T

Икона стиля:  Мэри Куант

текст: Ксения Крушинская

6 апреля в Лондоне откроется ретроспективная выставка Мэри Куант — женщины, которая одела британок (и весь мир!) в мини-юбки, узкие брюки и платья с высокими воротниками. Рассказываем, как Куант придумала свой знаменитый стиль и чем она живет сейчас.

Масштабная выставка, которая откроется в эту субботу в Музее Виктории и Альберта, станет первой ретроспективой Мэри Куант за ее более чем полувековую карьеру. Здесь будут представлены две сотни экспонатов. В их числе мини-платья и микроскопические юбки, цветные колготки, плащи из ПВХ, сапоги и ботильоны неоновых расцветок, купальники, нижнее белье и темные очки — все то, что в 60-е было таким желанным для одних и так возмущало и будоражило других. «Она создала настоящее новое движение, — сказал в преддверии открытия выставки директор музея Тристрам Хант. — Движение за свободу и веселье. И за избавление от отжившего». Возможно, Мэри удалось совершить эту большую модную (и не только) революцию, потому что делала она это в первую очередь для самой себя.

Как и подавляющее большинство героев, определивших эпоху 60-х в Великобритании, Куант родилась в не слишком богатой и абсолютно не привилегированной семье — ее предки были шахтерами, а родители, едва ли не первые в роду люди с высшим образованием, работали школьными учителями. Позднее Мэри признавалась, что они были людьми весьма учеными и к ее желанию стать дизайнером одежды относились с большим скепсисом — сама девушка, впрочем, практически не рассматривала для себя других вариантов: «Или дизайнер, или чечеточница». С детства она сама шила себе вещи — просто потому, что не хотела носить то, что предлагали старшие, — в ход шли в том числе домашние простыни. Когда на экзамене по истории учитель спросил ее, на чьей она стороне — пуритан или роялистов, — Мэри принялась сравнивать их облачение и в итоге отдала предпочтение вторым, объяснив это тем, что они более элегантны.

Неудивительно, что с таким бэкграундом Куант сперва отучилась в колледже на иллюстратора, а затем поступила в ученицы к популярному тогда шляпных дел мастеру Эрику — он работал в престижном районе Мэйфэйр. Среди ее друзей стали появляться представители лондонской богемы — писатели, фотографы, дизайнеры и музыканты. К тому времени Мэри уже встретила будущего мужа, бизнес-партнера и любовь всей своей жизни Александра Планкетта-Грина, вместе с которым они стали часто бывать в модном кафе The Fantasie, первой в Лондоне кофейне за пределами Сохо, — ее открыл фотограф и предприниматель Арчи Макнейр, человек, вошедший в историю города тем, что в 50–60-е полностью трансформировал район Челси, превратив его из скучного и спокойного обиталища консервативных буржуа в центр культурной и модной жизни. Именно Макнейр в 1955 году помог Куант и Грину открыть их первый магазин одежды Bazaar в сердце Челси, на Кингз-роуд. Грин, происходивший из состоятельной семьи, унаследовал 5000 фунтов — и немедленно пустил их в дело.

О том времени Мэри Куант затем много рассуждала в своей второй книге воспоминаний Mary Quant: My Autobiography, вышедшей в свет в 2011 году (первую автобиографию она написала еще в 1966-м). Для британского общества 50-е годы были переломной эпохой: люди мечтали вернуться к мирной жизни и оставить позади тяготы и лишения войны, при этом многим было трудно принять тот факт, что по прежнему, довоенному образцу эта жизнь уже идти не будет — слишком многое изменилось в обществе и нравах. Старшее поколение грезило размеренностью и предсказуемостью, младшее — жаждало перемен. «Молодым людям вроде меня было некуда пойти, негде согреться — разве что в кино, — вспоминает Мэри. — Нам было скучно и тоскливо. Мы не интересовались ни наукой, ни политикой, потому что были убеждены, что это они приводят к войнам. Нашей отдушиной стали школы искусств… Девизом того времени было: «Если чего-то хочешь — создай это сам». А хотелось нам искусства, театра, дизайна, кино, моды, секса, еды, а больше всего — музыки и танцев».

Следуя тому самому девизу, вещи, которые продавались в Bazaar, Мэри стала придумывать и шить сама: «Мне хотелось прежде всего одевать себя и своих ровесниц». В арт-школе Куант зарекомендовала себя как девушка с весьма экстравагантным вкусом: она носила широкие ремни на талии, шорты, высокие гольфы до колен, колготки в сеточку и шарфы в крупный горошек. Сказалось и детское увлечение танцами — Куант всю жизнь вдохновляли образы чечеточниц — их плотные колготки, короткие юбки и трапециевидные мини-платья. Все это вскоре и стало составлять основной ассортимент нового магазина Bazaar на той самой, внезапно ожившей Кингз-роуд. Известный факт — подол у творений Куант был такой короткий, что вскоре ей пришлось шить трусы в тон платьям и юбкам — чтобы нижнее белье не привлекало к себе внимания и казалось частью ансамбля.

Те, кто жаждал революции, ее получили: первая партия товара была полностью распродана за десять дней. Пока у магазина выстраивались очереди из девочек-подростков (а некоторые даже подбегали к Мэри на улице и вырывали у нее из рук новые наряды, которые она несла в магазин), их родители и деды пытались в буквальном смысле уничтожить оплот ненавистной им новой «аморальной» моды. «Когда бутик только открылся, местные жители еще носили шляпы-котелки и не выходили из дома без зонта-трости, — вспоминает Куант. — Реакция на мой магазин была мгновенной. Однажды один из этих респектабельных джентльменов, проходя мимо нашей витрины, замахнулся зонтом и громко постучал по стеклу в знак возмущения. Вскоре это стало обычным делом: стекла постоянно сотрясались от ударов, снаружи раздавались крики «Аморально!» и «Отвратительно!».

К счастью, возгласы негодования потонули в возгласах восторга: клиентками Bazaar вскоре стали звезды первой величины — Одри Хепберн, Брижит Бардо, Лесли Карон, а также все те, кто определил эпоху 60-х, как и Куант, — например, модели Твигги и Джин Шримптон. Мэри и ее муж Александр (он открыл на первом этаже того же здания фешенебельный ресторан) подружились с фотографами Ричардом Аведоном и Дэвидом Бейли, а позднее самим Джоном Ленноном. В 1961 году Куант открыла еще один Bazaar, в 1963-м наладила экспорт вещей в Америку, а в 1966-м основала именную линию макияжа. Тени, помаду, румяна ярких, в тон коллекций из Bazaar, оттенков продавали специально обученные девушки-консультантки, одетые в стиле Куант — в мини и цветные колготки. Популярность средств была ошеломительной. В мире косметика Mary Quant успешно продается по сей день — в Японии у нее есть две сотни магазинов. Сама дизайнер выпустила в 80-е и 90-е две книги об искусстве макияжа — Quant on Make-Up и Make-Up and Beauty Book.

К началу следующего десятилетия стиль «свингующего Лондона» начал сдавать позиции — в моду вернулась романтика: длина макси, приглушенные цвета и обилия оборок. Куант, которой всегда нравилось создавать динамичную одежду для динамичных женщин (одной из причин ее любви к короткой длине было то, что девушки в таких платьях и юбках свободно могли бегать и прыгать) не стала пытаться вписаться в новый тренд. Вместо этого она сфокусировалась на других сферах — в конце концов, кроме моды есть много областей, в которых можно совершить революцию. В 70-е и 80-е, кроме производства косметики, Мэри активно занималась дизайном предметов для дома — создавала мебель таких же ярких неоновых цветов и таких же четких очертаний, как ее одежда, что для мебельного рынка тех лет, наводненного скучной «классикой», было в новинку. Придумывала новые принты и фасоны для постельного белья — сегодня Куант утверждает, что это именно она изобрела стеганое одеяло c пододеяльником. Создавала дизайн интерьера для собственной авторской модели MINI Cooper. И даже придумала и запустила в производство авторскую куклу по имени Дэйзи (в переводе с английского — «маргаритка», цветок, который всегда был символом бренда Мэри Куант). Эта стройная блондинка (в некоторых вариация шатенка) с длинными вьющимися волосами появилась на прилавках в 1973 году. Позднее она обзавелась полным дизайнерским гардеробом, домом с мебелью, собаками нескольких разных пород и бойфрендом по имени Хейвок. В Британии 70-х кукла была очень популярна — и сегодня есть люди, которые могут похвастаться огромными коллекциями своих Дэйзи и их умопомрачительных нарядов. Правда, конкуренции с заокеанской соперницей Барби игрушка все-таки не выдержала — в 1983 году ее производство было прекращено.

В современной Великобритании кавалерственная дама Мэри Куант (после получения Мэри ордена Британской империи в 2015 году в английских СМИ ее называют только так) считается живой легендой. Чем-то вроде новой инкарнации Коко Шанель, с которой Куант не устают сравнивать — в конце концов, обе они бунтарки, обе не побоялись подорвать устои и сделать современных им женщин чуть более счастливыми и уверенными в себе. Сама Мэри, впрочем, утверждает, что Коко ее недолюбливала: «Кажется, я даже догадываюсь почему. Потому что в 60-е ее просто достали вопросом о том, что она думает о Мэри Куант!»



Как и Шанель, Мэри всю жизнь верна одному однажды выбранному образу: с самых 60-х она носит графичную короткую стрижку (когда-то под каре ее стриг сам Видал Сассун — как сказал ей однажды один фотограф: «Конечно, это Сассун изобрел ваш фирменный стиль!») — правда, в последнее время ее волосы из темно-русых стали ярко-рыжими. Даже в свои 85 Куант любит узкие брюки (чуть шире тех, которые когда-то покорили лондонскую молодежь) и неоновые цвета — ее, например, часто можно увидеть в ярко-синих блузках и с ярким лаком на ногтях. Куант признается, что иногда покупает одежду в Zara, но это не значит, что она обходит стороной люкс. Мэри периодически ходит на показы лондонской Недели моды, признается, что любит Стеллу Маккартни и Chloé («Это похоже на то, что когда-то делала я!»), но особенно нежные чувства питает к Джасперу Конрану — муж Мэри Александр Планкетт-Грин, которого не стало в 1990 году, был крестным отцом дизайнера.

… Экспонаты для грядущей выставки в Музее Виктории и Альберта собирали, что называется, всем миром. Часть вещей были взяты из архивов самого музея. Некоторые другие предоставила сама Мэри, а еще часть — и это самое интересное — одолжили или отдали в дар благодарные клиентки — женщины, чья юность прошла под знаком ее провокационного стиля. Например, несколько предметов гардероба предоставила бывшая клиентка, которая в 60-е жила в Малайзии и заказывала вещи с доставкой из Лондона — и, естественно, шокировала ими коренное население. Есть платья, которые женщины покупали на первые сбережения, работая на каникулах, и есть одно от бывшей продавщицы магазина на Кингз-роуд — именно в нем она прошла собеседование на работу мечты в магазин Bazaar. Все это — иллюстрация жизни женщин целого поколения. Женщин, которые благодаря Мэри Куант, возможно, стали немного счастливее и совершенно точно — намного свободнее.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}