T

Краткая история популярности — в свежем номере King Kong

The Blueprint совместно с киоском иностранных журналов lebigmag ежемесячно выбирает лучшее издание. В июне это King Kong — молодой и дерзкий журнал о моде и искусстве, который уже можно полистать в московском журнальном зале lebigmag в «Рихтере» и в книжном «Подписные издания» в Петербурге.

«Журнал, созданный для того, чтобы раздвигать границы искусства и моды, советует своим контрибьюторам забыть все правила», — написал Dazed в апреле 2016 года о новом независимом издании с игривым названием King Kong. Основали его два друга: Али Кепенек — немецкий фотограф с турецкими корнями, к тому времени уже активно снимавший для Vogue, Cosmopolitan и других глянцевых изданий по всему миру, и Микел Бенхэйм, взявший на себя роль загадочного (у него нет страниц ни в одной популярной социальной сети) и взбалмошного арт-директора-самоучки, жонглирующего стилями, шрифтами и нарушающего все законы графического дизайна.

Накануне запуска журнала в 2016 году страница Али Кепенека на фейсбуке пестрила объявлениями вроде «Нужен художник в Берлине», «В поисках интернов в арт-отдел нового журнала» или «Кто-то может помочь с прическами и макияжем на съемке в Париже завтра?». Такой способ поиска талантов, видимо, оказался вполне эффективным: первый номер насчитывал более 430 страниц, 4 обложки, множество уникальных по своему стилю съемок и интервью. Но кроме талантливых фрилансеров Кепенеку и Бенхэйму удалось привлечь больших профессионалов индустрии: так, приглашенным директором моды стал Никола Формикетти — бессменный стилист Леди Гаги и редактор (а с 2018 года креативный директор) Dazed + Confused, а над одной из съемок работала фотограф из России Маша Демьянова, не раз снимавшая для Vogue, Wired, Dazed и The Blueprint.

Первый номер King Kong

Запуск King Kong получился громким и вполне успешным. Настолько, что независимое издание вскоре превратилось в издательство: в 2018 году команда начала выпускать второй журнал — King Kong Garçon. В век гендерной флюидности и моды на андрогинность разделение прессы на «женскую» и «мужскую» может показаться крайне несовременным, но даже по обложкам легко догадаться, что King Kong Garçon был создан не для того, чтобы плодить гендерные стереотипы, а наоборот — чтобы деформировать или расформировать само представление о маскулинности, к которой все чаще применяется эпитет «токсичная».

Разрушение традиционных представлений о чем бы то ни было стало в итоге любимым занятием Кепенека и Бенхэйма. В девятом номере журнала разоблачению подверглась тема славы и популярности. Нам рассказывают историю «звездности» как феномена — от Марлен Дитрих и Мэрилин Монро до Аманды Лепор и Ким Кардашьян. При очевидных индивидуальных особенностях каждой между дивами 1920-х и 2020-х немало общего. Это общее отразила в своих работах нью-йоркская 3D-художница родом из Италии Кэрол Чивре. Ее графика напоминает карикатурные скетчи — в них много и сарказма, и незлой иронии: Лана Дель Рей и Джеки Кеннеди, приобнявшись, пьют мартини, Фрида Кало пишет портрет FKA Twigs, а Белла Хадид рыбачит с Гретой Тунберг. В работах Чивре персонажи перестают делиться на героев нашего и прошедшего времени. Их всех объединяет способность одновременно быть и зеркалом эпохи, и самым ярким ее явлением.



King Kong Garçon

Разговор о феномене славы невозможен без имени Пэрис Хилтон. Именно она в нулевые стала первой суперзвездой, чья популярность никак не была связана с конкретной деятельностью. Она была знаменита лишь тем, что была знаменита. В итоге протоптанная Пэрис тропинка к славе вскоре превратится в скоростное шоссе Кардашьян–Дженнер. «Первоначальная идея съемки [для King Kong] заключалась в том, чтобы снять Пэрис так, будто ее поймали папарацци: подглядывать за ней через окно, как она выходит из дома, идет к машине и так далее, — рассказала The Blueprint фотограф и автор одной из пяти обложек номера Кэролайн Томпкинс. — Но мы получили отказ на эту идею примерно за 24 часа до начала съемки, и команде пришлось быстро перепридумывать концепцию». В результате получилась бюджетная, но яркая и очень «в стиле Пэрис» съемка: Лос-Анджелес, кабриолет, чихуахуа под мышкой, Голливудские холмы и бессменный сверкающий блеск на губах. Интервью у Хилтон взяла Александра Дин — режиссер документального фильма о ней This is Paris. Его должны были показать на фестивале Tribeca Film Festival, а затем опубликовать на YouTube еще в апреле этого года, но в связи с пандемией премьеру пришлось перенести.

Съемка Пэрис Хилтон на страницах King Kong соседствует с откровенным эссе эпатажного блогера и главного сплетника Голливуда Переса Хилтона, который построил карьеру на созвучности своего псевдонима с именем главной дивы нулевых. Скандалисты своего времени в журнале прекрасно уживаются и с современными интеллектуалами — среди героев King Kong оказались художница и перформер Элайза Дуглас, великий хореограф Уэйн Макгрегор и молодая художница Ариана Пападеметрополос. Смешение, казалось бы, несочетающихся стилей, эпох, концепций — главная особенность King Kong. Это проявляется и в визуальной составляющей журнала — здесь есть что-то от молодежных глянцевых журналов 1990-х, что-то от таблоидных тонких журналов, которые в нулевые скупали ради плакатов со звездами, и, конечно, что-то беспрецедентно новое — фэшн-съемки, в которых воспевается свобода, сексуальная раскрепощенность и стремление увидеть красоту там, где еще десять лет назад разглядеть ее было невозможно. В одном из своих немногочисленных интервью арт-директор журнала Микел Бенхэйм говорил: «Однажды мне сказали: «Дизайну King Kong не хватает воздуха», на что я просто рассмеялся». «Воздух» здесь и не нужен.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}