T

 Барбара Брыльска и ее «Ирония судьбы»

«Ирония судьбы, или С легким паром» — фильм, ставший таким же символом новогодних праздников, как елка, мандарины, игристое и салат оливье. У старшего поколения просмотр — обязательный атрибут, вместе с президентским посланием, у миллениалов — скорее guilty pleasure, но «Ирония» с годами никуда не делась. А исполнительница главной роли, польская артистка Барбара Брыльска, в свое время стала законодательницей моды, взрастившей многочисленных женщин с гитарами и завитыми кудрями.

Вопреки распространенному мнению, Брыльска к моменту съемок «Иронии» была не начинающей никому не известной актрисой, а большой звездой, по крайней мере у себя на родине. Она начала сниматься в 15 лет, а после фильмов «Фараон» и «Анатомия любви» за ней закрепилась томная слава полуэротической актрисы — Брыльска не стеснялась показывать свое тело, что для социалистического кинопространства было практически скандальным заявлением. Образ, в котором выступала Брыльска, был ближе к Бриджит Бардо, чем к тому, что потом отыгрывалось в «Иронии судьбы»: светлые кудри с начесом, подчеркнутые черным кайялом глаза, выделенные ресницы и короткие платья в обтяжку. А гримеры «Фараона», принесшего ей первую большую славу, явно вдохновлялись недавно прогремевшей по миру «Клеопатрой» с Элизабет Тейлор: у Брыльски в фильме такие же двойные стрелки, пышный черный парик с челкой и яркие выдающиеся брови.

«Фараон», 1965

«Фараон», 1965

В «Иронию судьбы» Брыльска попала почти случайно — оператор Вадим Алисов вспоминает, что ее Эльдару Рязанову посоветовал второй режиссер картины, у сына которого над кроватью висел постер «какой-то польской актрисы». Он же рассказывает, что Брыльска уже тогда вела себя, как настоящая дива — и едва не отказалась от проб, потому что «приехала сниматься, а не пробоваться».

«Анатомия любви», 1972

Надя Шевелева стала продуктом коллективного творчества — озвучивала ее Валентина Талызина, а пела Алла Пугачева. Эту роль Брыльска считала изначально, как она говорит, проходной в своей карьере — героиня была ей не близка, и феномена фильма, ставшего знаковым для советских людей, она до сих пор не понимает. Не нравилось ей и амплуа ее героини, и ее стиль — прежде всего, верблюжьего цвета пальто, в котором роковая учительница щеголяет пол-фильма. Гардероб советской женщины не предполагал особенных роскошеств — поэтому Брыльска в фильме носит пухлую пыжиковую шапку, а рыжеватое платье на пуговках считается наиболее праздничным в гардеробе скромной девушки образца середины семидесятых. Но Надя — девушка модная: чего стоят только свободные черные брюки, в которых она впервые встречает нетрезвого Лукашина.

Зрительницы влюбились в наряды и прически Шевелевой: аккуратные золотистые завитки на концах волос стали главным запросом к парикмахерам, а те, у кого была возможность шить одежду у портных, заказывали ее «как у Наденьки». Макияж героини, тонкие стрелки и персиковая помада, был признан самым стильным. Благодаря «Иронии» пострадало множество пар бровей: девушки принялись выщипывать себе вздернутые треугольнички, которые потом невозможно было отрастить.


Брыльска получила за «Иронию судьбы» Госпремию СССР, которую, по ее словам, ей так и не простили в Польше, где ей практически перестали предлагать роли: благодаря натянутым отношениям между двумя странами, актрису сочли чуть ли не предательницей. Серьезного амбициозного кино в ее жизни после этого случалось очень мало — разве что небольшая роль в фильме любимого ей Ежи Гофмана «До последней капли крови». В девяностые она почти перестала сниматься, переживая личную трагедию — в 1993 году ее дочь, двадцатилетняя модель и актриса Барбара Космаль, погибла в автокатастрофе. Брыльска потом говорила, что три года «плакала и плакала с утра до вечера», в конце концов сконцентрировав все свои силы и эмоции на сыне Людвиге. Он стал центром ее жизни («разбаловала его страшно», — говорит Брыльска): с третьим мужем, отцом своих детей, актриса развелась после 18 лет совместной жизни, а работу она никогда не считала приоритетом в жизни. «Я не люблю работать и работаю для того, чтобы жить, а не живу ради работы».

«Ирония судьбы, или С лёгким паром!», 1975

«Ирония судьбы. Продолжение», 2007

«Ирония судьбы, или С лёгким паром!», 1975

Через тридцать лет после премьеры «Иронии судьбы» в прокат вышел сиквел, (нехитро озаглавленный «Ирония судьбы. Продолжение»): там Брыльске снова завили кончики волос и одели в пресловутое пальто вербльюжьего цвета. Несмотря на 48 (!) изначальных вариантов сценария, фильм Тимура Бекмамбетова стал, откровенно говоря, натуральным образцом плохого вкуса — но при этом собрал в прокате в 10 раз больше своего бюджета. Брыльска вообще смирилась с тем, что ее больше всего любят именно у нас — почти все ее последние фильмы сделаны в России, за исключением украинского двухсерийника «Странное Рождество».

«Ирония судьбы. Продолжение», 2007

В Москве же она впервые попробовала себя в роли театральной актрисы — в середине 2000-х играла в спектакле «Квартет». В России и Украине же она до сих пор, в 78 лет, активно дает интервью — и остается иконой стиля, хотя кокетливо говорит, что больше не следит за собой. Но идеальная прическа, темно-розовая помада и тушь всегда при ней, а российские таблоиды выходят с заголовками «Барбара Брыльска показала, как должна выглядеть 78-летняя женщина». Должна или не должна — не наше дело. А вот то, что иконы не стареют — это факт.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":100,"columns_n":12,"gutter":0,"line":30}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}