T

Новый музей Коллекции Пино в Париже

текст: Мария Сидельникова

В эти выходные в Париже после трех лет реставрации и с полугодовой отсрочкой из-за пандемии наконец открылась Биржа (La Bourse de Commerce). Мария Сидельникова сходила туда и убедилась, что новый музей коллекции Пино заслуженно расположился между Лувром и Центром Помпиду.

Событие это примечательно сразу по нескольким причинам. Во-первых, Париж получил новое знаковое здание: Биржу отреставрировал притцкеровский лауреат Тадао Андо — это крупнейший проект легендарного японца во Франции и один из самых совершенных за всю его карьеру. Во-вторых, триумфальное возвращение коллекции Франсуа Пино из Венеции в Париж подстегнет конкуренцию и выведет вечное соперничество Пино—Арно на новый этап. Это значит, что выставочный пейзаж станет еще интереснее, а престиж французской столицы на арт-карте мира — еще выше.

Тадао Андо рассказывает, что с Франсуа Пино его познакомил Карл Лагерфельд в начале 1990-х. Дизайнер тогда мечтал о доме в Биаррице и хотел, чтобы японский архитектор спроектировал минималистичное пространство, где правили бы форма, материал, свет и тени, как во всех его зданиях. Но из-за бюрократических сложностей проект так и остался на бумаге. Тот же сценарий мог повториться и с Франсуа Пино.

В начале 2000 года французский миллиардер, основатель Kering и нынешний владелец Christie’s начал искать в Париже место для строительства с нуля музея для своей коллекции. Выбор пал на остров Сеган на северо-западе города, где раньше находился автомобильный завод Renault. Тадао Андо разработал грандиозный проект, но на каждом этапе согласований появлялись все новые преграды: проблемы со сносом останков завода, градостроительные нормы, денежные трудности — словом, вся палитра французской бюрократии, которая способна отбить желание даже у такого мотивированного человека, как Франсуа Пино.

В итоге коллекция переехала в Венецию, где Пино дали все, что он пожелал, — Палаццо Грасси на Большом Канале и здание старой таможни Пунта-делла-Догана в лагуне, которые Тадао Андо, к тому времени уже притцкеровский лауреат, бережно отреставрировал. И последние десять лет выставки, собранные из коллекции Пино (а в ней более 10 тысяч произведений художников, без которых нельзя представить историю искусства, начиная с 1960-х годов), гремели в Венеции. Но мечты о Париже Пино не оставлял. Терпение оказалось правильной тактикой: в 2015 году мэр французской столицы Анн Идальго предложила Пино сделать музей в здании Биржи в самом центре города — районе Ле-Алль, на пути между Лувром и Центром Помпиду.


Основная часть архитектурного объекта датируется 1889 годом и требовала серьезной реставрации. У города, как это обычно бывает, денег не было, как и в принципе острой надобности в Бирже. Под занавес XX века информационные технологии свернули биржевую активность, и в последние годы здание занимала торгово-промышленная палата. Поэтому долгосрочная аренда с возможностью реставрации стала выгодным сценарием для обеих сторон — и для Пино, который вложил в ремонт 160 млн евро, и для парижской мэрии. Модель та же, что и в случае с Фондом Louis Vuitton: через 50 лет Биржа снова перейдет в собственность города.

В Париже перед Тадао Андо стояли те же технические и творческие задачи, что и в Венеции: дать зданию новую жизнь, новую функцию, новый характер, не меняя его облика и не нарушая исторической целостности. Если внутри растянутой на всю «стрелку» Punta Della Dogana японец вырастил светлый «лес из кирпича», то в Биржу он вписал бетонный цилиндр 29 на 9 метров, который вторит круглой форме исторического здания. Он же очерчивает временные границы: за его стенами XIX век, внутри него — век XXI, но эти границы едины, история не прерывается. Тадао Андо сплетает нити времени с помощью света — своего любимого архитектурного материала. В Бирже он льется сверху и заполняет все открытое пространство.

Величественный купол, наследие XVIII века, достался Бирже от городских рядов, где больше ста лет — с 1763-го по 1873-й — торговали зерном. Металлический каркас, который казался по тем временам слишком авангардным, Виктор Гюго брюзгливо окрестил «жокейской каскеткой». К открытию Биржи Пино купол, внесенный в список исторического наследия, заново остеклили. Отреставрировали и находящиеся под ним фрески 1889 года, которые также охраняются государством. На них сюжеты, воспевающие французскую торговлю на всех континентах.

Центральное пространство внутри цилиндра предназначено для масштабных выставочных проектов и инсталляций. На выставке, которая так и называется — «Открытие», просторную ротонду отдали швейцарскому художнику Урсу Фишеру. Его же персональной экспозицией, к слову, открывалось и венецианское Палаццо Грасси. Фишер создает скульптуры из воска, он — один из ключевых художников в коллекции Пино. Монументальная восковая копия «Похищения сабинянок» Джамболоньи выглядит так реалистично, что неофиты принимают ее за оригинал. Ее выдает только хулиганская «коза», которую показывает сабинянка, воплощающая в оригинальной версии аллегорию любви. Фишер, в отличие от Джамболоньи, свои работы не называет и не трактует — он просто любит смотреть, как меняются форма и пространство. Из пальца похищенной торчит один из фитилей, которые работники Биржи зажигают несколько раз в день. Через шесть месяцев от идеальной композиции останется только лужа воска.

Работы остальных художников из коллекции Пино распределены вокруг ротонды (скульптуры француза Бертрана Лавье и голуби Маурицио Каттелана), выставлены в залах на двух верхних этажах и в цоколе, а отдельный зал посвящен американскому «универсалу» Дэвиду Хэммонсу. Есть как современные мэтры (Рудольф Стингел, Мартиал Райс, Люк Тейманс, Томас Шутте, Синди Шерман, Марлен Дюма, Питер Дойг), так и поколение, которое придет им на смену (Джимми Ченг, Сер Серпас, Флориан Креймер). Не стоит забывать, что Франсуа Пино не только коллекционирует современное искусство, но и продает, поэтому его коллекцию интересно изучать, сверяясь с аукционными сводками. Третий этаж под куполом с круговым балконом и панорамным видом на Париж отдан ресторану. Halle aux grains — парижский адрес звездных шефов из Аверона, отца и сына Брас. Во вкусе коллекционеру Пино, будь то искусство, архитектура или еда, не откажешь.

«Открытие» в Бирже не претендует на высказывание, это не выставочный блокбастер. Хотя кураторы выстроили концепцию вокруг открытости современному миру и современному искусству (и она легко считывается), главная задача экспозиции — дать представление о коллекции Пино и резюмировать в десяти залах десять выставочных лет в Венеции.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}