T

Витрины Hermès

Затейливые витрины магазинов Hermès уже давно стали легендой сами по себе. В ноябре в парижском Гран-Пале открылась выставка, посвященная одной из создательниц этих витрин — Лейле Манчари. Рассказываем о ней и о еще двух художниках, превративших витрины магазинов французского дома в искусство.

текст:
Лидия Агеева

«Наша задача не продавать, а заставлять мечтать случайных прохожих», — рассказывает Антуан Плато, арт-директор витрин главного бутика Hermès на улице Faubourg Saint-Honoré. Двенадцать витрин меняют свое обличье каждые три месяца, и парижане всегда с особым нетерпением ждут новых инсталляций, превращающих сумки Hermès в арт-объекты. За всю историю французского дома должность арт-директора витрин занимало всего три декоратора — Анни Бомель, Лейла Манчари и Антуан Плато. Именно они ответственны за то, что Hermès стал не просто люксовой маркой, но и фабрикой волшебства.

Анни Бомель (1927–1978)



Первые витрины появились у парижских бутиков еще в конце XIX века, но придумывать разные декоративные композиции для них начнут лишь в начале XX века, после Второй мировой войны. Одна из первых легендарных декораторов, известных на весь Париж, — Анни Бомель. С 1927 года она работала в штате Hermès на постоянной основе — Бомель также отвечала за дизайн флаконов первых парфюмов дома Dobris и Caléche.


Кожевники, каменотесы, скульпторы, стеклодувы — все лучшие подмастерья Франции работали под руководством Бомель, чтобы превратить ее фантазии в реальность: оживить картины Сальвадора Дали, воссоздать атмосферу месопотамского храма или построить в окне бутика цирковую арену. Именно ее витрины так любил Жан Кокто, который, по рассказам историков моды, никогда не пропускал торжественное открытие занавеса перед новыми декоративными чудесами.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":100,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":7,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":9,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":8,"properties":{"duration":100,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":100,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Лейла Манчари (1978–2013)



«Витрины — это способ рассказать историю. Здесь, как и на сцене театра, каждый предмет играет свою особенную роль» — так о своем искусстве говорит девяностолетняя Лейла Манчари, которая присутствовала на открытии выставки — посвящения ей в Гран-Пале. Знаменитый декоратор отошла от дел четыре года назад, но ее имя по-прежнему созвучно истории дома — ее фантазийные витрины были всегда приглашением к путешествию в мир мечты. К слову, мастера дома были готовы исполнить любую ее задумку — будь то сумка Kelly из алюминия или огромная деревянная нога бога Гермеса. Это она ввела золотое правило: ни один предмет с витрины не предназначен для продажи.




{"points":[{"id":7,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":9,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":8,"properties":{"duration":200,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Лейла родилась в Тунисе в богатой семье (это ее мама помогла молодому Аззедину Алайя найти работу у его любимого модельера Кристиана Диора). Получив диплом художника-декоратора, она переехала в Париж, чтобы продолжить учебу в престижной Высшей школе изящных искусств. Легенда гласит, что Анни Бомель сразу взяла на работу Манчари в 1961 году, как только увидела на собеседовании ее рисунки. У «Королевы волшебства», как ее нежно называли в Hermès, на счету всего 136 витрин. На выставке можно увидеть восемь воспроизведенных в залах Гран-Пале по образу и подобию оригинальных композиций с угла улиц Faubourg Saint-Honoré и Boissy d’Anglas. Только на этот раз все волшебство Манчари представлено без стекла, и ничто не помешает вам его внимательно рассмотреть и запечатлеть на телефон.







Антуан Плато (с 2014)




Стилист по образованию, Антуан Плато делал декорации для фильмов и театральных постановок, прежде чем его пригласили работать в Hermès. Поэтому его подход к созданию витрин, как и у его предшественницы Манчари, максимально театрален: каждая новая композиция для него как спектакль, к которому он всегда подбирает созвучное название — Les métamorphoses de la matière («Метаморфозы профессии»), Spring is just around the corner («Весна уже за углом»), Les étoiles tournent trop vite («Звезды вертятся слишком быстро»). «Витрины — это картина в разрешении 3D. Мы показываем не объекты, а те идеи, что стоят за ними. У нас нет никаких рамок, и мы не подчиняемся модным тенденциям, а просто создаем то, что нам нравится, и надеемся, что оно понравится и нашим зрителям, проходящим мимо витрин. Наша главная цель — показать любовь дома Hermès к красивым предметам». Каждый объект — будь то шляпа, сумка или седло — создается мастерами дома специально для витрин по заказу Плато (он может выбрать любой цвет и материал). Ни один из них нельзя приобрести, после смены витрин их бережно хранят в архивах дома на улице Фобур-Сент-Оноре.









Выставка Hermès, à tire-d’aile — Les Mondes de Leïla Menchari пройдет до 3 декабря в парижском Гран-Пале. Вход свободный.


{"width":1200,"column_width":102,"columns_n":10,"gutter":20,"line":18}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}