Темы
T

Таймлайн: Николь Кидман

В российский прокат вышел американский ремейк душеспасительной французской мелодрамы «1+1» про дружбу миллионера и его темнокожего помощника, одну из ролей в котором играет Николь Кидман. Ее можно увидеть и в идущем прямо сейчас супергеройском блокбастере «Аквамен». Кроме того, в прошлом году у Кидман вышло еще два фильма — ЛГБТ-драма «Стертая личность» и экшен «Время возмездия», принесший актрисе очередную номинацию на «Золотой глобус». Трудно поверить, что в 90-е Николь Кидман скептически сравнивали с другими актрисами поколения вроде Деми Мур и Шэрон Стоун — а то и попросту называли женой Тома Круза. С тех пор она успела сняться у Стэнли Кубрика и Ларса фон Триера, Ноа Баумбаха и Гаса Ван Сента, Джейн Кэмпион и Йоргоса Лантимоса и не планирует останавливаться. Рассказываем, как Николь Кидман стала не просто одной из главных звезд Голливуда — но еще и, кажется, любимой абсолютно всеми актрисой.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-178,"y":125,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.32,"scaleY":0.32,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":-178,"y":1141,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.32,"scaleY":0.32,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":136,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":1016,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Австралийка Кидман родилась 20 июня 1967 года в Гонолулу в семье ученого-биохимика и медсестры; первые четыре года семья провела в Америке, а затем вернулась в Австралию. Будущая актриса с трех лет занималась балетом (об этом до сих пор напоминают осиная талия и идеальная осанка), но в школьный театр ее не брали — из-за слишком высокого роста. Николь чувствовала себя аутсайдером: «Мы жили в весьма консервативном районе Сиднея, мама была феминисткой, папа леваком. К тому же я была католичкой, а большинство детей вокруг — протестантами. И вообще я сильно отличалась от окружающих — очень высокая с безумной копной кудряшек…» — вспоминала она позднее в интервью.

В 12 лет она все-таки начала играть в юношеском театре по выходным: бледнокожей и веснушчатой Николь не разрешали долго находиться под палящим австралийским солнцем, поэтому она стала проводить больше времени в стенах театра или дома за чтением книг. Дисциплину, принципы и упорство в ней воспитывали с детства. В интервью Vanity Fair в 1995-м актриса рассказывала, как в шесть лет на вопрос учителя, чему главному научил ее отец, ответила: «Всегда заниматься спортом и никогда не голосовать за республиканцев». Мнение матери о ролях дочери по сей день остается для Кидман самым важным. 

Свою первую кинороль Кидман сыграла в 16 лет — в ремейке семейной драмы 1947 года «Рождество в лесу». В том же 1983 году вышел приключенческий фильм «Бандиты на велосипедах», который взял несколько номинаций на «австралийский «Оскар» и стал хитом — в том числе в Великобритании. На заработанный гонорар актриса тут же обзавелась собственным жильем, а еще решила бросить школу (строгие, но либеральные родители ее поддержали). Карьера Кидман развивалась быстро: она много снималась в кино и на телевидении, но за пределами Австралии была не особо известной. Кроме того, тогда жизнь подбросила первое серьезное испытание: мать актрисы заболела раком груди. Кидман посвящала много времени уходу за ней и даже специально выучилась на массажистку, чтобы помогать матери с реабилитацией.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-178,"y":125,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.32,"scaleY":0.32,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":-178,"y":2771,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.32,"scaleY":0.32,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":136,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":2646,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Настоящий прорыв у Кидман случился в начале 1990-х. В австралийском психологическом триллере «Мертвый штиль» они с Сэмом Нилом играли пару, отправившуюся в путешествие на яхте и случайно взявшую на борт маньяка. Фильм стал пропуском актрисы в Голливуд: Тони Скотт позвал ее сниматься в экшене «Дни грома», на съемках которого Кидман познакомилась с будущим мужем Томом Крузом. Он играл гонщика, она — лечащего его хирурга; и на экране, и в жизни все закончилось романом. Фильм оказался не самым выдающимся, но в жизни Кидман стал поворотным.


В том же году Круз и Кидман поженились — прямо под Рождество. Позже актриса признавалась, что в начале 1990-х была готова отодвинуть карьеру на второй план ради семьи. С разницей в пару лет они усыновили двоих детей: Изабеллу и Коннора. В каждом интервью актрису донимали вопросами о том, каково быть «женой знаменитого мистера Круза». «Я помешана на Томе, он мой наркотик. Я обожаю его», — говорила она корреспонденту Vanity Fair в 1995-м. Общая любовь к экстремальным видам спорта (среди которых гонки, прыжки с парашютом и плавание с акулами), а также азартным играм только добавляла остроты их союзу. Однако быть половиной такой звездной пары было непросто, как Кидман ни старалась романтизировать их статус в Голливуде: «Есть какая-то странная романтика в том, чтобы быть знаменитыми и влюбленными. Вы словно рыбы в аквариуме, но вы есть у друг друга, ведь только вы понимаете, каково это. Существуете словно в коконе», — вспоминала она уже после развода с Крузом.

Помимо очевидных сложностей, связанных с вниманием папарацци, несовпадающими графиками и заботой о детях, Николь получила и свою долю голливудского сексизма. В таблоидах регулярно появлялись слухи о гомосексуальности Круза и намеки, что Кидман вышла за него по расчету. Непросто было и сопоставлять свои гонорары с астрономическими суммами, которые получал муж: в то время о равной оплате труда в Голливуде мало кто заикался. Николь все сложнее было мириться с ролью жены знаменитости, ей снова хотелось быть собой и играть большие роли. В 2002 году она скажет: «Я не чувствовала, что заслуживаю право быть там [на красных ковровых дорожках], все это время я существовала не в роли себя, а в роли жены Тома». Впрочем, у этого статуса были и свои плюсы: в 2018-м в интервью The Cut Николь призналась, что ранний брак с влиятельным Крузом защитил ее от сексуальных домогательств в индустрии, которым подвергались многие другие актрисы.

В середине 1990-х Кидман решила вновь взять карьеру в свои руки: она отправилась в Нью-Йорк, чтобы подтянуть актерские навыки на курсах, а также практически напросилась в новый фильм Гаса ван Сента «Умереть во имя» (изначально на эту роль рассматривалась Мэг Райан). «Мне предначертано играть эту героиню», — сказала она на пробах. И режиссер ей поверил. Роль наивной, но расчетливой начинающей телеведущей в этой черной комедии с элементами мокьюментари Кидман исполнила с блеском — и получила свой первый «Золотой глобус».


Ван Сент позднее восторженно отзывался о профессионализме Кидман, которая в качестве подготовки три дня не выходила из номера мотеля и запоем смотрела телевизор: «На съемочной площадке она была сразу готова к работе — знала каждую сцену, могла разыгрывать упражнения и знала сценарий от корки до корки. Она даже помогала мне управиться с молодыми актерами». Впрочем, это и не удивительно: трудовая этика всегда стояла для Кидман на первом месте, капризной дивой она никогда не была. «Быть актером — уже большая удача, и тем более получать отличные роли. Не ценить это — огромное неуважение по отношению к тысячам других актеров, которые готовы умереть за эту роль», — говорила она в одном из интервью.

Тогда же, в 1995-м, Кидман сыграла в первом супергеройском блокбастере в своей фильмографии, однако «Бэтмен навсегда» не снискал большого успеха. Впрочем, эта осечка не сильно повлияла на успех актрисы. В 1997-м, когда Николь появилась на «Оскаре» под руку с Томом в блестящем шелковом платье цвета шартрез (одно из первых творений Гальяно для Dior), пресса уже вовсю писала о «большом камбэке» Кидман.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-178,"y":125,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.32,"scaleY":0.32,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":-178,"y":1141,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.32,"scaleY":0.32,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":136,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":1016,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

После ван Сента актрису ждала еще одна большая роль, на этот раз у Джейн Кэмпион, которая приметила ее талант, еще когда актриса была подростком. Это не значило, что Кидман взяли без проб — она, как и все, участвовала в прослушиваниях, прежде чем заработать право играть в экранизации романа «Портрет Леди» Генри Джеймса. Ближе к концу 1990-х в карьере Кидман случился поворотный момент — полноценный дебют на театральной сцене лондонского Вест-Энда в пьесе Дэвида Хэйра «Синяя комната». В ней Кидман сыграла сразу пять разноплановых ролей, хотя больше всего шума наделала сцена, в которой актриса на пару секунд предстает обнаженной.



Премьера прошла с аншлагом. Критики из The Telegraph недвусмысленно называли эффект от выступления Кидман на аудиторию «театральной виагрой», однако спектакль не только эксплуатировал сексуальность актрисы, но и подарил ей новую свободу. Режиссер Сэм Мендес вспоминал: «Это было особое время для Николь. Спектакль сделал ее независимой от Тома Круза единицей — уверен, она это понимала. Люди словно обернулись в ее сторону в удивлении. Я очень горжусь тем, что это заслуга «Синей комнаты». Именно на этом спектакле актрису заметили два режиссера, которые смогут поднять карьеру Кидман на новую высоту в 2000-е, — Баз Лурман и Стивен Долдри.



В 1999-м случилась премьера долгожданной посмертной картины Стэнли Кубрика «С широко закрытыми глазами», в которой Круз и Кидман играли замужнюю пару под огромным градусом психологического и сексуального напряжения. «Многое из того, что мы сняли, я бы не согласилась делать для любого другого режиссера. Кубрик хотел сделать сцены практически порнографическими», — делилась Николь в 1999-м впечатлениями от изнурительным съемок, длившихся 18 месяцев. Многие критики отметили последнюю картину легендарного режиссера, а скандальная репутация фильма обеспечила Кидман массу внимания. 

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-178,"y":125,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.32,"scaleY":0.32,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":-178,"y":1787,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.32,"scaleY":0.32,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":136,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":1662,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Миллениум начался для Николь непросто — она была главной звездой помпезного и одиозного мюзикла База Лурмана «Мулен Руж», но одновременно с кампанией фильма вынуждена была переживать личную драму: в 2001 году Круз решил подать на развод. В 2015-м на «Саммите женщин» актриса откровенно говорила о том, как решение бывшего мужа сказалось на ее карьере: «В то время я бежала от своей жизни, я не могла мириться с реальностью. Но у актеров есть замечательная возможность затеряться в герое и стать другим человеком на какое-то время. Теперь, смотря назад, я понимаю, что именно это позволило мне сыграть роли, получившие наибольшее признание. Я вновь вернулась к своей жизни, взяла себя в руки, на что потребовалось несколько лет, и все это время очень много трудилась, просто жила работой. Кульминацией стало то, что я получила «Оскара».

Роль писательницы Вирджинии Вулф в фильме «Часы», за которую актриса заработала главную американскую кинонаграду, позволила ей показать всю глубину своего актерского таланта: грим, накладной нос и акцент сделали ее практически неузнаваемой, но безупречную, психологически продуманную игру было сложно не заметить. После «Часов» Кидман снялась у датчанина фон Триера в острой сатире на провинциальную Америку «Догвилль». В отличие от певицы Бьорк — звезды «Танцующей в темноте» — Кидман никогда не предъявляла Триеру открытых обвинений в харрасменте и мизогинии, но отзывалась о съемках неоднозначно: «Один день мог быть сказкой, а следующий кошмаром. Ларс был со мной нежным и мягким, но, когда ему это было нужно, мог абсолютно истязать эмоционально».


Тем не менее Николь продолжала выбирать сложные психологические роли — как в фильме Джонатана Глейзера «Рождение» (который актриса считает несправедливо недооцененным). В нем Кидман с непривычной короткой стрижкой играла молодую вдову, которая сталкивается с 10-летним ребенком, уверенным, что он реинкарнация ее покойного мужа. У Баумбаха в «Марго на свадьбе» Кидман разыгрывала камерную, но не менее интенсивную семейную драму, а шесть лет спустя играла женщину, надломленную трагической гибелью сына в «Кроличьей норе» Джона Камерона Митчелла (которая принесла ей третью номинацию на «Оскар»).


Были в этот период и большие исторические драмы — «Холодная гора» с Джудом Лоу и Рене Зельвегер и, конечно же, масштабная мелодрама «Австралия» с Хью Джекманом — ретротрибьют родине, любовно созданный вместе с Базом Лурманом. Во время съемок 40-летняя Кидман была беременна первым ребенком от мужа — кантри-певца Кита Урбана, с которым они были вместе уже два года. Съемки проходили в 40-градусную жару, и почти все время Николь одолевала тошнота, но рабочий процесс был для актрисы важнее.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-178,"y":125,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.32,"scaleY":0.32,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":-178,"y":827,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.32,"scaleY":0.32,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":136,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":702,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Провалы в фильмографии Кидман тоже случались. Так, в 2014-м критики разругали байопик «Принцесса Монако», где актриса играла Грейс Келли. Картину практически уничтожили после премьеры в Каннах, хотя и винили в первую очередь сценаристов. Впрочем, уже два года спустя Кидман полностью реабилитировалась, сыграв приемную мать персонажа Дева Пателя в эпике «Лев» — что принесло ей очередную оскаровскую номинацию. Актриса рассказывала, что роль привлекла ее в первую очередь из-за ее собственного опыта усыновления детей. Разговаривая с The Guardian, она назвала картину «любовным письмом» Изабелле и Коннору, которые остались с Томом Крузом и, по-видимому, прервали контакты с матерью.


Одной из причин этого разлада стало увлечение актера сайентологией, которое он передал детям. Несмотря на семейную драму, о религиозных взглядах бывшего мужа Кидман отзывается предельно сдержанно. «Том сайентолог. Я нет. Он познакомил меня с этой религией, и я исследовала ее для себя, но я не сайентолог. Тому же я сказала, что уважаю его выбор и веру, ему она во многом помогла», — тактично комментировала Кидман после развода. В 2018 году, общаясь с прессой в рамках промоушена ЛГБТ-драмы «Стертая личность», она также подчеркнула, что уважает выбор, сделанный старшими сыном и дочерью.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-178,"y":125,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.32,"scaleY":0.32,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":-178,"y":945,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.32,"scaleY":0.32,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":136,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":820,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Пару лет назад Кидман пообещала сниматься у женщины-режиссера хотя бы раз в полтора года. И это не просто дань тренду: о правах женщин Кидман говорит не первый год. «Многие женщины моего поколения не хотят, чтобы их называли феминистками, и мне кажется, что это плохо, потому что нам еще столько всего предстоит сделать», — объясняла она еще в 2001 году. Во времена #MeToo Кидман не раз повторит эти слова.

Ключевым принципом для нее стало «сестринство» — взаимная поддержка женщин в борьбе за свои права, и свои слова она подтверждает делом. Главное достижение и гордость Николь последних лет — сериал «Большая маленькая ложь», который они продюсировали вместе с Риз Уизерспун и собрали в нем мощный женский актерский состав. Своими взглядами Кидман заразила и мужа. В 2017 году Кит Урбан выпустил песню Female, где воспевал силу женщин и осуждал стереотипы. Кидман поддержала его на бэк-вокале, но этот жест пришелся по душе не всем: некоторые критики обвинили певца в менсплейнинге.


Большое (во всех смыслах) кино Кидман тоже не покидает. В 2017-м на экраны вышло «Убийство священного оленя» Йоргоса Лантимоса, где актриса на пару с Колином Фарреллом разыгрывала буквальную интерпретацию древнегреческого мифа. В том же году вышел еще один фильм с их актерским дуэтом: Кидман и Фаррелл сыграли в «Роковом искушении» Софии Копполы — феминистском ремейке одноименного фильма Клинта Иствуда 1971 года. Режиссер не скупилась на комплименты: «Она уникальная. Смотреть за ее игрой — словно наблюдать за виртуозом или невероятным спортсменом. За съемки одной сцены Николь может переживать пять различных эмоций одновременно».

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-178,"y":125,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.32,"scaleY":0.32,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":-178,"y":945,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.32,"scaleY":0.32,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":136,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":820,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

2018-й начался для Кидман триумфально: на «Золотом глобусе» ее признали лучшей сериальной актрисой — за роль в «Большой маленькой лжи». Это стало уже четвертым «Глобусом» в ее коллекции. Но не менее важным для актрисы и продюсера было признание всего шоу: его номинировали на шесть статуэток, из которых оно взяло четыре. Воодушевленный этим успехом телеканал HBO тут же заказал шоураннеру «Лжи» Дэвиду Келли мини-сериал по роману Джин Корелитц о женщине-психотерапевте в беде. На главную роль в нем опять-таки взяли Николь Кидман.

Свой план раз регулярно сниматься у женщин-режиссеров актриса тоже уже успела перевыполнить. В 2018-м на экраны вышел неонуар «Время возмездия», снятый режиссером «Тела Дженнифер» Карин Кусамой. В нем Кидман сыграла агента под прикрытием, которая внедряется в преступную группировку — и влюбляется в одного из ее участников; за эту роль ее снова номинировали на «Золотой глобус». И хотя приз ей не достался (об этом стало известно уже в самом начале 2019-го), критики писали о ее игре в фильме взахлеб: «У Николь Кидман сейчас настолько плодотворный период в карьере, что только этой осенью ее можно увидеть в трех разных фильмах. Но во «Времени возмездия» она делает что-то совершенно невиданное». Не меньше восторгов вызвала и «Стертая личность»: основанная на реальных событиях драма о том, как консервативные родители пытаются «вылечить» сына-гея.

В 2019-м от Кидман стоит ждать как минимум двух мощных ролей. Актриса уже снялась в экранизации «Щегла» Донны Тартт, а также в фильме о реальном харассмент-скандале на телеканале Fox News. В этой истории ей досталась главная роль — телеведущей Гретхен Карлсон, которая первой обвинила в домогательствах своего начальника, гендира Fox News Роджера Айлза. «Только Николь Кидман может сверкать и в мультиплексах, и в артхаусе, и на HBO», — метко резюмирует Vanity Fair. И этот список, очевидно, сокращаться не будет.

Кольер Шорр для Vanity Fair, 2019

Подписывайтесь на наш канал в YouTube, будет интересно.

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}