T

«Величайший кутюрье»: фильм о последних годах Ива Сен-Лорана


Текст: Настя Сотник


4 июня на Beat Film Festival покажут фильм Оливье Мейру «Величайший кутюрье», который представит Алена Долецкая, — а 13 июня он выйдет в российский прокат. В документальном эссе о последних годах Ива Сен-Лорана жизнь кутюрного дома и его основателя показана предельно честно — и совсем непохоже на все, что мы видели раньше. Из-за этого фильм даже положили на полку; ждать выхода ему пришлось почти 20 лет. 




С начала нулевых это уже третья громкая кинолента, посвященная Иву Сен-Лорану. И если раньше это были художественно осмысленные воспоминания друзей и коллег Сен-Лорана (и украшенные условным портретным сходством Пьера Нине и Гаспара Ульеля с главным героем), то в этот раз перед нами сам Сен-Лоран. Французский документалист Мейру получил доступ к дизайнеру и его дому моды фактически из первых рук: давний партнер Сен-Лорана Пьер Берже заметил режиссера, когда тот снимал одну из выставок в Центре Помпиду, — и предложил сделать фильм о бренде. После этого Мейру на несколько лет — с 1998 по 2001 год — поселился с камерой в доме на авеню Марсо.


За это время он накопил всего 18 часов материала: много времени ушло на то, чтобы работники дома и сам Сен-Лоран перестали обращать внимание на камеру и избегать режиссера. Из них Мейру собрал полуторачасовой фильм о последних словах, победах и коллекциях Сен-Лорана. С финального монтажа до премьеры фильма пройдет больше 15 лет: Берже через суд запретил показ ленты, решив, что образ постаревшего Ива Сен-Лорана навредит имиджу бренда. Обойти запрет режиссер смог только после смерти обоих.







Мейру вспоминает, как за три месяца с начала работы над фильмом не снял ни одного кадра с Сен-Лораном: тот будто избегал режиссера. Но тому удалось дождаться момента, когда кутюрье все же был вынужден появиться в мастерской, чтобы начать работу над коллекцией. Кадры, на которых Сен-Лоран рисует эскизы к новой коллекции, стали стартовыми для «Величайшего кутюрье».


Оригинальное название фильма, Celebration, «Чествование» — точнее всего отражает его содержание. Например, мы видим показ во время церемонии закрытия чемпионата мира по футболу 1998 года на стадионе «Стад де Франс». Вместе со швеями, которые работали над платьями, музами дизайнера — Лулу де ля Фалез и Бетти Катру — и Пьером Берже, превратившим свою страсть к Иву и страсть Ива к моде в международную бизнес-империю, восхищаемся тем, как триста моделей выстраиваются в логотип YSL на фоне неба.







Видим, как Берже, режиссер жизни дома и всех публичных появлений Сен-Лорана, репетирует с дизайнером речь к премии American Fashion Awards, после которой зал будет аплодировать стоя. «Я скажу, что привез райскую птицу», — говорит Сен-Лоран о Летиции Касте. «Скажи лучше так: „Я прилетел в Нью-Йорк с райской птицей. И попросил ее присоединиться к нам. Это Летиция Каста“. Только не читай, как старик», — поправляет его Берже. Перед выступлением Ив дико боится, Берже успокаивает его: «Через три часа будет лучше, обещаю». И так происходит перед каждым публичным появлением, независимо от масштаба. Спускаясь к журналистам BBC, чтобы рассказать о будущем показе, Сен-Лоран спотыкается и чуть не падает от волнения. Берже страхует его, как и всегда. В интервью Пьер так и скажет: «Он как лунатик, его нельзя будить. Он работает не то чтобы во снах, он предельно точен и собран, но его нельзя вырывать из собственного мира. Я стараюсь никогда не будить его лунатика. Он должен гулять по крышам в этом состоянии, не упав и не навредив себе, — за этим я и слежу». Нерв трепета и волнения натянут через весь фильм: мы видим его в поджатых губах Ива Сен-Лорана, в пепле сигарет, падающем на бумагу с рисунками; слышим его в гуле из шепота и голосов, комментирующих модели во время просмотров.







Фильм от начала до конца пронизан тоской по прошлому. По молодости Сен-Лорана, по молодости кутюрного дома и его бодрой жизни в стенах трехэтажного особняка. Это чувствуется и в воспоминаниях швей, оказавшихся в комнатах, где раньше располагались их рабочие места. И в том, как Берже говорит о памятных для него предметах: «С этой лестницы мы наблюдали за моделями внизу, как в доме Chanel», «Эта консоль стоит здесь с 1962 года. Раньше мы использовали ее для шляп — тогда их носили чаще, чем сегодня». В каждом кадре старость будто цепляется за молодость: юная Летиция Каста и Ив Сен-Лоран играют друг с другом, позируя перед журналистами; Лоран настаивает на том, чтобы темнокожая модель Амалия открывала шоу, когда вся команда во главе с Берже говорит, что это невозможно, так как Амалия слишком стара (37 лет!) и не выходила на подиум уже 8 лет.


Постаревший Лоран так и говорит в интервью: «Я не понимаю эту эпоху, но точно чувствую ее», — настаивая на том, что его дом переживает не финиш, а старт. «Потому что он изменился и решил быть счастливым и работать в радости. Он решил покончить с ужасными страхами и опасениями, которые переворачивали его с ног на голову примерно 1,5 месяца». Черно-белые кадры сменяются цветными: исторические фрагменты из жизни дома вступают в диалог с современностью, а зрители узнают в хронике молодую Сьюзи Менкес и других героев сегодняшнего мира моды.





Кульминация фильма — обед в честь 40-летия Yves Saint Laurent, на котором Берже произносит пронзительный тост: «У творчества есть цена, и Ив заплатил ее сполна. Я хочу, чтобы ты знал: как бы далеко ты ни шел — мы всегда пойдем за тобой, мы будем там». Отвечая на вопрос интервьюера о том, осталось ли еще что-то, что Сен-Лоран планирует сделать в моде, дизайнер ответит: «Надеюсь! Хочется достичь очень чистой, простой, светлой элегантности. В первую очередь для этого нужно, чтобы само сердце было элегантно».


Эскиз, с которого начался фильм, к его финалу станет лентами, завязанными поверх коробок с платьями Yves Saint Laurent. Берже продолжит режиссировать бренд, подбирая музыку к очередному показу. Под мессу Россини Амалия будет примерять платья, а верный пес Ива по кличке Мужик продолжит мирно ждать своего хозяина. А Оливье Мейру постарается заморозить эти моменты во времени, не мешая и лишь наблюдая за тем, как в стареющем дизайнере не стареет художник.





Катя Федорова, куратор программы «По ту сторону праздника», автор Telegram-канала Good Morning, Karl!


Это очень сильный фильм. Недаром партнёр Сен-Лорана Пьер Берже запретил его почти на 20 лет и только после его смерти он выходит на экраны. Фильм непростой, но главное, что он про любовь. Любовь человека к своему делу, которую он пронёс через всю жизнь, несмотря на то, что она его разрушила. Ну и ещё один шанс увидеть моду той красивой ушедшей эпохи, когда талант дизайнера был важнее маркетинговых бубнов и лайков в социальных сетях.





Подписывайтесь на наш канал в YouTube, будет интересно.

{"width":1200,"column_width":182,"columns_n":6,"gutter":21,"line":21}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}