Темы
T

Стиль в сериале: «Удивительная миссис Мейзел»

ТЕКСТ: Анна Родина

Бунт, выраженный в одежде, искрометные диалоги и другие причины не пропустить телешоу о том, как брошенная жена стала стендап-комиком.

5 декабря на канале Amazon вышел второй сезон комедийного сериала «Удивительная миссис Мейзел» — про отчаянную домохозяйку из 1950-х, которая вместо роли примерной жены и матери выбрала карьеру стендап-комика. Первый сезон шоу прошел на ура: в январе 2018-го исполнительница главной роли Рэйчел Броснахэн получила за него «Золотой глобус», а само шоу взяло статуэтку «Лучшая комедия или мюзикл».


Спустя полгода шоураннер «Удивительной миссис Мейзел» Эми Шерман-Палладино стала первой женщиной в истории «Эмми», победившей сразу в двух номинациях: как лучшая комедийная сценаристка и режиссер. Впрочем, шоу состоялось не только благодаря ее умению играть на экране в словесный пинг-понг (в котором после «Девочек Гилмор» никто не сомневался) и игре восходящей звезды Броснахэн. Сериал можно считать мечтой любого человека, влюбленного в моду. Строго говоря, главных ролей в нем две: у миссис Мейзел — и у ее невероятного гардероба.

Девушка из высшего общества

В первом сезоне шоу его главная героиня — 26-летняя Мириам «Мидж» Мейзел — воплощение американской мечты. Она из хорошей еврейской семьи, окончила колледж, ни дня не работала, живет в огромной квартире в Верхнем Вест-Сайде. И встает на час раньше мужа, чтобы он не увидел ее без макияжа. «Счастливой быть проще, если ты красива», — говорит мать Мидж, обмеряя лоб своей маленькой внучки. Лоб девочки кажется ей слишком высоким, и на протяжении почти всей первой серии это — одна из двух проблем миссис Мейзел.


Вторая — то, что ее муж Джоэл работает в конторе (куда попал по протекции отца), но мечтает стать стендап-комиком. Мидж помогает ему и с шутками, и с тем, чтобы договориться о лучшем времени для выступления в клубе «Газлайт». Она явно остроумнее и обаятельнее Джоэла, но в конце 1950-х это не слишком актуальные для женщины качества — гораздо лучше, если она разбирается в моде и умеет сочетать сумочку со шляпкой.

И миссис Мейзел разбирается. Как она сама признается позже: «Я всегда наряжаюсь для важных событий». В начале сериала важное событие ее небольшого мира, ограниченного семьей, детьми и прогулками в Центральном парке, — это покупка баранины для праздника Йом-Киппур. Мидж идет по Верхнему Вест-Сайду в ярком вишневом платье и пальто светло-розового оттенка — по словам Эми Шерман-Палладино, ей пришлось повоевать с Amazon, чтобы «дать сериалу воздух» и снять его не только в «комнатной обстановке», но и на улицах Нью-Йорка.


«Это была мгновенная химия, — рассказывает о знакомстве с Палладино дизайнер Донна Заковска, создавшая большинство нарядов главной героини. — Я сразу влюбилась в идею работы над сериалом о Нью-Йорке 1950-х, потому что сама живу в этом городе. Почти у каждого есть стереотипные представления о том, как выглядели люди в то время. Поэтому мне было непросто — но очень интересно — сделать что-то новое и запоминающееся».

К концу первой серии уютная жизнь Мидж Мейзел осыпается как карточный домик: муж уходит от нее к секретарше, а сама Мидж в ночной рубашке, пьяная и зареванная оказывается на сцене того самого клуба «Газлайт». Где превращает грустный личный опыт в комедию: шутит над своим браком, изменой мужа и тем, что «угонщицу» «зовут Пенни Пен, ей 21, и она тупее стула, на котором сидит». Мидж показывает со сцены грудь, зарабатывает первые аплодисменты от публики, увидевшей в ней стендап-комика, — и попадает в полицию.



Бунт, выраженный через одежду


Заковска говорит, что получила от Палладино четкие указания о том, как должна выглядеть миссис Мейзел: так, чтобы никто не мог даже догадаться, в какой сложной ситуации она находится, какие сомнения ее терзают. Утром после выступления — и того, как ее выпустили из-под ареста под залог, — Мидж поймет, что она гораздо смелее, чем о себе думала. На семейный ужин, где должен появиться и Джоэл, она наденет красное платье — достаточно роскошное и для домашнего вечера, и для того, чтобы обеспечить себе броню от того, что мир вокруг рушится.


В течение первого сезона Палладино и Заковска показывают, как меняется характер и взгляды на жизнь главной героини. Сначала она боится этих перемен: открещивается от того, что можно жить без мужа, от своего комедийного таланта и даже того, что спортом можно заниматься ради спорта. Гимнастический зал, где Мидж и ее подруга Имоджен занимаются спортом, на съемках воссоздали по реальным фотографиям студии Хелены Рубинштейн тех лет. В сериале женщины занимаются там в туфлях-лодочках, рубашках и шортах из твила. Удобную одежду для спорта надевают только «разведенки, чтобы найти мужика или хорошо выглядеть на вскрытии, когда помрут в одиночестве».

Но Мидж делает первые шаги в качестве стендап-комика и задает важные вопросы публике и себе: например, может быть, не все женщины родились ради того, чтобы стать матерями? «Что если некоторые из нас должны много путешествовать? — спрашивает она со сцены. — Или управлять сетью круглосуточных забегаловок? Вдруг я выбрала не ту профессию [матери]?»


Она объявляет родителям, что идет работать в отдел косметики роскошного универмага B. Altman and Company, — и спокойно выдерживает немую сцену ужаса от отца и матери. Начинает ходить на домашние вечеринки своих новых коллег, чтобы там отточить свой талант комика и набрать материал. Наряды ей в этом помогают — с их помощью Мидж учится бросать обществу вызов. Заковска наряжает героиню в тонкий красно-оранжевый топ, пару бордовых шорт и ярко-красные колготки, показывая, что эти оттенки вроде бы не подходят друг другу — но на деле вместе производят фурор. Совсем как миссис Мейзел, которая становится центром внимания на любой вечеринке. «Мне нужно выделяться», — говорит Мидж.

Честность и бесстрашие

Менеджер миссис Мейзел, Сьюзи, обеспечивает ей выступления в клубах Нижнего Манхэттена и пытается проложить дорогу на более престижные площадки в Мидтауне. Она знакомит Мидж с Софи Леннон — единственной по-настоящему знаменитой женщиной-комиком. Сначала Мидж очаровывает сценический образ Софи — разбитной соседки из Квинса, которая рассуждает о собственной полноте и то и дело шутит в духе «Навали-ка мне побольше на тарелку» или «Если бы я была на «Титанике», я бы ушла на дно вместе с буфетом». Однако позже героиня попадает к ней в гости и с удивлением видит настоящую Софи — жительницу роскошного таунхауса на Манхэттене со штатом прислуги и роялем Коула Портера. Софи пытается убедить Мидж, что любой женщине на сцене нужен образ — в отличие от мужчин, «у которых есть член», и дарит Мидж норковую шубу. Как и установки Леннон, шуба выглядит на миссис Мейзел как вещь, явно снятая с чужого плеча.


«Она сказала, что мужчины не будут смеяться надо мной, потому что я не похожа на самосвал, — вспоминает Мидж советы Софи прямо на сцене «Газлайта». — Почему мы должны притворяться глупыми, когда мы не глупы? Беспомощными, когда мы не беспомощны? Что сожалеем, хотя нам не о чем жалеть?» Героиня разоблачает Софи перед публикой, наживая себе могущественного врага, а в конце сезона смеелет настолько, что представляется публике собственным именем — миссис Мейзел.

Буржуа и битники

Чтобы показать характер Мидж, Донна Заковска создала целых два гардероба. По словам дизайнера, в 1950-х мода в разных частях Нью-Йорка сильно отличалась. Поэтому в Верхнем Вест-Сайде Мидж одета в безупречные коктейльные платья, двухслойные юбки, вельветовые перчатки до локтя и причудливые шляпки в тон сумочке и туфлям, а в прокуренных клубах Нижнего Манхэттена носит водолазки или юбки-карандаш с карманами. «Тем не менее героиня не становится полностью богемной, — говорит Заковска. — Помню, как сказала своей команде, что мы никогда не оденем ее в берет».


Берет и корзинку как у Джейн Биркин в начале второго сезона носит мать главной героини, Роуз, — когда сбегает в Париж от мужа и дочери, слишком занятых своими делами. Мидж с отцом отправляются за ней, и им удается уговорить ее вернуться. Заковска без слов смогла показать водораздел между двумя городами: садясь в такси, которое отвезет ее к самолету обратно в Нью-Йорк, Роуз уже не выглядит как битница — и снова похожа на жительницу Верхнего Вест-Сайда.

В работе над шоу Заковска отталкивалась от образов из французского Vogue тех лет, а некоторые ткани для жакетов миссис Мейзел приходилось заказывать из Лондона — чтобы с помощью оттенков передать нужное настроение героини. После выхода второго сезона Amazon.com даже опубликовал подборку одежды, туфель и украшений в духе гардероба Мидж. Некоторые вещи действительно очень похожи — например, клипсы Anne Klein — именно в таких главную героиню застукал на сцене клуба отец — или шляпка любимого героиней винного оттенка — производства San Diego Hat Company.


В новом сезоне Мидж становится еще более цельной: несмотря на противостояние с Софи Леннон, прорывается на сцены клубов, рассказывает отцу — а затем и всем остальным членам семьи, — что ее занятие не блажь и она действительно хочет сделать карьеру комика; заводит первый после расставания с мужем серьезный роман. Она находит себя и свой сценический стиль — на выступлениях миссис Мейзел теперь появляется только в черных коктейльных платьях и жемчуге.

Какие изменения ждут героиню в будущем, пока непонятно; известно лишь, что оно будет: в мае «Удивительную миссис Мейзел» продлили на третий сезон. Как бы то ни было, в конце второго Мидж заявляет, что сделала свой выбор, «не вернется к желешкам», не родит троих до 30 лет и вообще хочет быть одна, — и отправляется в гастрольный тур.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}