T

Все, что нужно знать о Ли Бауэри

ТЕКСТ: Марина Анциперова

На прошлой неделе Gucci пришлось отдуваться за неосторожность: черный свитер-балаклава марки напомнил критикам блэкфейс — грим, с помощью которого раньше пародийно изображали афроамериканцев. Бренд извинился и снял свитер с продаж, а креативный директор марки Алессандро Микеле объяснил, что на этот предмет гардероба его вдохновил художник и герой лондонской андеграундной сцены 80-х Ли Бауэри. Культовая фигура для следующего поколения авангардных дизайнеров, натурщик Бэкона, автор вызывающих перформансов и провокационных костюмов остался в истории благодаря своей скульптурной игре с собственным телом — пропорциями, цветами, формами. Рассказываем, что еще нужно знать о Ли Бауэри.

Высокий, полноватый и нескладный австралиец приехал в Лондон в 1980 году. Что это было за время? С одной стороны, расцвет тэтчеризма — законы против гомосексуальной пропаганды в школе, экономический и политический кризис (лейбористы вернут себе власть только в 1997 году). С другой — панки уже вовсю заявили о себе, Дэвид Боуи и прочие пришельцы из будущего приучили публику к невероятным костюмам и причудливой сексуальности, еще немного, и консервативная духота совсем сведет новое поколение с ума, город будет больше раскачиваться и шуметь. Что касается искусства — вот-вот придут YBA, скандальные молодые британские художники, музыка, искусство, перформанс, все будет пересекаться друг с другом, а люди начнут устраивать галереи в своих спальнях.

Одним из людей, без которых безумный и прекрасный Лондон 1990-х не случился бы, — как раз Ли Бауэри. Художник, модельер, перформансист и промоутер — он делал так много всего, что как-то даже сказал «Гардиан», что если попытаться отнести его к какой-то категории, то фактически уничтожишь его и то, что он делал. Ли Бауэри — это человек, который превратил свою жизнь в искусство. «Я смотрю на себя как на пустой холст».


Четыре года, уже в 1990-х, его рисовал великий Люсьен Фрейд — он считал его «идеально красивым». Эти портреты остались в искусстве как редкий документ, где можно увидеть как раз этот пустой холст, Бауэри без грима. Бэкона волновала телесность, и неудивительно, что он был очарован Ли Бауэри — по свидетельствам, именно его ногами, но на самом деле, конечно же, его личностью: Бауэри использовал свое тело как материал, чтобы выразить себя, построить свою идентичность. Он работал со своим телом как скульптор: деформировал его, менял пропорции, иногда радикально, иногда даже с жестокостью. На портрете Фрейда можно увидеть дырки в щеках Бауэри — в них он втыкал огромные булавки, растягивая рот в постоянную улыбку.

Бауэри снимала Энни Лейбовиц, вдохновленная его портретом работы Бэкона, а Рик Оуэнс и Маккуин (он даже как-то сходил на концерт группы Minty) напрямую цитировали его работы. Ли Бауэри выступал с перформансами на сцене (всегда за гранью — свою жену он «родил» на сцене, и пуповина была связкой сосисок) и в окнах галерей, занимался неделями моды, шил костюмы Бой Джорджу (последний его просто боготворил) и хореографу Майклу Кларку (в том числе и к его постановке «В аду нет пожарного костюма», где на сцене появляется он сам с циркулярной пилой). Первоначальную мечту стать дизайнером — а ради нее он и перебрался в свое время в Лондон — он быстро оставил после показа своей первой коллекции в Нью-Йорке в 1983 году. «Мода, где у всех девушек — чистая кожа, голубые глаза и светлые развевающиеся волосы, размер 10, а у мужчин — чистая кожа, короткие развевающиеся волосы, усы и мужественный вид, — ДЕРЬМИЩЕ», — написал он в своем дневнике в 1981 году.

Rick Owens

Alexander McQueen

Никакой чистой кожи и мужественного вида в собственных нарядах. Его костюмы напоминают и о китче, и о дендизме эдвардианской эпохи, об английском чудачестве, звездах треш-фильмов Джона Уотерса и сочетании поп-культуры с андеграундом у Энди Уорхола. Лампочки на ушах, маски, блестки, странные шляпы, многослойные наряды и ломка пропорций (знаменитые костюмы, где одна нога в разы толще другой), десяток очков сразу, горошки в духе сна Кусамы, разрисованные как в японском театре, но до гротеска, глаза и губы, все вместе — невероятные костюмы, образец телесной архитектуры и сюрреалистической скульптуры одновременно, играют с идеей дрэга и создают ему новое тело.


Бауэри был очень влиятельным — он появлялся в рекламе Pepe Jeans, был арт-директором фильма Massive Attack. Но прежде всего нужно вспомнить его знаменитый андеграундный полузакрытый ночной клуб «Табу» (Taboo) — он становится главной достопримечательностью клуба, каждую неделю надевая новый наряд. Все, что он делал, было вызывающим и должно было вызывать у зрителя реакцию, часто шокировать — но вместе с тем это была и реакция самого Бауэри на то, что происходило в обществе. Многие его друзья умерли во время лондонской эпидемии СПИДа, и, согласно одной из версий, его знаменитые костюмы с пятнами на одежде, теле и лице были комментариями к тому поражению кожи, что случалось при СПИДе. Сам Бауэри умирает от СПИДа в возрасте 33 лет в 1994 году — очень жаль, что так рано, очень жаль, что в Лондоне он пробыл так недолго, он бы мог еще очень много успеть.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}