T

Что мы знаем про COVID-19?

4 ноября был зафиксирован очередной рекорд по заболеваемости коронавирусом в России — 19 768 новых случаев. И, увы, скорее всего, это не предел — цифры постоянно растут. Между тем растет и уровень осведомленности ученых о COVID-19, а вместе с ним множатся мифы и вопросы вокруг заболевания. По просьбе The Blueprint ответы на главные из них нашла молекулярный биолог, научный журналист, ведущая телеграм-канала о науке «Безвольные каменщики» и автор книги «Вирус, который сломал планету» Ирина Якутенко.

Правда, что вторая волна уже здесь и она хуже первой?

Да, в европейских странах, которые успешно погасили весеннюю вспышку COVID-19, число заболевших снова резко увеличивается. При такой динамике эпидемиологи говорят о второй волне заболевания. Что касается России, то формально здесь не заканчивалась первая волна, так как, если верить официальным цифрам, даже во время летнего плато количество выявляемых случаев болезни было значительным.

Почему нас не закрывают на пиковых цифрах?

Локдаун с закрытием бизнесов и запретом выходить из дома — крайняя мера. Хотя она эффективна, это очень грубый метод, губительный для экономики и самоощущения граждан. Последнее кажется малозначимым фактором, но на самом деле он очень важен: устав от жесткой изоляции, после ее завершения люди будут с меньшей охотой соблюдать более мягкие ограничительные меры, например, носить маски и не посещать места, где много народа. Готовность добровольно соблюдать предписываемые правительством меры называется комплаенсом (от английского compliance, в русском нет устоявшегося термина), без него невозможно сдерживать распространение вируса без введения тотального карантина и санкций за его нарушение. Кроме того, за десять месяцев эпидемии врачи и ученые лучше разобрались в том, как развивается коронавирусная инфекция. Если весной нередко госпитализировали всех, кто сильно кашлял и температурил, то сегодня в больницы забирают в основном пациентов, у которых развивается дыхательная недостаточность. Это позволяет дольше сохранять резервы коек. Но если места в палатах начнут заканчиваться, правительствам неизбежно придется рассматривать введение жесткого карантина.

В интернете все больше кричат о том, что опасность преувеличена (взять хотя бы «Письмо бельгийских врачей»). Правда, что COVID-19 не страшнее сезонного гриппа?

«Письмо бельгийских врачей» — яркий пример так называемого черри-пикинга (избирательного отбора фактов) в сочетании с фальшивыми аргументами (подробный разбор можно прочитать здесь). Об опасности COVID-19 лучше всего говорят цифры: за десять месяцев вирус убил миллион сто шестьдесят тысяч человек. Для сравнения, сезонный грипп за год убивает до 650 тысяч, притом что гриппом каждый год болеет около 20% населения. В случае с COVID-19 переболела минорная часть всех жителей Земли, и, если мы не остановим эпидемию, количество погибших вырастет в разы. Если очень грубо предположить, что COVID-19 переболеет столько же, сколько гриппом, мы получим 4,5 миллиона трупов.

{"points":[{"id":6,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":8,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":50}},{"id":11,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":100}},{"id":13,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":150}},{"id":15,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":200}},{"id":17,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":250}},{"id":19,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":300}}],"steps":[{"id":7,"properties":{"duration":50,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":12,"properties":{"duration":50,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":14,"properties":{"duration":50,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":16,"properties":{"duration":50,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":18,"properties":{"duration":50,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":20,"properties":{"duration":50,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":26,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":28,"properties":{"x":-29,"y":-553,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":27,"properties":{"duration":553,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":23,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":25,"properties":{"x":348,"y":-110,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":24,"properties":{"duration":174,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Какие сейчас главные симптомы коронавируса? Поменялись ли они с начала пандемии?

{"points":[{"id":29,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":31,"properties":{"x":331,"y":236,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":30,"properties":{"duration":236,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":29,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":31,"properties":{"x":287,"y":306,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":30,"properties":{"duration":306,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Список основных симптомов коронавируса глобально не изменился, хотя некоторые признаки выросли в рейтинге по частоте. По-прежнему основными ранними симптомами заболевания считаются температура, кашель, усталость, головная боль и боли в мышцах. Кроме того, все больше данных указывают, что потеря вкуса и/или обоняния встречается при COVID-19 чаще, чем при других респираторных заболеваниях. У детей коронавирусная инфекция нередко проявляется тем, что условно называют кишечными расстройствами: поносом, тошнотой или рвотой. Если болезнь переходит из легкой формы в среднюю, пациентам становится тяжело дышать. Это повод срочно обратиться за врачебной помощью.



Когда коронавирус максимально заразный?

Пик заразности коронавируса приходится на период около появления симптомов — примерно за день до и два-три дня после. Дальше концентрация вируса в носоглотке быстро спадает, и примерно через неделю человек вряд ли может заражать окружающих. Для верности регуляторы в сфере здравоохранения рекомендуют оставаться в самоизоляции в течение 10-14 дней с момента появления симптомов.

Как можно заразиться: достаточно пройти мимо зараженного или мне нужно с ним пообщаться? Откуда берутся случаи, когда в одной семье, в одной квартире один человек болеет, а у остальных нормальное самочувствие и отрицательные тесты?

Какое количество вирусных частиц необходимо получить, чтобы заразиться, неизвестно. Но считается, что для гарантированного инфицирования нужно провести в тесном контакте (расстояние меньше 1,5 метра) с носителем, находящимся в активной фазе распространения (то есть около проявления симптомов, когда концентрация вируса в верхних дыхательных путях максимальна) не менее 15 минут. Причем не важно, непрерывно или с паузами. Ситуации, когда часть живущих в одной семье болеет, а часть нет, можно объяснить как «непопаданием» в интервал максимальной заразности, так и индивидуальными особенностями иммунитета. До конца вопрос, почему одни люди менее чувствительны к вирусу, чем другие, не изучен.

Кто в группе риска? Если в начале эпидемии говорили, что умирают в основном пожилые люди, сейчас мы часто слышим и о молодых.

Главный фактор риска развития тяжелой формы коронавирусной инфекции и смерти от нее — возраст. В среднем около 94% коронавирусных смертей в Европе приходится на людей старше 60 лет. Тем не менее более молодые люди тоже рискуют не пережить COVID-19, особенно если они принадлежат к группам риска: имеют лишний вес, диабет, сердечно-сосудистые заболевания, хронические легочные патологии, иммунодефициты. Чем больше людей в мире заражаются коронавирусом, тем больше оказываются абсолютные цифры инфицированных из групп риска. Соответственно растут и цифры молодых больных, погибших от COVID-19.

Я уже болел в первую волну. Я могу заразиться снова? Есть «бонусы» у переболевших?

Первым делом нужно удостовериться, что вы действительно болели. Идеально, если во время недомогания вы делали ПЦР-тест, и он оказался положительным, а вскоре после болезни положительный результат показал тест на антитела к коронавирусу. Без этих анализов нельзя быть уверенным, что у вас был именно COVID-19. Ни один из симптомов коронавирусной инфекции не является уникальным и может проявляться при других респираторных заболеваниях. Но даже если вы действительно болели, существует шанс, что вы можете заразиться снова. Пока у нас есть всего четыре (этот, этот, этот и этот) достоверно подтвержденных случая реинфекции на примерно 43,5 миллиона заразившихся, но не ясно, как долго держится иммунитет к COVID-19. Титр специфических антител к коронавирусу падает подозрительно быстро, так что нельзя исключать, что защита после перенесенной болезни сохраняется не очень долго. Тем не менее большинство специалистов полагают, что реинфекция, скорее всего, будет более легкой или бессимптомной. Открытым остается вопрос, могут ли повторно зараженные инфицировать неиммунных — и пока ответ на этот вопрос скорее да. Так что даже переболевшим следует соблюдать меры безопасности — носить маски и общаться с людьми не из ближнего круга на расстоянии.

Правда, что маски вредные? В интернете гуляют байки про умерших детей, которые якобы задохнулись углекислым газом из-за ношения маски. польза от них все-таки есть?



Маски — одно из самых эффективных средств, чтобы предотвратить неконтролируемое развитие эпидемии без тотального карантина. К сожалению, в случае с масками очень сложно провести масштабные популяционные исследования хорошего качества, однако анализ имеющихся данных подтверждает, что они хорошо предотвращают передачу вируса. Причем работают все типы масок (от медицинской и респираторной до технической и тряпичной), так как их задача — задержать летящие изо рта и носа капельки жидкости с вирусными частицами. Стопроцентная защита в данном случае не гарантирована: используя маски, дистанцию и другие мягкие меры безопасности, мы не полностью исключаем распространение вируса, но существенно снижаем вероятность этого. Что касается историй про смерть от удушья в масках — это городские легенды, не подтвержденные надежными источниками. Более того, это просто невозможно: хирурги оперируют в масках по 12 часов, и никто не умирает.

Говорят, что у ПЦР-тестов большая погрешность. Это правда?

ПЦР-тесты на коронавирус не просто чувствительны, а крайне чувствительны. Ложноотрицательные результаты могут быть связаны с техническими оплошностями при взятии образца и неправильно выбранным временем забора материала. На поздних стадиях болезни вирус спускается из носоглотки, откуда берется мазок, в нижние дыхательные пути (или побеждается иммунной системой), и тест, сделанный, скажем, спустя неделю после начала симптомов, может довольно часто давать отрицательный ответ. И тем не менее именно ПЦР-тест по-прежнему является «золотым стандартом» для постановки диагноза — в отличие от теста на антитела к коронавирусу.

Когда и на какие антитела нужно сдавать тест?

Тесты на антитела к коронавирусу показывают, был ли человек им инфицирован в прошлом. Антитела — это особые защитные белки, которые иммунная система вырабатывает в ходе борьбы с болезнью. Они узнают именно этот конкретный патоген и привлекают к нему клетки-убийцы. Различают несколько типов антител, но диагностической значимостью обладают в первую очередь IgM и IgG. IgM вырабатываются на ранних этапах инфекции и связывают патоген не слишком эффективно. IgG — сверхспецифичные антитела, на их стабильную выработку уходит не меньше двух-трех недель. Наличие в крови высоких концентраций IgG говорит о перенесенной инфекции, присутствие IgM — о том, что организм, скорее всего, еще борется с вирусом. Однако тест на антитела — прежде всего скрининговый инструмент, он плохо подходит для принятия индивидуальных решений, так как по разным причинам может давать много как ложноположительных, так и ложноотрицательных результатов. Кроме того, неизвестно, гарантирует ли наличие антител защиту от повторного инфицирования — и от инфицирования находящихся рядом неиммунных людей.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-682,"y":1640,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":90}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":1640,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

А экспресс-тесты работают?

Экспресс-тесты бывают разных типов. Все они с виду похожи на тесты на беременность, но «традиционные» экспресс-тесты определяют, есть ли в образце крови антитела против белков коронавируса, а менее распространенные тесты выявляют непосредственно вирусные частицы. В качестве материала в этом случае используют все тот же соскоб с носоглотки. Диагностической ценностью для принятия решений обладают только экспресс-тесты, выявляющие сам вирус SARS-CoV-2. Анализ проводят на месте забора образца, и результат можно получить за 15 минут, однако их чувствительность на порядок ниже чувствительности ПЦР-теста. В определенном смысле это хорошо: такие тесты выявляют только носителей, в верхних дыхательных путях которых достаточно вируса, чтобы заражать других людей. Если использовать такие тесты часто (в идеале — ежедневно) в местах, где нереально исключить тесное общение людей в замкнутом пространстве — скажем, на заводе или в школе, — можно предотвращать вспышки, не закрывая учреждение целиком на карантин. Опасность для окружающих представляют инфицированные с высокой концентрацией вируса в носоглотке, и именно их моментально «видит» быстрый тест. Такого носителя нужно сразу отправить в самоизоляцию, а все, у кого тест оказался отрицательным, могут продолжать работать или учиться. Даже если они тоже заразились, в этот день они еще (или уже) не могут никого инфицировать. Экспресс-тесты на антитела выявляют только тех, кто уже переболел (особенно если это тесты на IgG), из-за низкой чувствительности они годятся только для массового скрининга. Тесты на IgM теоретически показывают людей, организм которых прямо сейчас сражается с вирусом, но, если учитывать низкую точность, их нельзя использовать для диагностики. Чтобы установить носителя, необходимо использовать ПЦР или быстрые тесты на вирусные антигены.

Как обстоят дела с вакциной от коронавируса в мире?



В мире сразу несколько разработчиков должны в обозримом будущем завершить третью фазу испытаний, которая выявляет эффективность вакцины и возможные редкие или отложенные побочные эффекты. Среди лидеров — компании AstraZeneca, Johnson & Johnson, Pfizer, а также китайские разработчики Sinovac, Sinopharm и CanSino. Если третья фаза покажет, что вакцина работает и безопасна, все они планируют зарегистрировать свои препараты в первой половине 2021 года. Стратегия вакцинации будет зависеть от эпидемиологической ситуации и свойств вакцины (защищает она главным образом от инфицирования или от тяжелого течения), но, вероятнее всего, первыми будут вакцинированы врачи, учителя и представители других профессий, которые вынужденно должны много общаться с людьми. Следующие в очереди — пожилые и люди с сопутствующими заболеваниями, которые повышают риск тяжелого течения коронавирусной инфекции. И только после того, как все они получат необходимую дозу препарата, начнется масштабная вакцинация.

А что происходит с вакциной в России? Мы писали о «Спутнике V» после регистрации. Какие новости на этом фронте?

В России сегодня зарегистрировано две вакцины: одна производства НИЦ Гамалеи («Спутник V»), другая — ГНЦ вирусологии и биотехнологии «Вектор». Обе они получили документы о регистрации без прохождения третьей фазы клинических испытаний. Это нарушение международных протоколов. Сейчас «Спутник V» проходит так называемые пострегистрационные испытания. В рамках этих исследований 30 тысяч человек получат вакцину, а 10 тысяч — плацебо. Реализация вакцины от «Вектора» должна начаться в январе 2021 года.

В аптеках появились препараты от коронавируса: «Арепливир» и «Коронавир». Им можно доверять?

Действующее вещество в «Арепливире» и «Коронавире» — фавипиравир, препарат, разработанный в Японии для борьбы с высоколетальными видами гриппа. Однако его эффективность достоверно подтвердить не удалось — и кроме того, в испытаниях на животных выяснилось, что фавипиравир является тератогеном, то есть вызывает уродства у плода при приеме беременными. В сентябре компания-производитель заявила, что в проведенных испытаниях фавипиравир на несколько дней ускорял выписку из больницы. Примерно тогда же российская компания, выпускающая этот препарат, опубликовала результаты небольшого исследования, в котором фавипиравир улучшал состояние заболевших. Однако обе эти работы выполнены на небольшом числе испытуемых и требуют дополнительного подтверждения.



Как быть, если врач прописывает препарат, чья эффективность при коронавирусе уже опровергнута (например, Минздрав до сих пор рекомендует гидроксихлорохин, несмотря на то что тот оказался бесполезным).

К сожалению, некоторые стратегии, прописанные в российских клинических рекомендациях по профилактике и лечению коронавирусной инфекции, противоречат мировым стандартам. Тем не менее врачи обязаны придерживаться этих рекомендаций. Это большая проблема, и она требует системного решения. На сегодняшний день не существует препаратов с доказанной эффективностью, которые бы помогали на ранних стадиях болезни. Средства с гарантированным эффектом применяются для лечения тяжелых и критических больных. Но у большинства заболевших болезнь протекает в легкой форме, и мировые практики рекомендуют таким пациентам исключительно симптоматическое лечение, если оно необходимо — скажем, сбивать температуру.

Есть вообще профилактика от коронавируса?

Сейчас нет препаратов с доказанной эффективностью, которые бы уменьшали вероятность заражения. В некоторых научных работах показана корреляция между уровнем витамина Д и цинка и вероятностью заражения и тяжелого течения COVID-19. Однако это говорит лишь о том, что люди с дефицитом этих веществ находятся в группе риска. Данных о том, что дополнительный прием витамина Д и цинка при нормальном их уровне уменьшает риски подхватить вирус или «свалиться» в тяжелую фазу, нет.

Я заболел. Что делать? Как лечиться? Многие говорят про риск возникновения тромбов из-за COVID-19 и уколы для разжижения крови (якобы их надо ставить сразу же, не важно, есть симптомы или нет). Может, вообще стоит ставить их для профилактики?

Универсальных лекарств от ковида не существует. В зависимости от тяжести протекания болезни набор препаратов будет различным. На ранних этапах, когда у человека нет жизнеугрожающих симптомов вроде одышки, мировые стандарты предписывают только симптоматическое лечение, например, жаропонижающие препараты. Если у зараженного появляются проблемы с дыханием и признаки воспаления — главной причины тяжелых последствий ковида — больному дают кислород извне и начинают профилактику тромбообразования. Микротромбы являются следствием слишком сильного иммунного ответа и определяют значительную часть плохих исходов при COVID-19. Если иммунитет продолжает бушевать, убивая уже не столько вирус, сколько организм, больному назначают препараты, снижающие активность иммунной системы и конкретно воспалительных реакций. Кроме того, пациентам дают кислород и препараты, поддерживающие те органы, которые выходят из строя из-за чрезмерного воспаления и гипоксии (пониженное содержание кислорода в организме, — прим. The Blueprint). Важный момент: ни противотромботические препараты, ни «серьезные» противовоспалительные нельзя принимать без назначения врача, так как у этих лекарств есть тяжелые побочные эффекты.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}