T

Пример для подражания: 

Сара Андельман

Текст: Ира Соломатина

Без ее имени не обходится ни один список ключевых персонажей модной индустрии. Сара Андельман — байер и креативный директор закрывшегося пару месяцев назад Colette , а теперь — креативный директор агентства Just An Idea, загадочной — по-крайней мере, пока — компании, которая будет заниматься коллаборациями между дизайнерами, брендами и художниками. Рассказываем, как ее собственные интересы и стиль сделали Colette главным концепт-стором Парижа.

Руководство самым прогрессивным концепт-стором в мире — а Colette именно им и являлся — не единственная причина, по которой Андельман называют одной из влиятельнейших женщин в моде. Ей удалось понять важность модных коллабораций и стритстайла еще до того, как коллаборации и стритстайл превратились в два главных тренда сегодняшней моды. Не случайно с Вирджилом Абло и Демной Гвасалией — кумирами модной молодежи — ее связывают давние профессиональные и дружеские отношения.


Именно благодаря вкусу Андельман и ее уникальному чутью парижский Colette превратился в святая святых парижских модников и туристов. Именно здесь можно было обнаружить самое интересное, новое и свежее. Редкие журналы и эксклюзивные кроссовки, макаруны Марины Абрамович (84 евро за 8 штук) и рождественские календари Жан-Жака Семпе, неожиданно затесавшиеся среди ботинок Off-White ароматические свечи и немыслимое количество сортов воды в Водном баре — именно ради этого уникального собрания модных редкостей в магазин и стремились модники всего мира.

Двадцать лет назад в Париже не было ни новых моделей кроссовок Nike, которые нравились самой Андельман, ни книжных лавок с международным глянцем. Да и на Сент-Оноре, которая сегодня считается одной из самых оживленных и дорогих улиц Парижа, в 1997 году не происходило ничего. И вряд ли кто-то думал, что трехэтажный магазин Колетт Руссо и ее дочери Сары, вчерашней студентки колледжа искусств, настолько изменит не только облик Парижа, но и историю моды.

До того как Сара Андельман (до замужества — Лерфель) стала байером, она изучала историю искусств в парижской École du Louvre. «В моей работе меня вдохновляет все: от музейных выставок до носков, случайно увиденных в магазине при заправке», — говорила Сара в интервью. Впрочем, связь Андельман с миром искусства действительно крепка, и речь тут не только о макарунах Марины Абрамович, но и о галерее при Colette, где Андельман на протяжении многих лет выставляла фотографии современных художников и фотографов.

Пока Колетт Руссо (а именно из-за ее решения выйти на пенсию Colette и закрылся в декабре) занималась организационными вопросами бутика, куратором, байером и креативным директором бутика всегда была Сара. Именно благодаря ей в Париже появились первые коллекции японского бренда Sacai и эксклюзивы Off-White, ей даже удалось убедить Карла Лагерфельда, известного сноба, сотрудничать с бутиком. Последний, кстати, не раз заявлял о том, что Colette — его любимый парижский магазин.

Несмотря на то, что с сильными мира моды Андельман находится на короткой ноге, для инфлюенсера (а кем же еще ее считать?) она человек достаточно закрытый. Например, Андельман терпеть не может фотографироваться, и редкая статья о ней сопровождается портретом. Но при этом Андельман приветлива, вежлива и на редкость улыбчива, что совершенно ломает стереотипы о холодности и заносчивости модного мира. В ее ленте в инстаграме фотографии модных событий чередуются личными снимками: ее детей и мужа (режиссера Филиппа Андельмана), заснеженного Парижа, небольшой и дружно улыбающейся команды Colette.

Colette всегда был исконно парижской институцией. «Хотя нам и предлагали открыть Colette в Лондоне или Нью-Йорке, мы всегда отказывались», — сказала как-то Сара Андельман, добавив, что бутик всегда задумывался как французский магазин для французской столицы. «Французскость» отчетливо заметна и в облике самой Андельман. Ее неизменная короткая стрижка не может не вызвать ассоциации с героиней Джин Сиберг в годаровском «На последнем дыхании», а полосатые футболки и простые юбки вполне соответствуют представлениям о классической французской элегантности.


Впрочем, классический французский стиль Андельман интерпретирует на современный лад, дополняя простые элегантные вещи спортивными. Она до сих пор остается верным фанатом Nike и надевает Nike Cortez к серым юбкам Thom Browne, а бомберы Alexander Wang — поверх классических белых рубашек. Несмотря на интерес к стритстайлу (в конце концов, бренды вроде Pigalle или OAMC Люка Мейера начали свой путь к признанию через Colette), Андельман избегает экстравагантных образов: ее редко можно увидеть в огромном бомбере или тяжелых кроссовках. Зато классические Converse Chuck Taylor остаются ее любимым предметом гардероба на протяжении многих лет. Так же сдержанна Андельман и в выборе аксессуаров: обычно она дополняет свои образы едва заметными серьгами или часами.


Подобно многим знаменитым персонажам модного мира — Карлу Лагерфельду, Соне Рикель, Анне Винтур, — Сара Андельман создала узнаваемый образ. Ее невозможно представить в туфлях на высоких каблуках, в широкополой шляпе или в узких джинсах. Органичным ее образ делают спортивная обувь, средней длины юбки и короткая стрижка, которая добавляет Андельман сходства с героями-бунтарями из серии книг «Маленький Николя» авторства Рене Госинни и Жан-Жака Семпе.

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":9,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}