Темы
T

Стиль в фильме:
«Зеленая книга»

ТЕКСТ: Анна Баштовая

Картина Питера Фаррелли «Зеленая книга» за очень короткий срок полюбилась как зрителям, так и критикам. Подобное единство мнений редкость в киноиндустрии, тем не менее фильм уже успел войти во всевозможные рекомендательные списки и получить пять номинаций на «Оскар», в том числе за лучший оригинальный сценарий и лучший фильм. Картина уже победила в категории «Лучшая комедия/мюзикл» на премии «Золотой глобус» (которая считается своего рода репетицией «Оскара»), так что у нее есть все шансы забрать главный приз и у академии.

«Зеленая книга» — фильм с очень тонкой детальной проработкой, это касается всего, от кастинга и режиссуры до саундтрека и костюмов. Тот случай, когда одежда на актерах практически не запоминается, но на подсознательном уровне образы работают сверхточно.


Художником по костюмам картины стала Бетси Хайман — специалист по фильмам, в которых герои носят относительно современную одежду. Хайман ни разу не была номинирована на «Оскар», так как академия обычно выбирает исторические костюмы, но тем не менее многие ее работы (например, «Ванильное небо» или «Почти знаменит» повлияли на тренды и дизайнерские коллекции. А ее костюмы для «Бешеных псов» и «Криминального чтива» и вовсе превратились в легенду кинематографа и стали мемами. «Ни один из моих художников по костюмам не был номинирован на «Оскар» за мои фильмы, потому что я не снимаю исторические картины с бальными сценами. Но у меня есть кое-что другое — хеллоуинские вечеринки. В течение многих лет я хожу на хеллоуинские вечеринки и вижу белого и черного парней в костюмах Джулса и Винсента. Честно говоря, я думаю, что это и есть величайшая награда», — говорит Квентин Тарантино.

За плечами Хайман более полусотни картин и большой опыты работы с маленьким бюджетом. По признанию режиссера «Зеленой книги» Питера Фаррелли, средств на костюмы было выделено по минимуму, тем не менее Хайман согласилась работать практически бесплатно, а все костюмы не отшивать с нуля, а искать по прокатам и костюмерным цехам. Например, когда Дон Ширли (Махершала Али) и Тони Валлелонга (Вигго Мортенсен) только начинают свое совместное путешествие, Али одет в шелковый костюм бирюзового цвета, который Хайман нашла на пыльной полке в одном из прокатов одежды. Костюм был абсолютно новым и на нем даже оставался ценник. «Люди спрашивают меня, где я взяла эту одежду. Буду честна с вами. Если у вас нет денег, чтобы их потратить, вы должны закатать рукава и потратить время», — говорит художница.

 В целом работа над картиной началась для Хайман с четкого разделения гардеробов двух главных, совершенно противоположных друг другу героев. Для доктора Дона Ширли, афроамериканского пианиста мирового уровня, художник по костюмам выбрала безупречные смокинги и фраки в сочетании с водолазками и шейными платками. А для Тони Валлелонги, итальянско-американского вышибалы из рабочего класса, повседневные джемпера и рубашки в сочетании с футболками. Так как у обоих героев были реальные прототипы, а одним из соавторов картины и вовсе стал сын Тони Валлелонги, у Хайман был доступ к многочисленным семейным архивным.  

Тони Валлелонга

Изучив фотографии реального прототипа, Хайман одела Тони в белые рубашки, темные костюмы, свитера и спортивную одежду, призванные подчеркнуть 20 килограммов лишнего веса, которые Мортенсен специально набрал для этой роли. «Мне особенно запомнилась одна сцена, где я надела на Тони спортивную рубашку фирмы Ban-Lon с тремя пуговицами, которую очень плотно ушила. Я подумала, что раз он набрал вес, то я хочу подчеркнуть это. Ведь это именно то, что мы рассказываем об этом парне, – он любит поесть и покурить». Практически каждый съемочный день был своеобразным вызовом для Хайман «Однажды Виго пришел ко мне утром и говорит: «Угадай, что я буду делать сегодня? Я буду есть целую пиццу!» Так художнице пришлось искать подходящую одежду для сцены с пиццей.


Так как «Зеленая книга» была практически семейным проектом, сыну и родственникам Валлелонги были отведены небольшие эпизодические роли. Как вспоминает Хайман, они приходили на примерку всей семьей и говорили что-то типа: «Да, папа бы такое носил, это хорошо, одобряем». Кроме того, они предоставили реальные украшения жены Тони, Долорес (Линда Карделлини). На семейных фотографиях Долорес выглядит как идеальная домохозяйка с идеальной точеной фигурой. Хайман решила подчеркнуть костюмами эту миниатюрность и тем самым визуально усилить разницу между большим Тони и его крошечной женой.

Дон Ширли

Разработку гардероба Дона Ширли художник по костюмам начала с изучения обложек альбомов музыканта и его современников. «Когда вы смотрите на Дона Ширли, Майлза Дэвиса и других джазовых звезд той эпохи, то видите, что все они были очень модными», —говорит Хайман. «При этом сам Махершала обладает хорошим вкусом, поэтому было интересно сочетать стиль его персонажа с его собственным».


Как рассказывает Хайман, у Ширли был не только хороший вкус, но и достаточно денег, и ему было важно показать всем вокруг, что он, несмотря на цвет кожи, может купить себе дорогую одежду, имеет право на обслуживание в премиальном магазине и, если ему отказывают, может просто развернуться и уйти. Все это важно было передать через внешний вид.

Все костюмы для Махершалы дизайнер искала в магазинах винтажной одежды и костюмерных мастерских. Тем не менее был один-единственный костюм, который Хайман сшила специально для фильма. Когда Ширли и Валлелонга впервые встречаются, пианист в своей квартире восседает на троне в кремовом африканском наряде. «У Дона Ширли действительно был трон дома над Карнеги-холлом», — рассказывает Хайман. «И я нашла фотографию, где он одет в эту безумную одежду. На фото это черная дашики [африканская рубашка с V-образным вырезом. — Прим. ред.], но я подумала: «Он же не колдун! Возможно, было бы здорово одеть его как короля?». Для создания этого наряда Хайман использовала шелковую и льняную ткани, импортированные из Марокко, а также шелковистую золотистую тесьму для отделки и позолоченные драгоценности. Этим костюмом Хайман хотела показать, что Ширли находился в согласии со своими африканскими корнями.

Эволюция

Важным решением для Хайман стало изменение цветовой палитры на протяжении всей картины. Перемена от теплых охровых, горчичных и голубых оттенков к более бледным и монохромным отражает изменения не только в погоде (герои начинают свой путь осенью, а заканчивают зимой), но и в местности и культуре разных Штатов (сначала пианиста и его водителя принимают тепло, а чем глубже в середину страны, тем холоднее). Такая перемена в цветовой палитре обычно не считывается зрителем, но работает на подсознательном уровне и помогает истории раскрыться.


В финале картины происходит такой же неочевидный, но важный поворот в образах героев. Чем сильнее сближаются герои, тем более похожими становятся их костюмы. Всегда одетый с иголочки пианист Дон Ширли вдруг оказывается в свитере за рулем автомобиля, в то время как его водитель Тони Валлелонга спит на заднем сиденье, укрытый пледом, принадлежащим Ширли. Таким образом герои меняются не только местами, но и образами. Как откровенно признается Хайман: «Этим для меня все было сказано».

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}