T

Олимпийская архитектура в 10 постройках

23 июля в Токио открываются XXXII летние Олимпийские игры. Олимпиады в основном остаются в нашей коллективной памяти эффектными образами — взмывающим в небо над «Лужниками» мишкой, Джесси Оуэнсом на пьедестале в Берлине, баскетбольной дрим-тим в Барселоне. При этом наследие Игр куда заметнее в материальном мире — в каждом из 41 городов, когда-либо принимавших летние или зимние состязания, остались стадионы, гостиницы, медиацентры — порой даже целые районы, построенные специально к Олимпиаде. Артем Колганов рассказывает историю десяти самых примечательных олимпийских сооружений, которые не осели в своем городе мертвым грузом, а вписались и в пост-олимпийскую жизнь.

1932

Мемориальный колизей, Лос-Анджелес

В 1932 году города США впервые в истории приняли и зимние, и летние Олимпийские игры. По международному престижу для страны они могли сравниться с набиравшими популярность в те годы Всемирными выставками, а потому архитектура олимпийских сооружений задумывалась тогда (и остается до сих пор) максимально масштабной. Несмотря на то что соревнования проходили в разгар Великой депрессии, на строительство стадионов выделили большой бюджет.

Колизей в Лос-Анджелесе на тот момент стал самым крупным спортивным объектом страны — задуманный как мемориал ветеранам Первой мировой и выдержанный в стиле романского Возрождения, стадион принял обе торжественные церемонии Олимпиады 1932. Еще полвека спустя власти Лос-Анджелеса приняли разумное решение воссоздать олимпийскую инфраструктуру на основе имеющихся сооружений: на стадионе открылись Игры 1984, а через семь лет там пройдет уже третья церемония открытия. Мемориальный колизей — единственное в мире сооружение с такой статистикой.

1940

Велодром, Хельсинки 

Олимпийская архитектура Хельсинки — почти идеальный пример устойчивого подхода: финны спроектировали все объекты так, что большая их часть продолжает использоваться до сих пор, а олимпийские деревни (которых в Хельсинки сразу две) превратились в социальное жилье. Такое рациональное использование олимпийского наследия не снилось ни Сочи, ни Афинам, ни даже соседнему Лиллехаммеру.

Открытый велодром в Хельсинки — самая известная постройка финского архитектора Хильдига Экелунда, близкого друга Алвара Аалто и одного из главных апологетов функционализма. Для летней Олимпиады 1940, которой не суждено было случиться из-за Второй мировой войны, Экелунд спроектировал велотрек и его главное здание — минималистичный бетонный многоугольник. На тот момент велодром был самым большим в Финляндии, однако уже к Играм 1952 года комплекс посчитали недостаточно вместительным и спешно возвели дополнительную постройку для зрителей и прессы. При этом первоначальное здание сохранилось в оригинальном виде, а после превратилось в центр американского футбола — на идеально ровном газоне стадиона сегодня играют столичные клубы.

1964

Олимпийский центр Ёёги, Токио

Центральное сооружение токийского ландшафтного парка Ёёги, ставшего олимпийским объектом на время Игр 1964 года, спроектировал архитектор Кэндзо Тангэ, известный своей любовью к эклектике — результатом стал гибрид традиционной японской архитектуры и модернистской эстетики. По форме здание представляет собой два смежных полукруга, но изогнутая крыша подвешена между двумя высотными башнями комплекса, вдохновленными образами синтоистских храмов. При этом задняя часть павильона «парит» в воздухе и напоминает лучшие образцы советского модернизма — это идеально ровный полукруг из бетона. В 2021-м комплекс примет уже вторую Олимпиаду — здесь пройдут гандбольные матчи, а также паралимпийские соревнования по бадминтону и регби.

1972

Олимпийский стадион, Мюнхен

Олимпийский стадион в Мюнхене традиционно остается в тени одноименного берлинского спорткомплекса, однако ничуть не уступает ему в оригинальности. Архитектор Фрай Отто получил Притцкеровскую премию за изобретение висячих покрытий, а Олимпиаштадион стал его самым узнаваемым проектом — трибуны и часть прилегающего парка покрыты огромными навесами из акрилового стекла, подвешенными на стальные тросы. Несмотря на видимую прозрачность — по замыслу Отто, такая конструкция должна была символизировать демократическую и открытую западную Германию, — стекла имеют матовый оттенок и позволяют зрителям оставаться в тени в солнечные дни. После Олимпиады стадион стал домашней ареной мюнхенской «Баварии», а прилегающий к нему парк превратился в ландшафтный сад.

1984

Ледовый дворец Зетра, Сараево

Соревнования в Сараево проходили в напряженной политической обстановке — первой зимней Олимпиаде в социалистической стране предшествовали взаимные бойкоты летних Игр 1980 и 1984 со стороны США и Советского Союза. Доминирующий в югославской архитектуре брутализм стал идеальной декорацией для холодного конфликта. Квинтэссенцией этого стиля в Сараево можно считать стадион открытия Олимпиады — ледовый дворец Зетра: гранитное здание с медной крышей разрабатывали в главной градостроительной организации страны — Сараевском институте архитектуры и урбанизма.


Об архитектурной ценности Зетры можно поспорить, однако он, как и берлинский и мюнхенский стадионы, стал жертвой и одновременно фоном для большой исторической трагедии: дворец полностью сгорел во время югославских войн. Восстановили его в 1999 году — уже в более современном прочтении и без медной крыши. Сегодня здесь располагается спорткомплекс, а об олимпийском прошлом напоминает небольшой музей.

1992

Телебашня Монтжуик, Барселона

Неофутуристическое здание на холме Монтжуик спроектировал Сантьяго Калатрава, один из самых экстраординарных испанских архитекторов — ему принадлежат проекты берлинского моста Обербаумбрюке и Восточного вокзала в Лиссабоне. Витиеватая конструкция строилась к летней Олимпиаде 1992 года для нового медиацентра и задумывалась похожей на силуэт атлета-факелоносца, который был бы виден со всех точек города. Необычная конструкция башни позволяет разглядеть разные символы с разных ракурсов: сзади здание складывается в идеальную геометрическую фигуру, а удачно выбранное расположение позволяет ей работать как солнечные часы. Сейчас башня по-прежнему используется для телетрансляций и стала узнаваемым символом города.

2000

Олимпийский парк, Сидней 

Центральный олимпийский объект Сиднея появился на месте бывшей скотобойни в западной части города, которая долгое время считалась пустынной и непривлекательной. При этом здесь было все необходимое для ландшафтного парка: набережная протяженностью в 15 миль с видом на центральный деловой район и почти нетронутые гектары леса. Архитекторы из калифорнийского ландшафтного бюро PWP разместили спортивные сооружения так, чтобы сохранить местную экосистему, а олимпийский городок стал образцом рационального использования наследия: после Игр здесь открылись офисы крупных компаний и креативные кластеры, а в 2008 году ему присвоили статус полноценного района. Сегодня на бывших олимпийских объектах проходят спортивные соревнования, международные выставки и культурные мероприятия.

2006

Олимпийская арка, Турин

Турин — не самый заманчивый для туристов итальянский город (главная местная достопримечательность, как это нередко бывает на севере Италии, — автозавод, в данном случае Fiat), поэтому зимние Олимпийские игры 2006 года стали для него уникальным шансом увеличить свою привлекательность. Городские власти подошли к возможности ответственно: основной акцент при строительстве сделали на доступность инфраструктуры, а к работе со спортивными объектами привлекли иностранные архитектурные бюро. Железнодорожный мост c огромной аркой красного цвета спроектировала инновационная парижская студия HDA, известная проектами аэропортов и вокзалов в Юго-Восточной Азии — мост соединил олимпийскую деревню и район Линготто с одноименной станцией метро, а его арка стала визитной карточкой города, в который стало приезжать втрое больше путешественников.

2008


Пекинский национальный стадион, Пекин

Олимпийские игры-2008 в Пекине, как и многие другие начала XXI века, сопровождались громкими коррупционными скандалами и печально прославились тем, что после спортивные сооружения никак не использовались. Но центральный объект пекинской Олимпиады стал исключением. Сложную инженерную конструкцию разработало швейцарское бюро Herzog & de Meuron, а дизайном занимался китайский художник-акционист Ай Вэйвэй. Он, впрочем, позже отказался от авторства по политическим соображениям и заявил, что стадион создала компартия Китая для прославления своих заслуг — и это действительно хорошая иллюстрация термина «спортсуошинг».

Задуманный по подобию колыбели, в народе комплекс получил прозвище «Птичье гнездо»: фактически у стадиона нет стен, а многочисленные стальные балки одновременно выполняют функцию перекрытий, фасадов и несущей конструкции. Изначально архитекторы планировали возвести над стадионом сдвигаемую стальную крышу, но стали попросту не хватило, а проект стадиона осложнялся еще и тем, что город находится в сейсмически активной зоне. В 2022-м стадион станет центральным объектом зимней Олимпиады, а Пекин — первым городом-столицей и летних, и зимних Игр.

 2012


Центр водных видов спорта, Лондон

Заха Хадид — первая женщина-лауреат «архитектурного „Оскара“», Притцкеровской премии, а Центр водных видов спорта в Лондоне — одна из главных ее работ. Проект появился еще до того, как Лондон получил право принимать Олимпиаду, а завершенное в 2011 году здание стало образцовым примером многофункциональной спортивной архитектуры. В основе концепции — сочетание массивного бетонного каркаса и изогнутой алюминиевой крыши, по форме напоминающей волну. При этом масштабное здание держится всего на двух опорах, а также напрямую соединено со Стрэдфордским мостом, который ведет в один из самых оживленных городских районов. Глубина и ширина бассейнов центра способны меняться в зависимости от типа соревнований, как и вместимость трибун — так, изначально комплекс вмещал всего 3500 зрителей, но к Играм число мест увеличили в пять раз, а после вернулись к изначальному количеству. Центр и дальше планируют использовать для крупных спортивных соревнований и развивать его для местного сообщества. Пока же на постоянной основе там работает открытый городской бассейн.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}