T

Как строить работу без соцсетей?

Пару месяцев назад мы публиковали открывки из книги Ализы Лихт Leave your mark — о том, как вести соцсети, чтобы они помогали вашей карьере. Но задумались: а что если специалист не хочет строить личный бренд и транслировать свою жизнь в интернете? Помешает ли это ему находить работодателей и клиентов? Чтобы ответить на этот вопрос, Полина Крюкова поговорила с профессионалами, отказавшимися от соцсетей.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":10,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-290,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":5,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

В 2014 году на BBC вышел текст с размышлениями о том, какую роль в построении карьеры играют социальные сети. Начинался материал со слов карьерного консультанта бостонской фирмы Keystone Associates Джейн Мэттсон: «То, как вы ведете социальные сети, сегодня важнее того, что написано в вашем резюме». Мэттсон тогда с уверенностью заявила: «Если вас нет в соцсетях, значит, вас вообще нет на рынке труда». Иронично, что у экспертки в построении карьеры, написавшей о нетворкинге и построении собственного бренда несколько книг, в Instagram всего 104 подписчика и восемь публикаций, а в твиттере, который она забросила вести в 2020-м, — 83 подписчика при 111 подписках. Не то чтобы ситуация «сапожник без сапог» так сильно нас удивляла, однако трудно не задаться вопросом — так ли сильно на самом деле профессионалам для трудоустройства нужны соцсети?

С одной стороны — книги о построении личного бренда в соцсетях продолжают выходить, топ-менеджеры крупных компаний продолжают учиться составлять «правильный» грид в Instagram, а начинающие специалисты — оформлять страницы в Facebook как резюме. А многие компании, присылая в рубрику «Карьера» The Blueprint письма с просьбой разместить вакансию, просят кандидатов указывать ссылки на соцсети.


С другой стороны — спасибо тренду на осознанность, — все больше людей демонстративно уходят из онлайна, чтобы сохранить приватность собственной жизни, сэкономить время или уберечься от неврозов и синдрома упущенной возможности, характерных для постоянных пользователей соцсетей. Только вот если в трудоустройстве Меган Маркл и принца Гарри трудностей, скорее всего, не возникнет и без интернета вовсе, то менее известным смертным отказ от фейсбука и инстаграма может стоить карьеры. Или нет?

Жизнь без соцсетей
(но не совсем)

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":5,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":13,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":15,"properties":{"x":1200,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":14,"properties":{"duration":600,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":25,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":27,"properties":{"x":0,"y":200,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":26,"properties":{"duration":200,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":25,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":27,"properties":{"x":0,"y":400,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":26,"properties":{"duration":400,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":25,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":27,"properties":{"x":0,"y":680,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":26,"properties":{"duration":680,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

«У меня нет ни одной личной соцсети, которую я бы вела», — рассказывает Наталья Старостина, главный редактор и редакционный директор сайта Elle.ru. — Есть закрытый профиль в инстаграме, но там всего четыре фотографии от 2013 года и 20 подписчиков». На вопрос, почему она не строит личный бренд и не обновляет свою страницу, Наталья отвечает: «У меня нет на это времени, и мне это неинтересно. Всегда есть что-то более важное, чем соцсети». По тем же причинам от инстаграма отказалась директор моды Vogue Ольга Дунина. Точнее, не отказалась, а вовсе никогда там не регистрировалась под своим именем: «Я не публичный человек, и соцсети для меня — это определенный стресс. Это не делает мою жизнь комфортной». Даже в телеграм, где, по словам Ольги, много каналов с неконструктивной и жесткой критикой российских фэшн-изданий (Vogue в том числе), она старается заходить нечасто, а от особенно токсичных каналов решила и совсем отписаться: «Это просто очень разрушает тебя и твое представление о том, что ты делаешь. Это не профессиональная критика».


С тем, что соцсети в определенных случаях больше мешают работе, чем помогают, соглашается и Екатерина Иноземцева, главный куратор музея «Гараж». «Фейсбука у меня нет уже лет десять, просто потому, что надоело. В какой-то момент он превратился в площадку для крайне спорных высказываний, срачей. Мне это стало совершенно не нужно, не интересно». К тому же в начале 2010-х, с популяризацией Facebook в России, художники стали присылать свои портфолио кураторам прямо там, в личных сообщениях. Представление о профессиональной этике в соцсетях полностью отсутствовало: «Меня все это лишнее общение [с художниками в Facebook] дико напрягало, поэтому я снесла свою страницу и как-то даже ни разу об этом не пожалела».


Несмотря на то что допускать в свои личные аккаунты «чужих» и развивать личный бренд Наталья Старостина, Ольга Дунина, Екатерина Иноземцева и многие другие профессионалы индустрии принципиально не хотят, полностью дистанцироваться от соцсетей они не могут по долгу службы. Так, Екатерина следит за художниками, другими кураторами и музейными институциями со своего закрытого профиля, чтобы оставаться в курсе всех новых тенденций и не выпадать из повестки, а Наталья Старостина и Ольга Дунина периодически используют пустой, неименной аккаунт, чтобы заглядывать в инстаграмы дизайнеров и моделей и следить за тем, о чем говорит город сегодня. «Плюс у меня есть суперкоманда, которая всегда может мне помочь, сориентировать меня», — объясняет директор отдела моды Vogue и добавляет, что во время карантина она окончательно убедилась, что, даже если узнает какую-то новость на час позже других, это не станет для нее критичным.

{"points":[{"id":16,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-20}},{"id":18,"properties":{"x":20,"y":79,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-2}},{"id":19,"properties":{"x":-13,"y":496,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":51}},{"id":21,"properties":{"x":-33,"y":830,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":160}}],"steps":[{"id":17,"properties":{"duration":79,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":20,"properties":{"duration":417,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":22,"properties":{"duration":334,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":28,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":30,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":29,"properties":{"duration":3,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":28,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":30,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":29,"properties":{"duration":3,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Плата за молчание

{"points":[{"id":13,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":15,"properties":{"x":1200,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":14,"properties":{"duration":600,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

«Я осознаю, что, наверное, лишаюсь какой-то части подарков от рекламодателей. Никто даже не знает, когда у меня день рождения. Но я работаю не за и не из-за подарков, так что меня это не волнует», — призналась Наталья Старостина The Blueprint. На вопрос, не бывало ли в ее практике случаев, когда из-за отсутствия в соцсетях она «проигрывала» в каких-то рабочих вопросах, Наталья вспомнила забавную мелочь: «Я беру много интервью у голливудских актеров и звезд первой величины, и в заявках на интервью обычно просят указывать соцсети интервьюера». В итоге устроители ей обязательно сообщали, что она забыла дать ссылки на инстаграм и фейсбук. Однако в итоге это сетевое затворничество никого из агентов не смущало. Как и хедхантеров, которые пытались переманить Наталью на должность главного редактора в медиа, название которого героиня предпочла не озвучивать: «Было очень забавно, когда на вопрос о моих обязанностях мне сказали: «Вам вообще ничего не надо будет делать, вы будете выполнять представительские функции». Я им говорю: «Вы точно мне звоните? Вас не смутило, что у меня нет соцсетей?» А они ответили: «Да, мы очень удивились, когда не нашли вашу страницу. Но у вас настолько хорошие рекомендации по рынку, что мы решили рискнуть».


Можно предположить, что строить карьеру без соцсетей под крышей большого международного бренда проще, чем работая на себя, а отказываться от сетевого нетворкинга безопаснее, когда твоя карьера уже построена. Ваша должность и место в крупной компании, которую знают все, заранее определяет вас как профессионала, а фрилансерам, особенно молодым, просто необходимо выстраивать свой личный бренд и «продавать» свои профессиональные навыки через соцсети. Однако Анастасия Гинцяк, дизайнер Endel, ранее работавшая в The Blueprint, считает эту необходимость преувеличенной. «Я не веду соцсети уже больше семи лет, в какой-то момент мне перестало быть интересным себя транслировать». Поиск клиентов у Анастасии всегда происходит через знакомства, и, по ее мнению, такая схема работает куда лучше, чем «холодные» предложения о сотрудничестве от незнакомцев в директе. И даже специализированная соцсеть для дизайнеров behance, для которой Анастасия сделала исключение и завела там страницу, в поиске заказчиков и интересных проектов работает не так эффективно, как старые добрые связи. «Таким путем к тебе приходят за тем, что ты реально можешь сделать».

А руководители не против?

{"points":[{"id":13,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":15,"properties":{"x":1200,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":14,"properties":{"duration":600,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":28,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":0,"scaleY":0,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":30,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":29,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Допустим, отказ от соцсетей по личным причинам никак напрямую не мешает вам в построении карьеры. Но может ли начальник настаивать на том, чтобы вы вели соцсети и развивали свой личный бренд внутри бренда вашей компании? «В какой-то момент в Condé Nast было такое: просили, например, зарегистрироваться в Twitter, когда он только появился, советовали завести инстаграм, — рассказывает директор моды Vogue Ольга Дунина. — Но это все было не в принудительном порядке». Да и к тому же в случае с профессионалами, которые занимают руководящие должности, результаты их работы и связи, накопленные еще до появления бизнес-аккаунтов, хорошо работают если не на построение, то точно на поддержание личного бренда. Так, например, под фотографиями со съемок, где обычно тегают членов команды, Ольгу подписывают не через «собачку» (@), а через «решетку» — #olgadunina. Под этим хештегом в инстаграме более четырех тысяч публикаций, так что, несмотря на отсутствие личного профиля, персональный бренд Ольги Дуниной в соцсетях развивается обособленно, без контент-планов, конкурсов в комментариях и ежедневных сторис.


«Здорово, когда сотрудник осознанно относится к формированию своего личного бренда в соцсетях. Это огромный плюс, который можно использовать, — утверждает руководитель отдела персонала Prada в России Людмила Алиева. — Но утвержденного регламента по ведению соцсетей для сотрудников нет, поскольку это все-таки личное пространство каждого человека, и только он может решать, что ему публиковать». Руководство журнала ELLE тоже не принуждает сотрудников, занимающих управляющие позиции, вести социальные сети. «Более того, я знаю, что у некоторых моих коллег, кто активно ведет соцсети, возникает конфликт интересов: их личные соцсети начинают восприниматься как приложение к продукту», — рассказывает Наталья Старостина. Описанная ей ситуация приводит к тому, что рекламодатели, которые обращаются в журнал за рекламой, в объеме поддержки прописывают, что пост в инстаграме, например, должен быть не только в официальном аккаунте издания, но еще и в аккаунте главного редактора.

{"points":[{"id":28,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":0,"scaleY":0,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":30,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":29,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":28,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":0,"scaleY":0,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":30,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":29,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Об отсутствии проблем с руководством в контексте ведения соцсетей говорит и куратор «Гаража». Опасений, что ее попросят стать «лицом» институции, у Екатерины Иноземцевой нет: «Мое лицо — это не инстаграм, а то, что я делаю, нормативно-публичные форматы, где я появляюсь — конференции, паблик-токи. Мое лицо — это когда я прихожу невыспавшаяся после ночного монтажа. Вот это мое лицо. А что я делаю в инстаграме, мое руководство не интересует».

{"points":[{"id":31,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":33,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":32,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":5,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Дорогу молодым

{"points":[{"id":13,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":15,"properties":{"x":1200,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":14,"properties":{"duration":600,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Со специалистами, которые к сегодняшнему дню уже успели достичь определенных карьерных результатов, разобрались: они могут себе позволить не транслировать свою личную и профессиональную жизнь в инстаграм, ничего не теряя в плане профессиональных возможностей. Но что делать начинающим сотрудникам? Могут ли они по своей прихоти устроить диджитал-детокс и отказаться от ведения соцсетей?


«В последнее время невозможно представить, что кто-то обходится без соцсетей, — говорит Людмила Алиева. — Но также мы отдаем себе отчет в том, что реальная жизнь и картинка в социальных сетях чаще всего не имеют ничего общего между собой, поэтому личные страницы в соцсетях могут стать лишь штрихом к портрету кандидата». Основные выводы и принятие решения о приглашении на работу делаются при личном общении во время собеседования. С Людмилой согласны и Ольга Дунина, и Наталья Старостина. «Я регулярно нанимаю людей и никогда не спрашиваю у них соцсети. Разве что у SMM-специалистов», — признается главный редактор Elle.ru. Она вспоминала, что в начале карьерного пути, в середине нулевых, корочка о высшем образовании считалась важным критерием при приеме на работу, однако на практике ее саму никогда о дипломе не спрашивали — ни в «Коммерсанте», ни на телевидении. «Мне кажется, что ничего не изменилось. Сейчас формулировка другая: кажется, что у тебя это [наличие соцсетей] спросят и что это будет важно, но нет». Стоит все же сделать оговорку: безусловно, есть профессии, попасть в которые без диплома о высшем образовании не получится. Руководитель департамента инфлюенсер-маркетинга Lunar Hare Юлия Квин подтверждает: «Я обязательно смотрю на соцсети кандидатов, которые хотят попасть ко мне в команду. Если они не присылают их в сопроводительном письме, то я прошу обязательно прикрепить их». Юлия говорит, что обращает внимание на то, как человек себя ведет в кадре, что пишет под постами и как отвечает на комментарии. В профессиях, которые напрямую связаны с ведением соцсетей, трафиком, работой с инфлюенсерами, рекламой и PR, в которых социальные сети становятся не просто рабочим инструментом, но и площадкой для экспериментов, обойтись без собственных аккаунтов уже не получится. Но те, кому такая работа интересна, едва ли и сами захотят закрывать свой инстаграм.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ О ВОЗМОЖНОМ КОНФЛИКТЕ ИНТЕРЕСОВ


Редакционный директор The Blueprint Александр Перепелкин и издатели The Blueprint Вера Панова и Евгения Фишелева являются партнерами коммуникационного агентства Lunar Hare, о котором идет речь в тексте.

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}