T

Jolie             Alien

Женя Макарова a.k.a. Jolie Alien учится в Московском художественно-промышленном институте и только готовится к поступлению в Central Saint Martins, а ее картины уже представлены в галерее a-s-t-r-a, продаются на аукционах Vladey и в сентябре будут выставлены на Cosmoscow. При этом она еще три года назад считалась одной из самых перспективных моделей России, и сегодня ее позиции только укрепились. Вот, что о ней надо знать.

фото: павел голик

текст: алина григалашвили

арт-директор: сергей пацюк

продюсер: света павлова


Jolie Alien только в марте исполнилось 18 лет, а в ее модельном портфолио уже значатся рекламные кампании Valentino и Jil Sander, обложки Harper’s Bazaar и Document, коллаборация с Mango для летней коллекции 2019 года и несколько десятков показов, среди которых Louis Vuitton, Fendi и другие бренды с мировым именем. Но спустя четыре месяца карантина в Москве она — отдохнувшая от вечных модельных командировок — потягивает лимонад на веранде КМ20 и смеется: «Вот ты мне сейчас говоришь про показы, а я уже даже и забыла, что я модель».


Здесь Женя, конечно, лукавит — работы пусть и стало существенно меньше, но как минимум две большие съемки она сделать успела: одна — для российского Vogue, а другая для журнала Document (этот номер, правда, пока не вышел).


Забытые ненадолго командировки — это, кроме всего прочего, по два перелета в неделю. «Я давно могла бы осесть где-то за границей, чтобы было удобнее летать. Но я очень люблю возвращаться домой, поэтому из Москвы никуда переезжать не хочу». Когда Женя путешествует по работе, с друзьями она обычно снимает «трэп-хаты» (так она сама называет эти небольшие неуютные квартирки), поэтому возвращение к семье и комфорту она действительно очень ценит.

Карантин ожидаемо пошел Жене на пользу: «Мой график изменился в лучшую сторону. Я вспомнила, что такое нормально жить. Что такое нормально спать, нормально есть, нормально видеться с друзьями и наконец разобрать чемодан. В этом смысле карантин мне очень помог. Первый месяц, правда, было дико тяжело, а потом я приняла некие новые установки в жизни. Есть такая песня у группы СБПЧ "Вечный взрыв", и вот это можно просто татуировкой мне бить. Я поняла, что много времени тратится абсолютно не на то, а самое главное — это твое состояние, просыпаться с улыбкой с утра. Но моделинг я все равно обожаю, это мой адреналин, поэтому скорее хочу вернуться к работе с новыми силами».


К тому же невозможность выйти за пределы дома оставила Женю наедине с холстом, и эти вынужденные обстоятельства обеспечили появление целой серии новых картин. «Я очень много рисовала на карантине. Сделала картину для проекта, название которого пока держится в тайне — по размеру она 10 метров на 2, и это, наверное, единственная моя работа, которая нравится мне на сто процентов». Самоизоляция пробудила в Жене максималиста: если картина, то 10 метров, если инсталляция — то в человеческий рост. Именно такого размера белый паук из папье-маше, который тоже стал плодом самоизоляции. «Это прямо паук "к деньгам". Наверное, он так и будет называться. Он полтора на полтора метра. Папа сказал, что он похож на космолет, и я расстроилась».

В мире искусства Женя пусть и новичок, но с амбициями — свои экспрессивные абстрактные работы она уже дважды выставляла на персональных выставках: в галерее «Кино» и пространстве Cube Moscow (ее курировала галерея Алины Крюковой a-s-t-r-a). Так ее картины попали в собрания многих российских коллекционеров современного искусства, среди которых Андрей Малахов, Алексей Прийма и Данило Ланге. «Я запечатлеваю людей, которые окружают меня в тот или иной промежуток времени. Я просто вытягиваю детали, добавляю красок и играю с формой. Это мой яркий мирочек». Но среди цветов, человеческих фигур и рандомных надписей на картинах Макаровой встречаются и вполне реальные и очень знакомые фамилии. Например, Путин. «Политическое ли это высказывание? Нет. Почему? Он ведь тоже персонаж в окружающем меня мире».

Рисует она чаще всего дома — прикрепляет полотно к стене или стелет его на пол. А процесс часто документирует в сторис с русским рэпом в качестве саундтрека. Эмоциональные затраты творческого процесса тем не менее остаются за кадром: «Я даже могу искусственно ввести себя в состояние художественного транса. Просто врубаешь плей-лист и разгоняешь себя. Техно, рэп, классика, джаз… Но после — чувствуешь абсолютное опустошение». Правда, если все же приходится куда-то лететь, кисти и краски у нее почти всегда с собой. Так они уже побывали в Великобритании, Италии, Франции, Америке, Японии и Африке. «А если я не беру с собой краски, то покупаю их на месте — у меня, например, есть любимый художественный магазин в Милане».

Относиться к своим работам серьезно она наотрез отказывается: «Я занималась танцами, скрипкой, играла на рояле и все бросала. Мне надо очень несерьезно к чему-то относиться, чтобы задержаться в этом надолго. А еще я рисую, потому что больше ничего не умею», — шутит Женя.


И хотя Женю в последнее время все чаще снимают для изданий именно как художницу, она настаивает: «В модельной индустрии ты никак не можешь усовершенствоваться за счет своих личностных качеств — то есть ты можешь быть интересной личностью, но снимают-то все равно лицо». С другой стороны, оттого что в львиной доле последних съемок Женя начала появляться со своим искусством, она изменила отношение к этой части своей профессии: «Я не воспринимаю съемки как работу, и мне нравится, что в последнее время проекты стали намного более персонализированными».

«Я хочу, чтобы моя картина энергетически излучала что-то хорошее. Чтобы она была ярким пятном там, где ее повесят», — говорит Женя, и сама она полностью соответствует своим картинам (ну или они ей) — всегда одета в яркие цвета. На интервью, например, пришла в мятном жакете Acne Studios, ярко-зеленых шортах, квадратных розовых очках Balenciaga и с маленькой сумкой Prada в тон. На руках у нее всегда много колец: «То, что в виде тигра, я нашла в Милане (такое же есть у моей подруги), радужное Hotlips by Solange в виде губ — напоминание о том, что "все — панк", то, что с изумрудом, я купила после своей первой модельной поездки в Китай, а бисерные звездочки Hiaynderfyt моего друга Микиты — моя энергия и любовь».



Стиль Жени — это вечные крайности. Она одинаково сильно любит сетчатые колготки со стразами и мужские шорты, блестящие ботильоны на высоком каблуке и массивные свитера, разноцветные шубы и спортивные брюки adidas. Но признается, что во главе угла все равно всегда ставит удобство, и эта любовь к худи и футболкам подтолкнула Женю к созданию собственного мерча: «Я считаю, что люди — потребители. А поскольку мои картины абсолютно непригодны для какого-либо использования (их часто даже на стену не повесишь), то я решила придумать что-то, что можно на себя надеть». Среди тех, кто надевает, уже замечены Ксения Чилингарова, Арсений Джабиев, Толя Титаев. Впрочем, будущее этого предприятия сколь безоблачно, столь и непредсказуемо: «Амбиции у меня большие, но планировать я ничего не люблю. Считаю, что, если планируешь, что-то обязательно пойдет не так».

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}