T

Пять фактов о Камале Харрис, первой женщине вице-президенте США

7 ноября, ABC News, CNN, а позже и другие крупнейшие американские СМИ объявили Джо Байдена 46-м президентом Соединенных Штатов. Избиратели-демократы встретили его победу с ликованием, но отдельным поводом для торжества стал успех Камалы Харрис — первой женщины, первой афроамериканки и первого политика азиатского происхождения на посту вице-президента США. Новую историческую фигуру изучила Полина Садовникова.

Она привыкла быть первой 

«Мы сделали это, Джо. Ты будешь следующим президентом Соединенных Штатов!», — ролик, в котором Камала Харрис поздравляет Джо Байдена с заветными 273 голосами выборщиков всего за день набрал больше 20 миллионов просмотров. Судя по реакции в соцсетях, первую женщину вице-президента в США встретили с не меньшим энтузиазмом, чем президента Джо Байдена — в инстаграме даже возродили хэштег #IAMWITHHER, который в 2016 году был предвыборным слоганом Хиллари Клинтон.


И пусть хэштег ей достался с чужого плеча, Харрис безусловно из породы первопроходцев. В 2003 году Камала Харрис стала первой афроамериканкой на посту окружного прокурора Сан-Франциско. В 2010 году — первой афроамериканкой и первой женщиной на посту прокурора штата Калифорния, обойдя республиканца Стива Кули всего на 0,8%. В 2016 году она избралась в Сенат, став в XXI веке первой афроамериканкой в верхней палате, и второй — в истории. Уже как сенатор Камала Харрис отличилась во время слушаний по кандидатам, которых предложил Дональд Трамп. В 2018 году Харрис пользовалась своим прокурорским опытом, когда допрашивала республиканского кандидата на пост в Верховном суде Бретта Кавано насчет обвинений в сексуальных домогательствах. В такой же агрессивной манере Камала Харрис общалась и с другим кандидатом от Трампа — претендентом на должность генпрокурора Джеффа Сешнса. Досталось и Джине Хаспел, которая несмотря на атаки Харрис все-таки стала первой женщиной-директором ЦРУ. Нужно отметить, что Сэшнса и Кавано республиканское большинство сената также утвердило.

В январе 2019 года Харрис объявила о готовности бороться за звание первой женщины президента Соединенных Штатов. Тут же оказалось, что у решительной кандидатки хватает врагов на обоих полюсах политического спектра. Республиканцы предсказуемо и не слишком результативно напирали на эммигрантское происхождение, демократы из либерального крыла припомнили Камале противоречивую деятельность на посту прокурора штата: равнодушие к полицейскому насилию и переполненности тюрем; проведенные с нарушениями расследования; многочисленные приговоры за преступления, связанные с марихуаной, которую Камала, по ее словам, тоже курила в колледже и теперь предлагала полностью легализовать. В итоге, после невнятного выступления на летних дебатах и неутешительных результатов осенних опросов, Харрис объявила, что выходит из гонки. В марте 2020 года она публично поддержала Джо Байдена, а в августе кандидат от демократов объявил, что именно Камалла будет его вице-президентом.

Она гордится своими корнями 

Родители Камалы Харрис были иммигрантами. Мать Харрис — дочь высокопоставленного индийского чиновника из привилегированной касты браминов — перебралась в Соединенные Штаты в 19 лет, чтобы учиться биологии в Калифорнийском университете в Беркли. Там же изучал экономику отец Камалы — выходец из Ямайки. Когда девочке исполнилось семь, ее родители развелись — и заботу о дочерях (у Камалы Харрис есть младшая сестра Майя, которая в 2016 году стала одной из трех старших советниц предвыборной кампании Хиллари Клинтон) на себя взяла мать.


В детстве Камала Харрис варилась в культурном котле: ходила в баптистскую церковь и индуистский храм в родном Окленде (город расположенный через мост от Сан-Франциско — Прим. The Blueprint), часто ездила к дедушке в Индию и Замбию (куда его откомандировали для помощи местному правительству) и ходила в школу в благополучном белом районе по программе интеграции расовых меньшинств. Когда матери Камалы предложили работу в Канаде, семья на пару лет переехала в Монреаль.

Во время публичных выступлений Камала Харрис называет себя «гордой американской», часто рассказывает о своем богатом культурном бэкграунде и очень трепетно относится к афроамериканской культуре. Washington Post писали, что Харрис выбрала Говардский университет, где исторически учатся в основном афроамериканцы, потому что «хотела, чтобы ее окружали афроамериканские студенты, афроамериканская культура и афроамериканские традиции».

Она с детства привыкла бороться за свои права

Родители Камалы Харрис познакомились на встрече студентов-афроамериканцев и в дальнейшем часто посещали митинги и демонстрации. «Моя мать часто говорила: "Не сидите и не жалуйтесь, сделайте что-нибудь!". Она хорошо понимала, что воспитывает двух темнокожих дочерей и хотела, чтобы мы выросли уверенными в себе, гордыми темнокожими женщинами», — вспоминала Камала Харрис в своей автобиографии The Truth We Hold.


Яблоко от яблони недалеко падает, и когда Камале было 13 лет, она вместе с младшей сестрой Майей провела первую успешную демонстрацию — в доме, где они жили, детям было запрещено играть на лужайке перед парадным входом, но после эффектной акции это правило отменили.

Она обожает кеды Converse и помнит, что брючный костюм — это оружие


«У меня целая коллекция моделей Chuck Taylor: есть черные кожаные, белые, без шнурков, со шнурками, кеды, которые я надеваю в жару, кеды, которые я ношу в холодную погоду и те, что подходят к брючному костюму», — говорила Камала Харрис в интервью The Cut.


На предвыборных митингах Камала Харрис тоже выступала в Converse. Например, на ралли во Флориде она появилась в белых кедах с надписью 2020 и значками Stop Hate, I Love Kamala, Save Earth и Vote. Над дизайном этой модели работала нью-йоркская художница Нина Шанель Эбни, получившая известность благодаря картинам на тему движения Black Lives Matter.

На более формальных заседаниях и собраниях Камала Харрис все же предпочитает кедам лодочки на невысоком каблуке, а черным джинсам скинни — темно-синие брючные костюмы (любовь к этому оттенку, кстати, разделяет и Джо Байден).


Брючные костюмы Камала Харрис полюбила еще во время учебы в Говардском университете в Вашингтоне. Студентка факультета политологии и член женского афроамериканского общества, Камала Харрис носила короткую стрижку и укороченные жакеты с объемными плечами в духе 1980-х. Оттуда же тянется любовь Камалы Харрис к жемчужным ожерельям — в таком 22-летняя Харрис фотографировалась для выпускного альбома в 1986 году.

Новость об итогах голосования, судя по всему, застала 56-летнюю Камалу Харрис во время пробежки. К вечеру 7 ноября Камала Харрис сменила спортивную форму Nike на белый брючный костюм Carolina Herrera. Эту знаковую для американской моды марку основала эмигрантка из Венесуэлы Каролина Эррера, которая с 1982 по 1984 год одевала еще одну любимицу Америки — Жаклин Кеннеди. Цвет костюма тоже был выбран не случайно: белый стал символом мирного протеста еще в начале ХХ века, когда суфражистки вышли на массовые акции с требованием избирательных прав.


В истории американской политики у белого костюма тоже богатая история: в 1969 году в свой первый рабочий день его надела Ширли Чисхолм — первая темнокожая женщина, избранная в конгресс США. В 1984 году в похожем белом костюме появилась демократка Джеральдин Ферраро — первая женщина, баллотировавшаяся на пост вице-президента Соединенных Штатов. Белый брючный костюм носила и Хиллари Клинтон — первая в истории женщина, всерьез боровшаяся за президентский пост.

Хиллари Клинтон

Джеральдин Феррар

Ширли Чисхолм

Она первая, но не последняя

Первая речь Камалы Харрис в статусе #madamvicepresident была посвящена борьбе за женские права: «Я думаю о поколениях женщин — чернокожих женщин, азиаток, белых, латиноамериканок и коренных американок на протяжении всей истории нашей страны, которые проложили путь к этому моменту сегодня, — заявила Камала Харрис. — Эти женщины, которые боролись и многим жертвовали ради равенства, свободы и справедливости для всех, включая чернокожих женщин, на которых слишком часто не обращают внимания, но которые так часто доказывают, что они являются основой нашей демократии... Хотя я и буду первой женщиной на этом посту, я не стану последней, — заявила Камала Харрис. — Потому что каждая маленькая девочка, которая смотрит на нас сегодня, знает, что это страна возможностей».

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}