T

Белье на подиуме


ТЕКСТ: Яна Лукина


Пока ученые доказывают, что бюстгальтер женщине носить совершенно необязательно, дизайнеры вытаскивают нижнее белье на поверхность и нередко используют не по назначению. Зачем? 

КЕЙТ МОСС, 1993

Кортни лав, 1995

Несколько лет назад мода, сделав закономерную временную петлю, вернула в женские гардеробы slip dress — платье-комбинацию, выстрелившую в 1990-е. Тогда одежду, которую десятилетиями прятали, вдруг стало уместно носить напоказ. Запишите сюда же не первый сезон транслируемый призыв демонстрировать нижнее белье (ну или его частичное отсутствие): он идет и с подиумов, и с красных дорожек, где по-прежнему не сдают позиций прозрачные платья ливанских дизайнеров Зухейра Мурада и Эли Сааба и их итальянских коллег из марок Ermanno Scervino и Roberto Cavalli. Буквально в прошлом году камбэк осуществил и корсет; точнее, его максимально облегченная версия, в некоторых случаях нивелированная до широкого, архитектурной красоты пояса, как у Loewe или Isabel Marant. Наконец, вспомните чулки и колготки из последних коллекций Александра Вэнга, выполняющие практически плакатную функцию: надпись Wangover явно придумали не для того, чтобы скрыть от посторонних глаз.




Ermanno Scervino, весна-лето 2016

Ermanno Scervino, ВЕСНА-ЛЕТО 2016

Roberto Cavalli, весна-лето 2009

Isabel Marant, весна-лето 2017

ISABEL MARANT, ВЕСНА-ЛЕТО 2017

Alexander Wang, весна-лето 2018

Alexander Wang, весна-лето 2018

Alexander Wang, осень-зима 2017

Рианна

НИКИ МИНАЖ В MUGLER

PAM HOGG, осень-зима 2018

Но, даже если вы не понаслышке знакомы с бельевым жанром и уже успели пресытиться им (нас, наблюдающих за превращениями Рианны и Ники Минаж, вообще мало чем можно удивить), сложно не заметить, какое внимание уделили участники минувшей Парижской недели моды бюстгальтеру. Ирландец Джонатан Андерсон вывесил бра, словно плакат, на пару платьев из коллекции Loewe. Итальянка Мария Грация Кьюри уже традиционно предложила клиенткам Dior комбо эротичных полупрозрачных блуз и асексуальных треугольных чашек (как с ним будут справляться девушки с бюстом попышнее, чем у 18-летних моделей, вопрос открытый). Наташа Рамсей-Леви, всего сезон назад дебютировавшая на посту креативного директора Chloé, спрятала кружевные бралеты под рубашками с глубоким, как в 1970-е, декольте. В своей последней коллекции для Nina Ricci Гийом Анри переосмыслил популярный в середине прошлого столетия bullet bra с «опасными» чашками конусообразной формы и добавил им «огранки». Невольно вспоминается знаменитый корсет Мадонны в скромном пудровом оттенке, придуманный для тура Blonde Ambition соотечественником Анри Жан-Полем Готье.





LOEWE, осень-зима 2018

МАДОННА в туре BLONDE AMBITION  

КОРСЕТ JEAN PAUL GAULTIER ДЛЯ ТУРА МАДОННЫ BLONDE AMBITION  

Nina ricci, осень-зима 2018

DIOR, весна-лето 2018

CHLOé, осень-зима 2018

CHLOé, осень-зима 2018

Anti Bra Protest, 1 сентября 1969

Выходит, дизайнеры в буквальном смысле грудью встали на защиту вещицы. А защищать ее есть от кого. Нет, не то чтобы феминистки безоговорочно ненавидели бюстгальтеры, но некоторая напряженность в отношениях проглядывается. И в этом есть своя ирония. Бра когда-то пришел на смену малоудобному, тяжеловесному корсету, который владелица нередко даже не могла зашнуровать без посторонней помощи. Немудрено, что отказ от этого предмета одежды горячо поддержали суфражистки; помимо очевидных физических преимуществ бюстгальтер подарил миру емкую метафору: если корсет символизировал устаревшие представления о положении женщины — ограниченной в движениях и беспомощной — в обществе, то бра — женщину нового образца, самостоятельную и активную. Увы, по прошествии лет заслуги этого предмета гардероба на феминистическом поприще потеряли в весе: теперь уже сам бюстгальтер обзавелся репутацией средства закрепощения, а еще — попытки адаптировать тело под общепринятые стандарты красоты. Появилась теория, что он барышням не так уж и нужен — и носят его исключительно в угоду мужчинам. Политолог Айрис Мэрион Янг, специализировавшаяся в том числе на феминистической социальной теории, очень тонко подметила, что отсутствие бра «деобъективирует»: грудь перестает быть своеобразным запретным плодом, препятствием для прикосновений к которому и служит бюстгальтер. Кроме того, атласный или хлопковый, с косточками или без, он словно подтверждает «дурную славу» сосков, которые непременно должны быть прикрыты: за селфи в белье, в конце концов, Instagram вас не накажет, а вот оголенный женский сосок может обернуться блокировкой аккаунта.






Helmut Lang, сумка-бра

Vaquera, осень-зима 2018

Loewe, ОСЕНЬ-ЗИМА 2016

Loewe, ОСЕНЬ-ЗИМА 2016

Galliano, Весна-лето 2018

DIOR Couture, весна-лето 2018

Но не торопитесь винить Андерсона, Рамсей-Леви или Анри в сексизме или противоборстве запущенной шесть лет назад громкой кампании Free the Nipple. Дело в том, что у белья, вопреки условной «норме» выбравшегося из-под слоев одежды на всеобщее обозрение, меняется и функционал. Оно перестает быть орудием закабаления в руках моралистов и становится вызовом последним, шоковой терапией для тех, кто считает, будто бы вправе решать, как следует и как не следует одеваться современной женщине. А она меж тем может как не носить бра вовсе, так и превратить его в важную составляющую своего повседневного наряда. Chloé и Loewe, по крайней мере, дают на это зеленый свет.




Vivienne Westwood, осень-зима 2018

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":9,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}