Темы
T

Voskanian Parfums: как в одиночку создать бренд нишевой парфюмерии

Цовак Восканян — парфюмер-самоучка, несколько лет назад в одиночку и без помощи инвесторов основавший собственный нишевый бренд Voskanian Parfums. Сегодня его авторские духи можно найти на полках сетей Cosmotheca и Jovoy. Мы побывали в гостях у Цовака под Ереваном, понаблюдали, как он дистиллирует эфирные масла растений, попросили рассказать историю бренда и объяснить, при чем тут философия Ницше.

Парфюмерией Цовак Восканян интересовался с детства. Он до сих пор помнит, как подходил к маминому туалетному столику и нюхал флаконы Magie Noire Lancôme и Magnolia — кажется, Yves Rocher. «Не могу сказать, что они мне нравились, — вспоминает он сегодня. — Но однажды я ими даже намазался. Просто ради эксперимента».


Экспериментировать Цовак любил и с живыми растениями — благо рос он в деревне недалеко от города Артика, вокруг почти круглый год было полно цветов и трав. «Внимания на внешний вид я почти не обращал. Меня интересовал только запах», — говорит он. Естественно, о дистилляции десятилетний мальчик понятия не имел: сорванные стебли и соцветия он проворачивал через мясорубку, а отжатые соки смешивал — так и получались первые в его жизни самостоятельно приготовленные «духи».

Сегодня Восканян живет в Ереване, но в тот самый дом регулярно приезжает — здесь его ждут родственники. А еще тут же стоит его 50-литровый дистиллятор — уже абсолютно серьезный инструмент профессионального парфюмера. В определенное время в году — для каждого растения оно разное — Цовак добывает с помощью своего инвентаря эфирные масла, чтобы затем сделать из них в своей домашней лаборатории ароматы. Давно не игрушечные: цены на них доходят до 76 тысяч рублей.


Сырья в деревне по-прежнему хватает. Здесь Цовак, например, выращивает герань и редкий вид котовника — закавказский. Из дикой природы Восканян берет только те виды, которые не занесены в Красную книгу, например тысячелистник. Местные жители парфюмеру охотно помогают. Например, у деревенских бабушек Цовак покупает чабрец и бессмертник. «А как-то раз я гулял у реки и увидел, что фермеры собирают базилик, — рассказывает он. — Ну я их попросил оставить одну небольшую часть поляны нетронутой — для меня. Они согласились. Теперь там растет мой базилик, и я его собираю и с ним работаю».


Превратить детское увлечение в полноценный бизнес Цоваку помогло то, что в свое время он получил хорошую теоретическую базу. После школы он поступил в Армянский государственный экономический университет, где до сих пор учится в аспирантуре: «Как экономисту, мне захотелось иметь свой собственный бизнес, свое производство, чтобы досконально понять, как это работает. Ну я и решил, что это будет парфюмерия, которую я давно люблю». Сыграла роль и еще одна страсть Восканяна — астрономия. Он любит наблюдать за cветилами (сейчас он даже подрабатывает в Бюраканской обсерватории, где проводит экскурсии для всех желающих). Во время одного из сеансов наблюдения за небом в Ереване он познакомился с еще одним энтузиастом — Рубеном Буниатяном, астрономом-любителем, а по совместительству давним сотрудником Института проблем гидропоники, то есть человеком весьма сведущим в процессах дистилляции масел из растений. «Еще в советское время Рубен сам делал себе одеколоны, — рассказывает Цовак. — Советские бритвенные лезвия были очень неудобные, он постоянно ходил с порезами. В итоге стал сам замешивать средства после бритья, чтобы и пахло приятно, и продезинфицировать можно было».

Именно Буниатян научил Цовака получать эфирные масла; в прочих тонкостях ремесла молодой парфюмер разобрался уже сам. Впрочем, как признается Восканян, слишком уж погружаться в теорию ему не хотелось: «Я изучил все, что связано с технологией, прочитал много книг, но потом на четыре года сознательно изолировал себя от мира парфюмерии. Ничего не читал, не тестировал ароматы. Мне хотелось создать продукт, что называется, „из себя“, не похожий ни на что другое». В те годы Цовак увлекался философией Ницше, а особенно его произведением «По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего». «Мне показалась очень близкой одна мысль, — говорит он. — Ницше пишет, что если нечто исходит от самого человека, из его души, это находится по ту сторону добра и зла. Так я и решил назвать свои самые первые духи — «По ту сторону добра и зла».



Аромат получился цитрусовым, при этом травянисто-горьким, с терпкой базой из пачулей и ветивера. Для его создания Цовак использовал редкие, добытые самостоятельно ингредиенты — в частности, эфирные масла все того же закавказского котовника и армянского тысячелистника. Вскоре в линейке появились еще два аромата — оба отсылающие к произведениям немецкого философа. Тогда же Цовак понял, что ароматам нужны флаконы под стать, тоже ни на что не похожие. Он разыскал мастеров-каменщиков, которые сотрудничают с модными брендами вроде Hermès и Calvin Klein, и поставил перед ними нетривиальную задачу — сделать флаконы из обсидиана, камня, который традиционно добывается в том числе в Армении. «Было очень сложно, — вспоминает парфюмер. — Ребята ни разу до этого не создавали флаконы. У меня не было никакого эскиза, я не диктовал то, какой формы они должны быть. В итоге каждый флакон получился абсолютно уникальным. Они сделаны вручную, и ни один не похож на другой. После этого я решил, что теперь все. Наконец я уже могу кому-то показать свой продукт».



Из всех ретейлеров, с которыми связался тогда Цовак, откликнулся только один — армянский миллионер, владелец сети Cosmotheca Айк Саргсян. Небольшую партию духов Voskanian Parfums он взял у Цовака на реализацию — их и сейчас можно купить в ереванской «Космотеке». Дальше больше: на миланской парфюмерной выставке Esxence весной этого года Восканян познакомился с Франсуа Эненом, владельцем Jovoy, одного из самых больших магазинов нишевой парфюмерии в мире (бутики Jovoy есть в Париже и Лондоне). Итогом знакомства стал контракт: ароматы Цовака с недавних пор можно купить в Париже, а совсем скоро они появятся и в лондонском Мэйфэйре.

Успех, впрочем, не превратил Цовака в солидного бизнесмена, по крайней мере, такого, какими их принято представлять. Он по-прежнему работает в одиночку. Дистиллирует масла то в родной деревне, то в лаборатории в своей ереванской квартире. Там же смешивает ингредиенты со спиртом и хранит их, чтобы настоялись. Только несколько месяцев спустя смесь «созревает» и превращается в полноценные духи. «Собрать аромат можно даже за час, настаиваться он будет где-то полгода, — говорит Восканян. — А вот на то, чтобы придумать саму концепцию, может уйти несколько лет. Но это самое важное: аромат ведь создается в голове, а не в пробирках».


В ближайших планах у Цовака — производство ароматов, гораздо более доступных по цене: в стеклянных флаконах, с добавлением синтетических ингредиентов. С последними он уже активно работает, хоть и не скрывает, что натуральное сырье ему привычнее, да и любит он его больше. По его прогнозам, стоить такие духи будут намного дешевле — около €150—200 за флакон. И тогда, возможно, проект, который задумывался как абсолютно независимый — «артистический» по словам автора, — наконец начнет приносить стабильный доход. «Про меня пишут в комментариях в интернете, что якобы у меня богатые родители и это они меня двигают, — негодует Цовак. — Но это не так. Мама с папой, конечно, немного помогали, но если бы я делал все на их деньги, это заняло бы гораздо меньше времени. А так растянулось на четыре года, в том числе потому, что не хватало средств. Ко мне приходили инвесторы, но я вежливо всем отказал. Не хочу, чтобы мой бренд забрали, чтобы сделали все по-своему. Это мое и только мое. Делаю продукт „из себя“ и по-другому не хочу».

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":100,"columns_n":12,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}