Темы


8 коллекций высокого ювелирного искусства


T
{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":0,"y":1,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":210}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":520,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

В Париже во время Недели высокой моды ювелирные гранды представили свои коллекции haute joaillerie. The Blueprint pacсказывает о главных ювелирных премьерах лета.

Chanel: Le Paris Russe de Chanel

В России Габриэль Шанель никогда не была, но немало знала о ней со слов Стравинского, Дягилева, князя Дмитрия Павловича и других русских друзей. Этой воображаемой, если не сказать сказочной России, какой она виделась из Парижа ровно век назад, и посвящена Le Paris Russe de Chanel — первая большая русская коллекция haute joaillerie за всю историю французского модного дома. В ней 63 ювелирных украшения, почти треть из них созданы в единственном экземпляре и были проданы сразу же после показов в Париже (примерный разброс цен от 60 тыс. до 6,5 млн евро). Еще часть украшений находится в производстве и поспеет к эксклюзивной премьере в Москве осенью.


Эскиз коллекции Le Paris Russe

У коллекции две главные темы — империя и фольклор. Первая представлена коронами и двуглавыми орлами разной степени узнаваемости и реализма. Они выступают как в составе колье или серег, так и сольно — в партии броши или неброских «гвоздиков». Вторая тема отсылает к народным ремеслам, древнерусским орнаментам, узорам и вышивке в исполнении белых и желтых драгоценных металлов и камней с вкраплением жемчуга — тоже очень русское сочетание. Здесь оживают книжные иллюстрации Билибина и Васнецова, колосится рожь (два потрясающих сета «Пшеница Габриэль» и «Пшеница Мари»), а Анна Павлова готовится танцевать «русскую» в sarafane и kokochnike. Отрадно, что Chanel вновь вернулись к украшениям для головы. Есть тончайшая тиара с переплетенными, как кружево, розовыми шпинелями, гранатами и цветными турмалинами, а есть колье из белого золота, жемчуга и бриллиантов: сажается на ободок и вуаля — готовый кокошник.


Брошь из сета Blé Maria

Орнамент из драгоценных камней в каффе из сета Folklore размещен на эмали

Кольцо из сета Aigle Cambon

Серьги из сета Blé Gabrielle

Dior: Gem Dior

Gem Dior

«Положить в блендер все сделанное за двадцать лет, хорошенько перемешать, и получится Gem Dior», — выдает рецепт юбилейной коллекции haute joaillerie бессменный арт-директор и создательница ювелирного департамента Dior Виктуар де Кастеллан. В 1999 году она начинала с нуля: вдохновлялась прошлым — метила в будущее. Как и все дизайнеры, смотрела на то, что и как делал сам Кристиан Диор, придерживалась его аксиомы, что женственность — категория универсальная, и так изящно исполняла в драгоценных камнях и металлах исторические модели мэтра, что между haute couture и haute joaillerie можно было с закрытыми глазами ставить знак равенства. От себя де Кастеллан добавила любовь к цветным камням и изощренным фигурам. Так у Dior появилось свое, ни на кого не похожее ювелирное лицо.


Колье Gem Dior

Gem Dior — самая большая коллекция Виктуар де Кастеллан за все эти годы: 99 произведений высокого ювелирного искусства. Часть из них для самых избранных была представлена сначала в Венеции, а затем состоялась и официальная премьера в Париже, где при ценах от 120 тыс. до 2 млн. евро от золотых и серебряных звезд (верный знак того, что вещь продана или зарезервирована) не было отбоя. В коллекции, которая чествует драгоценные камни, три большие главы. Монохром — украшения с камнями одного цвета. Деграде — плавный переход от одного цвета к другому, более нейтральному, чаще всего белому. И полихром — взрывная смесь из рубинов, изумрудов, цаворитов, розовых, желтых, пурпурных сапфиров, шпинелей, поданных в самых неожиданных конфигурациях. Выбор металла, в который заключен камень, влияет на восприятие его цвета, говорит де Кастеллан и тут же приводит наглядный пример. Так, сапфиры в дуэте с розовым золотом дают «деним», а в дуэте с желтым — ультрамарин.


Монохром

Деграде

Gem Dior — это еще и оммаж асимметрии, сложному крою, которые отличают все ювелирные произведения Dior. Центральные камни нарочито смещены; серьги парами — одно название, каждая выступает сама за себя; хитрые, невидимые закрепки создают ощущение хаотичной груды цветных камней, словно застывших в воздухе над кольцом или браслетом, но как бы ни штормило линию, изящный бриллиантовый кантик всегда сгладит углы. Женственность в Dior пока никто не отменял.


Перстень Gem Dior

Louis Vuitton: Riders of the Knights

Премьера и у Louis Vuitton: Франческа Амфитеатроф представила свою первую коллекцию haute joaillerie. Чуть больше года назад она перешла с поста арт-директора Tiffany & Co. на аналогичную позицию в Louis Vuitton и решила, что сейчас самое время показать, кто во французском доме хозяин. Под стать она выбрала эпоху и героинь. Riders of the Knights посвящена Средневековью с его готической архитектурой и сильными женщинам, которые решительно влияли и на ход истории, и на своих мужчин. Отсюда шпинели, символизирующие смелость, желтые сапфиры — уверенность, и благородные аквамарины.


Колье Riders Of The Knights

Из рыцарского обмундирования Амфитеатроф подхватила цепи-кольчуги (связки драгоценных колец дизайнер советует носить слоями, два-три колье разом, чтобы просматривалась красивая градация и подвески); массивные перстни (одно из ее любимых — с центральным изумрудом и бриллиантовым цветком-монограммой LV фирменной огранки дома, к которой она не раз возвращается) и мечи-броши, хотя метят они, скорее, в современных рыцарей. Прекрасным же дамам дизайнер сконструировала впечатляющее «Королевство» — так называется центральное колье в коллекции. Оно повторяет форму стального воротника-горжета, призванного защитить шею воина, и выполнено из белого золота и бриллиантов с центральным сапфиром весом 19,31 карата.

На презентации Riders of the Knights в Париже было показано около пятидесяти украшений высокого ювелирного искусства — не менее десяти было куплено русскими клиентами (цены не разглашаются, но в вандомских кулуарах называлась цифра 6 млн евро). Еще столько же Франческа Амфитеатроф обещает выпустить до конца года, и говорят, все уже забронировано. Средневековье в Китае и России пользуется повышенным спросом.


Riders Of The Knights

Chaumet: Les Ciels de Chaumet

Новая коллекция haute joaillerie Chaumet — это путешествие в поэтический мир небесных грез и прекрасных иллюзий в четырех картинах («Небесные капризы», «Цвет неба», «Зарницы», «Небесные обитатели»). И картины здесь не фигура речи, а руководство к действию. В брошах, колье, кольцах, серьгах, тиарах и часах (всего 91 произведение высокого ювелирного искусства, разброс цен от 120 тыс. за броши до 1,5 млн за колье) оживают птицы с японских гравюр и полотен Пикассо и Матисса, встает золотое солнце Ван Гога, пылают закаты Синьяка, льется свет Куинджи, здесь есть место и солнечному диску с египетских орнаментов, и неоновым абстракциям современных арт-инсталляций. Сквозь облака из белых бриллиантов, как лучи солнца, блестят желтые сапфиры, изумруды, мандариновые гранаты, черные опалы и другие драгоценные камни с завидной родословной.


Брошь Ciels de Chaumet

Cерьги Ciles de Chaumet 

Cерьги Ciles de Chaumet 

Перстень Ciels de Chaumet

Впрочем, в Chaumet говорят, что ставка новой коллекции не столько на конкретные камни, сколько на цвет и свет, на уникальные ювелирные техники дома, позволяющие раскрыть и подчеркнуть их драгоценное свечение. Одна из главных — fil-couteau, что можно перевести как «тончайший нож». Секрет ее в том, что мастера разбирают украшение на мельчайшие составляющие, досконально прорабатывают его по буквам и слогам так, что в итоге даже самое сложное колье-трансформер выглядит легчайшим облаком из бриллиантов и камней, которое идеально ложится на декольте, а у скульптуры-броши оказываются подвижные элементы. Кажется, что вот-вот эта ласточка взмахнет крылом и улетит в небо Chaumet.


Caption

Диадема Ciels de Chaumet

Van Cleef & Arpels: Roméo et Juliette 

Если с порога — балет, значит, вы в гостях у Van Cleef & Arpels. На презентации коллекции «Ромео и Джульетта» в парижском Hotel d’Évreux глава ювелирного дома Николя Бо встречал клиентов и прессу в компании Бенжамена Мильпье. В начале будущего года хореограф выпустит свою версию шекспировской трагедии. Но пока он ломает голову над современным прочтением, дизайнеры Van Cleef & Arpels сочинили, с успехом представили и продали яркую и очень эмоциональную коллекцию haute joillerie.


Броши Romeo et Juliette

Предсказуемо много брошей. Заглавная коллекционная — «Ромео и Джульетта», это две объемные реалистичные фигурки из белого, розового и желтого золота с цветными сапфирами, гранатами-спессаритами, лазуритом и белыми и желтыми бриллиантами. У Джульетты, как и у всех женских фигурок Van Cleef & Arpels, вместо личика бриллиант огранки «роза». В 50-х годах прошлого века у Van Cleef & Arpels уже были Ромео и Джульетта. Тогда их продали в разные коллекции, и только недавно они смогли опять соединиться в частном музейном собрании дома, поэтому новых персонажей, существующих в единственном экземпляре, было решено не разлучать.

Броши Romeo et Juliette

Из неожиданного — архитектурные мотивы, которые не так часто встречаются в достаточно плавных украшениях дома. Один из браслетов повторяет по форме зубчатую средневековую стену Вероны, а одноименное колье из бриллиантов и сапфиров (центральный — 23,86 карата) напоминает городскую архитектуру Вероны с петляющими аллеями, мостами над Адидже и фонтанами.



Кольцо Romeo et Juliette

Колье Romeo et Juliette 

Брошь Romeo et Juliette

Boucheron: Paris, vu du 26

У Boucheron — парижская тема. Креативный директор Клер Шуан решила взглянуть на Париж из окна исторического магазина на углу Вандомской площади. Так в новой коллекции высокого ювелирного искусства Paris, vu du 26 родилась целая серия украшений, цитирующих местные пейзажи. Струящиеся нити жемчуга в пышном сотуаре имитируют Вандомскую колонну; вандомскую брусчатку — сложенные мозаикой горные кристаллы и бриллианты в облегающем колье с подвеской-бриллиантом, которая при желании становится кольцом; акантовый орнамент, столь частый в парижской архитектуре, оплетает самое дорогое кольцо в коллекции с бриллиантом 10,56 карата (1,5 млн евро, примеряла русская клиентка), а на саму площадь дизайнер смотрела словно в калейдоскоп. Ровный прямоугольник из оникса и кахолонга множится и отражается в горном хрустале (в центре этой ювелирной «площади» и в кольце, и в сотуаре — бриллиант круглой огранки).


Браслет с лошадиными головами из белого кварца, Boucheron

Кольца «Дуо огненных изумрудов», Boucheron

Колье «Акантовая колонна», Boucheron

Вид сверху есть и на Grand Palais. Стеклянный купол-неф из белого золота с бриллиантами представлен как подвеска в сотуаре из изумрудов весом 900 карат (690 тыс. евро), но также может выступать отдельно в виде броши. И брошь эта — настоящая миниатюрная скульптура, потому что, вооружившись лупой, внутри можно разглядеть зимний сад с крошечными пальмами из титана. А вот лошадиные головы — застежки браслета — из молочного кварца, переехавшие на запястье с крыши Opera Garnier, видно невооруженным глазом. 



Клер Шуан смотрит на свои произведения не только как дизайнер и геммолог, но и как стилист. Кольца она предлагает носить парами (парное кольцо с желтым бериллом изумрудной огранки (31 и 32 карата), не на два пальца, а именно парой — на правую и левую руку), из ранга бижутерии в высокое ювелирное искусство она переводит и клипсы, и застежки-шипы, которые соединяли кабель-цепочку в коллекции Jack. В Paris, vu du 26 они выполнены из желтого золота и бриллиантов, и носить их можно и как броши, и как серьги, и как украшение для одежды. На презентации в Париже Клер Шуан закрепила все 26 «булавок» на вечернем платье аккурат по линии позвоночника. Безупречная осанка гарантирована.


Колье-трансформер «Стеклянный купол», Boucheron

Серьги «Грогрен», Boucheron

Cartier: Magnitude 

Свою новую коллекцию высокого ювелирного искусства Magnitude («Величина») дом Cartier раскрывает поэтапно. Первую часть показали в Лондоне в июне, вторую — в Париже в начале июля во время кутюрной недели моды. У Cartier железное правило: сначала камни, потом дизайн. Здесь стоит оговориться, что речь идет не только о драгоценных камнях, но и о поделочных, которые являются давней специализацией ювелиров Cartier. Желтый бриллиант сидит на «подушке» из рутилового кварца (где бы сейчас был этот «волосатик», если бы Cartier не вывели его на сцену haute joaillerie в своей «африканской» коллекции). Сапфиры из Бирмы выступают дуэтом с синим кварцем, изумруды — с горным хрусталем, амазониты — с рубинами, а из усыпанной бриллиантами головы слона торчат бивни, вырезанные из красной яшмы. И это неравное, казалось бы, соседство в итоге оказывается выигрышным для всех.



Cерьга Magnitude

Но центральное место в коллекции у ювелирной классики, фантастического — и по техническим характеристикам, и по исполнению — колье-трансформера Dioscures. В древнегреческой мифологии Диоскуры — братья-близнецы, дети Леды от двух отцов Зевса и Тиндарея. Так же и в колье: два бриллианта — кровные братья-близнецы, происходят из одного алмаза. Имеют огранку «груша», высокие характеристики D IF (бесцветные и абсолютно без включений) и фактически равный вес — 26,35 и 26,37 карата. По желанию могут превращаться в серьги — как кафф, так и классические, или просто отстегиваться, оставляя хозяйке колье из бриллиантов общим весом 93 карата. Дальний родственник «Диоскуров» в семье Cartier — броши 1903 года из платины и бриллиантов, в венке из которых появилась на последней церемонии «Оскар» Рейчел Вайс.


Рейчел Вайс на церемонии «Оскар» 2019

Gucci: Hortus Deliciarum 

Самая интригующая премьера минувшей кутюрной недели моды в Париже — первая коллекция haute joaillerie Gucci в исполнении арт-директора итальянского дома Алессандро Микеле. Подражать ювелирным грандам с Вандомской площади — последнее, что хотел бы делать Микеле. Но все же он открыл у них под боком бутик Gucci. На ювелирном поприще Микеле остался самим собой — дизайнером, который рисует и кроит произведения высокого ювелирного искусства по законам моды: сначала эскиз, потом камни. Hortus Deliciarum — это собирательный образ сада наслаждений, и кто возделывал этот сад, понятно сразу. Уже начиная с первой коллекции для Gucci в 2015 году Алессандро Микеле делал особый акцент на модные аксессуары и бижутерию. Теперь, спустя три года, все эти «коды» проросли в высокоювелирной коллекции. Здесь и его бестиарий со змеями, кусающими себя за хвост, и львиными головами; и аллюзии на любимые стили — георгианскую эпоху, рококо и барокко. Сердца и стрелы, кресты и буквы, кровь и слезы и эффектные драгоценные камни (розовые и зеленые турмалины, синие сапфиры, розовые топазы, много бриллиантов и золота) — словом, все, чтобы ни у кого не возникало сомнений, что на вас украшение Gucci. Всего в коллекции более 200 изделий стоимостью от 50 до 800 тыс. евро, и большая часть разлетелась по миру в первый же день парижской премьеры. Те, что уцелели, переехали в новый магазин на Вандомской площади.


Hortus Deliciarum

Колье Hortus Deliciarum 

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":80,"columns_n":12,"gutter":21,"line":21}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}