T

5 главных тем художницы и режиссера Цао Фэй

16 августа на закрытии на закрытии 6-го Московского международного фестиваля экспериментального кино MIEFF в летнем кинотеатре Garage Screen покажут новый фильм самой известной китайской мультимедиа-художницы Цао Фэй «Нова». Фэй — одна из самых успешных представителей современного искусства Китая на Западе, трижды участница Венецианской биеннале современного искусства, чьи персональные выставки проходили в лондонской галерее «Серпентайн» и нью-йоркском музее MoMA. Рассказываем, как темы, с которыми обычно работает Фэй, раскрываются в «Нове».

1

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Родной Китай

Творчество Цао Фэй можно назвать патриотичным: Китай — неизменно центральный объект внимания художницы. Фэй родилась в провинции Гуандун в 1978 году, когда в стране началась стремительная модернизация. Произошел резкий рост городов и промышленности, пришли иностранные инвестиции и вместе с ними западная поп-культура. Художницу занимает, какие боли роста вызвали эти изменения, как они повлияли на китайское общество. Индустриальные пейзажи Китая и эскапизм его молодых жителей стали фоном проекта «Косплееры», атмосфера завода Siemens в Гуандуне и его рабочие — центром фильма «Чья это утопия?», а усредненный образ китайского мегаполиса воплотился в работе RMB City.

«RMB City»

Идея «Новы» родилась из этого же интереса к родине. Цао Фэй несколько лет изучала историю пекинского района Чаоян, где в бывшем театре Hongxia находится ее студия. В середине XX века эта часть города превратилась в центр развития и производства электроники. В частности, тут занимались созданием первых в стране компьютеров. Для этого Китайская народная республика тогда заручилась партнерствами других коммунистических стран — СССР и ГДР.

«Косплееры»

«Чья это утопия?»

2

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Виртуальная реальность и эстетика видеоигр

Цао Фэй одной из первых среди современных художников стала использовать и исследовать возможности виртуальной реальности. Размытие границ между физическим миром и цифровым и влияние второго на первый — знаковый мотив ее творчества. Интерес художницы к уходу молодого поколения в альтернативную реальность начался с уже упомянутого фотопроекта «Косплееры» 2004 года. Для него Фэй снимала китайцев, которые как бы переносятся в другой мир, когда переодеваются в персонажей аниме.

Развивая эту тему, во второй половине 2000-х Фэй обратилась к видеоиграм. Она проводила много времени в виртуальном мире платформы Second Life в виде аватара по имени Чайна Трейси. Заметив, что в Second Life воспроизводятся города разных стран, но нет ничего китайского, она создала проект RMB City, для которого внутри игры построила современный мегаполис, наполнив его символами и метафорами, которые рассказывали о современном Китае.


В «Нове» виртуальная реальность находится в центре сюжета: для засекреченного проекта ученый ставит эксперимент на собственном сыне, из-за чего тот превращается в цифровую сущность, застрявшую в виртуальном мире. Кроме того, визуально фильм использует эстетику видеоигр: в нем много моментов, напоминающих кат-сцены — киногеничные видеовставки, которые прерывают геймплей, служат развитию сюжета игры и часто объясняют что-то про ее устройство. Фэй использует и другие игровые механики. Например, подсказку: в одной из сцен «Новы» лежащий на столе предмет подсвечивается, чтобы намекнуть герою, на что обратить внимание.


«Косплееры»

«Нова»

3

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Футурология

Цао Фэй волнует тема будущего, и в ее работах есть элемент футурологии: художница пытается представить, как урбанизация, общество потребления и развитие цифровых технологий могут повлиять на будущее Китая и его жителей. Взгляд Цао Фэй чаще всего пессимистичен и ощущается как предостережение. В 2014 году она показала фильм-антиутопию «Ла Таун: Новая пустыня» о городе, созданном и разрушенном индустриализацией. Останки «Макдоналдса», кинотеатра и заправки говорят о том, что здесь была территория капитализма и потребления. В 2018-м она выпустила работу «Азия Один» о двух единственных человеческих работниках автоматизированного склада: герои выглядят одинокими и потерянными на фоне технической революции.

«Ла Таун: Новая пустыня»

«Азия Один»

В «Нове» под стать этому настроению Фэй использует эстетику киберпанка, ключевая особенность которого — противопоставление технологического прогресса и упадка человечества. Как правило, в киберпанковских произведениях действие происходит после некой большой катастрофы. Например, в знаменитой манге «Акира» Кацухиро Отомо это Токио, восстановленный после ядерного взрыва, а в культовом «Бегущем по лезвию» Ридли Скотта — Лос-Анджелес, пребывающий в состоянии экологической катастрофы с перманентным кислотным дождем, искусственными животными и неоновым световым загрязнением.

4

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Западная
поп-культура

Один из секретов успеха Фэй на Западе — в том, что она использует понятный для американцев и европейцев язык западной поп-культуры, которая проникла в КНР в середине XX века и причудливо смешалась с исконно китайской культурой и мировоззрением. Фэй умело использует заимствования и цитаты из увиденного и услышанного по MTV и в кинотеатрах и миксует это с повседневностью своей страны.


Для одной из своих первых громких работ «Взбесившиеся псы» 2002 года она использовала как фон европейские поп-песни, перепетые на китайском. Для видеопроекта «Хип-хоп» 2003–2006 годов она взяла музыкальный жанр, который искренне любит, и попросила простых работяг станцевать под него. Для первого киноопыта «Мгла и туман» в 2013 году Фэй переосмыслила зомби, популярное явление западной поп-культуры, в рамках локального контекста Китая.


В «Нове» есть отсылки не только к западным поп-хитам и нашумевшему фильму Кристофера Нолана «Интерстеллар», но и к советской поп-культуре, потому что картина основана на истории того периода, когда китайские ученые работали в партнерстве с советскими. Российский зритель легко узнает шлягеры СССР, спетые на китайском языке.


5

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Человек как винтик капитализма

В результате модернизации Китай стал причудливой смесью социализма и капитализма. Та самая индустриализация, которая так волнует Фэй, привела к резкому росту числа трудящихся на фабриках и заводах, а позже и в офисах. Художница часто размышляет об этом, явно считая, что положение трудяг не из лучших. В «Взбесившихся псах» служащие корпорации бегают на четвереньках по офису, загримированные под собак. В этой метафоре Фэй сравнивает их с послушными псами, которые способны только на подчинение и исполняют роли, навязанные культурой потребления, но не могут отстаивать свои права и быть по-настоящему свободными.

«Нова»

Для проекта «Чья это утопия?», впервые показанного в 2006 году, художница и несколько ее коллег по приглашению компании Siemens отправились на завод, где познакомились с рабочими и предложили им создать инсталляцию или перформанс. Формально этот проект сделан по заказу корпорации, но Фэй максимально правдива и не скрывает контраст между гнетущими буднями на фабрике и творческим самовыражением рабочих.


В центре сюжета «Новы» — ученый, занимавшийся секретным проектом на благо страны и пожертвовавший ради этого сыном. В погоне за стремительным развитием государства оказались разрушены человеческие отношения и судьбы. В картине кабинет ученых и их массивная аппаратура вместе с инструкциями, как ей нужно пользоваться, напоминает сцены знаменитого немого фильма Фрица Ланга «Метрополис» 1927 года — фантастической антиутопии о будущем, где правящий класс живет, жестоко эксплуатируя рабочих.


{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}