T

Как Феллини влиял на моду

ТЕКСТ: Ксения Крушинская

На днях стало известно, что Moschino посвятят будущую коллекцию творчеству Федерико Феллини. Мы решили вспомнить, кто еще из дизайнеров цитировал образы из его фильмов и как его картины повлияли на моду. 

«Ночи Кабирии» 

Федерико Феллини вошел в историю как автор интеллектуального и полного скрытых смыслов кино — что не мешало ему высоко ценить зрелищную природу кинематографа и тщательно выстраивать образы своих героев. «Костюмы в кино подобны образам из снов, — говорил режиссер. — Сны и мечты учат нас тому, что существуют универсальные языковые средства: можно передать другому человеку ощущение от каждого предмета, цвета и детали одежды. Следовательно, костюмы воплощают в себе определенную эстетику, помогают рассказать историю персонажа».


На идею одного из самых известных и эффектных фильмов — «Сладкая жизнь» — Феллини и вовсе натолкнуло знаменитое платье-мешок Givenchy. Оно было знаковым для моды и духа рубежа 50–60-х годов — и вдобавок чрезвычайно популярным у великосветских посетительниц ночных клубов. «Такие платья очень впечатляли Феллини, — признавался соавтор сценария картины Брунелло Ронди. — Они делали женщину прекрасной, при этом внутри она могла быть полна отчаяния и горечи». Именно об этом противоречии — о пустоте, которая скрывается за внешним лоском, — и рассказывает «Сладкая жизнь». Правда, ни одного платья-мешка в фильме не видно, зато он, похоже, повлиял на популярность маленького черного платья — его часто носят в кадре героини картины. В 1960 году художник по костюмам Пьетро Герарди получил за «Сладкую жизнь» премию «Оскар». 

«СЛАДКАЯ ЖИЗНЬ» 

«8 1/2»

«Сладкая жизнь» — не единственный фильм Феллини с мощным визуальным рядом. Ему (и его художникам по костюмам) одинаково хорошо удавались как предельно реалистичные образы, например, из «Амаркорда» или «Ночей Кабирии», так и эксцентричные, театрализованные, подчеркивающие тонкую грань между правдой и вымыслом. Особенно в этом смысле выделяются «Рим» (в одном из его эпизодов иерархи католической церкви устраивают показ мод прямо в храме), 8 1/2» и «Джульетта и духи», где реальность переплетается с фантазиями, а героини щеголяют в роскошных нарядах и фантасмагорических головных уборах.


Эта любовь режиссера к эффектным кадрам сделала его фильмы идеальной приманкой для модных дизайнеров. «Феллини в моде» — это и вечернее платье с декольте, вроде того, которое носит в «Сладкой жизни» героиня Аниты Экберг, и береты с приталенными жакетами в стиле городской буржауазии 50-х, и те самые причудливые шляпы с перьями и наряды в блестках.

«Амаркорд» 

«ДЖУЛЬЕТТА И ДУХИ» 

Осваивать стиль героев Феллини дизайнеры начали в 90-е годы. С одной стороны, мода из-за растущей популярности подиумных показов в те годы начала превращаться в шоу. С другой — появился интерес не только к прекрасному, но и к «ужасному» или как минимум неоднозначному — например, к роскоши с примесью декаданса и завуалированного эротизма, свойственной и картинам классика.


В 1993 году Guess выпустили рекламную кампанию с участием Анны-Николь Смит, которая предстала в образе все той же Экберг из «Сладкой жизни». А Dolce & Gabbana в то же десятилетие посвятили любимым картинам своего соотечественника сразу три коллекции. В сезоне весна–лето 1992 вышла их собственная La Dolce Vita: модели, в числе которых были Синди Кроуфорд и Линда Евангелиста, ходили по подиуму в черных ретро-бра, в чулках с поясом и перчатках до локтя. Через три с половиной года главным референсом для дизайнерского дуэта стали «Ночи Кабирии». Коллекцию опять-таки назвали точно так же, как и эту драму о жизни римской проститутки. Впрочем, визуально наряды соотносились с картиной весьма отдаленно — разве что в коллекции были вещи в контрастную черно-белую полоску, похожие на блузы, которые носит в фильме героиня Мазины.



Dolce & Gabbana, 1992

Dolce & Gabbana, 1992

Dolce & Gabbana, 1996

Наконец, в 1997 году Dolce & Gabbana сделали коллекцию Roma — оммаж одноименной картине и римской моде середины ХХ века: в ней были юбки-карандаш, приталенные жакеты, отороченные мехом воротники. А в 2012 году модный дом вложился в реставрацию другого шедевра Феллини, фильма «Сатирикон» 1969 года. «Итальянское кино, включая картины Феллини, Висконти и Антониони, всегда нас вдохновляло и помогало нам придумывать вещи и конструировать образы», — заявили Дольче и Габбана прессе.


В числе тех, кто напрямую цитировал произведения Феллини, также был Рикардо Тиши — его выпускная коллекция (он закончил Central Saint Martins в 1999 году) называлась 8.30 The Possession и была посвящена творчеству режиссера. Не обошелся без реверансов в сторону итальянского классика и Жан-Поль Готье. В 2013 году он выпустил кутюрную коллекцию, при работе над которой вдохновлялся одновременно фильмами Феллини и «Розовой пантерой», — получился коктейль из сверкающих 80-х и гламурных 50-х.

Dolce & Gabbana, 1997

«ДЖУЛЬЕТТА И ДУХИ» 

«РИМ» 

Jean Paul Gaultier, 2013

Некоторые вещи, прямо или косвенно посвященные Феллини, можно купить и сейчас. Например, в 2010-е годы Том Форд выпустил модель солнцезащитных очков под названием Anouk. Они посвящены Анук Эме и напоминают очки, которые носит в «Сладкой жизни» ее героиня.


Еще больше тех, кто не посвящает Феллини коллекции, но все же (осознанно или нет) копирует его эстетику. Например, с кадрами из Феллини сравнивают показы Александра Маккуина, хотя сам дизайнер никогда напрямую на него не ссылался. Но сложносочиненные коллекции Маккуина — ранние и из середины нулевых — говорят сами за себя: драматичный макияж, нарочитая театральность, налет ретро, эксцентричные головные уборы.

«Амаркорд» 

«СЛАДКАЯ ЖИЗНЬ» 

Jean Paul Gaultier, 2013

Как и в картинах Феллини, в образах Маккуина роскошь всегда смешивалась с упадком, а радость жизни — со страхом и неизбежностью смерти. В этом плане на Маккуина похож Джон Гальяно. Впрочем, в его случае декаданса все же меньше, а барочного гламура, граничащего с гротеском, больше. К примеру, в коллекции Dior Couture осень–зима 2011 модели ходили по подиуму в приталенных платьях в стиле 50-х. Некоторые наряды были выполнены в контрастной черно-белой гамме и словно были созданы не Гальяно, а сестрами Фонтана — теми самыми, которые сшили знаменитое платье Экберг из «Сладкой жизни».


Пару лет назад с неоднозначной, но эффектной кутюрной коллекцией для Valentino прогремел Пьерпаоло Пиччоли. Он создал наряды, вдохновленные облачением сановников католической церкви — от кардиналов и епископов до папы. Прямых ссылок на Феллини снова не было, но показ вызывал однозначные ассоциации с той самой сценой модного дефиле из «Рима», где возвышенные наряды сосуществуют с мрачными мыслями о конечности бытия.


Несмотря на обилие деталей и эклектичность, эстетику Феллини интересно и несложно копировать: его стиль очень выпуклый и узнаваемый. Так что дизайнеры наверняка еще не раз возьмутся за фильмы итальянца — и новости о грядущем показе Moschino это подтверждают.

Alexander McQueen, 2006

Valentino, 2017

VALENTINO, 2017

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}