{"points":[{"id":19,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.5,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-21}},{"id":21,"properties":{"x":16,"y":-1,"z":0,"opacity":0.7,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-9}}],"steps":[{"id":20,"properties":{"duration":0.8,"delay":0,"bezier":[],"ease":"SlowMo.ease.config(0.3, 0.7, false)","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
T

Какие ароматы любят в Азии? Репортаж с Pitti Fragranze

{"points":[{"id":16,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.5,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":33}},{"id":18,"properties":{"x":47,"y":8,"z":0,"opacity":0.7,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":7}}],"steps":[{"id":17,"properties":{"duration":26,"delay":0,"bezier":[],"ease":"SlowMo.ease.config(0.3, 0.7, false)","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

ТЕКСТ: мария головина

Парфюмерный эскапизм, флаконы-сувениры и духи для интровертов.

Обширная образовательная программа выставки Pitti Fragranze 16 была сфокусирована на Азии и особенностях местного рынка. На паблик-токах обсуждали парфюмерные аккорды и ингредиенты, понятные жителям Азии; их отношение к духам в целом; причины успеха (или фиаско) того или иного аромата в Китае и Японии. Парфюмерный журналист Мария Головина рассказывает о главном.

Парфюмер Алекс Ли — восходящая звезда французской парфюмерной компании MANE и автор нового аромата Rinascimente в перезапустившейся Тосканской коллекции Salvatore Ferragamo. Он активно работает с азиатским регионом, знает, какие ингредиенты и аккорды еще на уровне формулы могут способствовать тёплому приёму, например, в Китае.


Интерес к прямолинейной роскоши там не угасает который год, а среди востребованных ольфакторных профилей — прозрачные цветочные, с зелеными и акватическими нюансами. Одним из главных компонентов азиатских бестселлеров Алекс считает лилаль — короля ландышевых аккордов, сочно-арбузный и одновременно морской синтетический компонент калон (он обеспечил когда-то взрывной успех L’Eau d’Issey в Японии и по всему миру). А еще мускусы с запахом чистоты вроде галаксолида и гельветолида. Остаётся только выпустить подобный аромат в линейке большого парфюмерного дома, и высокие продажи в Китае обеспечены.

Большой поклонник Китая, маркетинг-директор швейцарской компании — производителя парфюмерных компонентов Givaudan Europe Арно Гуггенбюль отмечает, что для азиатов в ароматах важен «парфюмерный эскапизм». Это эффект телепортации на природу прочь от загрязненной и перенаселенной городской среды.


Но как известно, чаще всего тонкое звучание, напоминающее о живых растениях, достигается именно с помощью синтетических аромаматериалов, а не натуральных ингредиентов. Взять, например, самый китайский цветок из всех существующих — османтус. Его натуральный абсолют не только очень дорог, но и слишком многогранен на азиатский вкус.

Поэтому та же компания MANE разработала искусную реконструкцию османтусового аромата, лишенную животных и замшевых аспектов, обожаемых европейской нишей. Такая парфюмерная база позволяет китайцам услышать «настоящий» османтус, легкий и абрикосовый, знакомый им по чаепитиям: из этих цветов в Китае делают желе и джемы или просто заваривают вместе с улунами.


К слову о десертах: конфетная сладость в Азии не в почете, а вот мягкая гурманская сливочность — пожалуйста. Осторожничают парфюмеры и с привычными европейскому носу цитрусовыми нотами: небольшое усиление лимонной составляющей — и азиатские покупатели уже ассоциируют аромат с чистящими средствами. Отдушки бытовой химии из Японии действительно могут соревноваться в изящности с некоторыми американскими парфюмерными хитами.

И в Китае, и в Японии ценится пресловутое «наследие» парфюмерного — а лучше модного — дома. Сильная, но при этом не слишком детализированная легенда, дорогая и качественная упаковка. Не удивительно, что лидером продаж в Китае остается Chanel Chance Eau Tendre, а превратившим подарки в культ японцам так нравится Jo Malone.

В Японии парфюмированные продукты для тела крайне непопулярны. Коротко напомним: в Стране восходящего солнца традиционно ароматизировали пространство, а яркие духи обычного японца наводят на мысль, что их носитель пытается скрыть какое-то зловоние. Еще там существует феномен офисов парфюм-фри: сотрудникам не разрешается пользоваться никакими ароматами, а флаконы часто становятся украшением туалетного столика, но никогда не используются по назначению.

Но отец французского бренда Buly 1803 Рамдан Туами раскрыл секрет успеха: в Японии хорошо продаются ароматы «для себя», то есть обладающие минимальным шлейфом и стойкостью, ощущаемые пользователем, но не окружающими. Бесспиртовые парфюмерные композиции Buly 1803 — именно такие «духи для интровертов»: нанес, порадовался и забыл, а главное — не нарушил ничьего личного пространства.

5 ароматов из Азии, про Азию и для Азии:

{"points":[{"id":22,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":24,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":180}}],"steps":[{"id":23,"properties":{"duration":180,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Именно этот аромат Францес Шумэк, создательница марки натуральной парфюмерии Abel, предложила оценить экспертам Pitti во время интерактивного теста Asia & You. На нем жюри определяло, будет ли успешным продукт на азиатском рынке.


Композиция авторства молодого и успешного новозеландского «носа» Айзека Синклера получила не самые лестные комментарии: «объем — слишком маленький», «цена — неадекватно высокая», «аромат — чересчур простой», «весь бюджет ушел на упаковку, а наполнение — дешевое». Как оказалось, даже эксперты ошибаются: выяснилось, что прозрачный, чуть фруктовый аромат Golden Neroli создан с использованием исключительно растительного сырья, а цветы апельсина и индийский сандал сильно увеличивают стоимость формулы. И продается в Азии он хорошо.

Abel Golden Neroli

{"points":[{"id":22,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":24,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":180}}],"steps":[{"id":23,"properties":{"duration":180,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Гостеприимная атмосфера токийской мастерской парфюмера Сатори Осавы и ее тихие шедевры, сочетающие в себе французскую классическую школу и японскую эстетику, могут стать главной причиной покупки билетов в Японию. Ароматы марки сложно попробовать за пределами страны. Перед поездкой сотрите из своей памяти Bvlgari Eau Parfumée au Thé Vert, Elizabeth Arden Green Tea и остальные европейские парфюмерные клише про зеленый чай. Oribe — это густая зелень церемониального маття с его благородной горчинкой.

Parfums Satori Oribe

{"points":[{"id":22,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":24,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":180}}],"steps":[{"id":23,"properties":{"duration":180,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Дела у аргентинской нишевой марки с собственным исследовательским центром и яркими ароматами, которые невозможно спутать с другими, в Японии идут на удивление хорошо. В начале месяца именно в токийском бутике Fueguia 1833 запустилась новая линейка Tónicos: шесть легких парфюмированных тоников с уникальными ботаническими экстрактами в составе.


Основатель и парфюмер Хулиан Бедель давно знает о любви японцев к ароматерапии, натуральным ингредиентам и интерьерной парфюмерии: здесь же он запускал коллекцию ароматов для разных видов дорогого текстиля, и японский деним не остался без внимания. Кроме того, посвященная Японии композиция Komorebi (木漏れ日 — не имеющее точного перевода выражение, описывающее солнечный свет, проникающий сквозь листву) с нотами вишневого цвета особенно популярна у японок в формате парфюмированного масла — так аромат почти не дает шлейфа. Используется такой продукт не только в качестве духов, но и для ухода за кутикулой.

Fueguia 1833 Komorebi

{"points":[{"id":22,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":24,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":180}}],"steps":[{"id":23,"properties":{"duration":180,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Калифорнийская марка Regime des Fleurs не слишком обласкана парфюмерными критиками, но может похвастаться такими поклонницами, как Шаннин Соссамон и Хлое Севиньи (не важно, что обе — подруги режиссера и создательницы бренда Алии Раза). В 2018 году «режимники» постарались на славу: пригласили парфюмера Матье Нардана создавать композиции, перестали давить на дороговизну и редкость компонентов, создали новый формат ароматов Personal/Space во флаконах, сильно выделяющихся на фоне остальных.


Возможность использовать спрей на коже и для пространства и тканей очень актуален для японского и корейского рынков. Среди всех ароматов новой линейки, где нашлось место коммерческим историям про инжир, черную смородину, ваниль и белые цветы, особенно интересна «зеленая бомба» Waves. Если возможности уехать на природу нет, а диджитал-детокс необходимо устроить сию минуту — вот вам густой микс из базилика, шпината и пены морской. Кажется, этот аромат еще более фотореалистичен и смел, чем Aesop Tacit: вот же он, тот самый парфюмерный эскапизм, о котором говорил Арно Гуггенбюль из Givaudan.

Regime des Fleurs Waves

{"points":[{"id":22,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":24,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":180}}],"steps":[{"id":23,"properties":{"duration":180,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Белое на белом; бумага васи; съемка Нобуеси Араки; скрупулезно отобранные ингредиенты Robertet — парфюмерного производителя, славящегося качеством натурального сырья; концепция «скрытой красоты»; аккорд кяры (то есть уда — главного героя церемонии кодо) в базе каждого из ароматов — можно ли было создать более японский бренд, чем Tobali? Название отсылает к шелковому занавесу, укрывающему что-либо от посторонних взглядов и в то же время позволяющему угадать очертания, тем самым усиливая интерес к тайне. Smoke Flower — это сочетание дымных, акватических, зеленых, цветочных, пудровых и мускусных нот — выцветший коллаж из обрывков ранних ароматов Issey Miyake, Comme des Garçons и Yohji Yamamoto.

Tobali Smoke Flower

Лучшие материалы The Blueprint в нашем канале на Яндекс.Дзен.

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}