничему не учил, даже гимну, я сама все изучала с помощью Google по ночам».


Гарри: «Если бы не Меган, я бы не выбрался. Я был в ловушке этой системы, как и моя семья — мой брат и мой отец. Они не могут уйти. И я не видел никакого выхода, даже не понимал, что я в ловушке. Но я встретил Меган и наши миры соединились. <...> У моей семьи было много возможностей показать свою поддержку [в расовом вопросе], но за три года никто так ничего не сказал. 70 членов Парламента, женщины, высказались, что в прессе недопустимы подобные колониальные замашки, но моя семья не сказала ни слова. Это было больно. <...> Я очень горжусь своей женой, она родила ребенка в жестокое к нам время. Каждый день я приезжал домой из Лондона и видел Меган, кормящей грудью в слезах. Мы сделали то, что должны были сделать»



О «фирме» и Елизавете II

Меган: «Королева всегда ко мне прекрасно относилась, — заявила Меган. — Она сделала мне прекрасный подарок — сережки и подвеску, напоминала мне о моей бабушке, всегда была теплой и гостеприимной»


Гарри: «Я говорил в этом году с бабушкой больше, чем за последние несколько лет вместе взятые. Я никогда не хотел огорошить свою бабушку [„Мекзитом“, отказом от титула], я ее слишком уважаю, чтобы так поступать», — сказал Гарри и добавил, что принц Чарльз в какой-то момент перестал отвечать ему на телефонные звонки. По словам Гарри, отношения с братом, принцом Уильямом остаются напряженными и только время сможет залечить эти раны: «Если бы нас поддержали, мы бы остались в королевской семье. Без сомнений. Но меня успокаивает мысль о том, что со своей стороны сделали все возможное, чтобы ситуация нормализовалась». Меган добавила: «Я жалею об одном — что поверила то, что буду защищена. Если бы я знала [что дворец не вступится за меня], я бы сделала больше. Зато теперь, когда мы живем в другом мире, мы не просто выживаем. У нас наконец все в порядке, для нас это новое начало. Так что у моей истории с принцем есть счастливый конец. Это лучше, чем любая сказка, которую вы когда-либо читали». После этого Гарри признался, что Меган спасла его, а Меган вторит, что он спас их всех — и ее жизнь.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}