Темы
T

9 фильмов, пропущенных «Оскаром» в этом году

ТЕКСТ: Алиса Таежная

В конце января Американская киноакадемия назвала номинантов на «Оскар» этого года. Среди фаворитов премии — барочная сатира «Фаворитка» Йоргоса Лантимоса, «Зеленая книга» одного из братьев Фарелли, «Звезда родилась» с Леди Гагой в роли фолк-певицы и черно-белое полотно о Мексике 70-х «Рома» Альфонсо Куарона. Как всегда, критики и киноманы жалуются, что оскаровский комитет проигнорировал самые неоднозначные и любопытные фильмы, которые запали в душу в ушедшем году. Рассказываем про главные оскаровские упущения, заслужившие одну, а то и несколько номинаций.

«Под Сильвер-лэйк»



Беспощадная сатира о Голливуде подделок и обмана





Мог бы взять номинации:
«Лучший оригинальный сценарий», «Лучший актер главной роли», «Лучшая операторская работа», «Лучший режиссер», «Лучший фильм»




Любимый американский поджанр саморазоблачения — фильмы о том, почему Голливуд и его окрестности — опасное, губительное, нечеловеческое место, где нет ничего настоящего и правдоподобного. «Под Сильвер-Лэйк» — лабиринт Дэвида Роберта Митчелла; его последним и грандиозным для независимого кино успехом был хоррор «Оно» про ужас взросления, передающийся половым путем. Что Митчелл делает теперь в псевдонуаре? Берет на главную роль Эндрю Гарфилда и дает ему роль молодого бездельника из окрестностей Лос-Анджелеса, который пытается разгадать шизофреническую бесконечную шутку из комикса о таинственной области под Сильвер-Лэйк. А еще пытается найти пропавшую без вести блондинку с белой собачкой и внезапно выясняет тайну всех поп-звезд второй половины XX века.




В ход идут киноцитаты, от одного перечисления которых екнет сердце у каждого насмотренного человека: «Врожденный порок» и «Большой Лебовски», «Китайский квартал» и «Бульвар Сансет», «Бартон Финк» и «Малхолланд-драйв», «Звездная карта» и «Игрок». В общем, самые лучшие фильмы о том, что имитация в Голливуде давно заместила подлинники, если они когда-то и были. «Под Сильвер-Лэйк» в идеале получил бы приз за режиссуру и лучший фильм — никто в 2018-м не снял более точного кино о том, как жить во вселенной постмодерна. Но академики, как известно, недолюбливают молодых режиссеров и награждают их лишь в исключительных случаях.



«Суспирия»



Визуально безупречная драма о теле, травме и коллективной памяти






Мог бы взять номинации:
«Лучший саундтрек и песня», «Лучшие костюмы», «Лучшая операторская работа», «Лучшая работа художника-постановщика», «Лучший сценарий», «Лучшая актриса главной роли» (Дакота Джонсон), «Лучшая актриса второго плана» (Тильда Суинтон)



В последние несколько лет все только и говорят что о ретравматизации и коллективной памяти — о трагедиях предыдущих поколений, последствиях войн и авторитарных режимов. Режиссер «Зови меня своим именем» сделал неожиданный ход — использовал первоисточник Дарио Ардженто, хоррор-трилогию о матерях, чтобы показать преемственность насилия и замкнутый круг боли и слез, на который обречено человечество. И отошел от оригинала очень далеко, использовав его как источник вдохновения.


Временем действия выбран 1977 год, местом — Берлин: эпицентр холодной войны, разделенный город после жутчайшей гуманитарной катастрофы XX века и родина движения РАФ. «Суспирия», не воруя ничего у Ардженто, предлагает другую эстетику — блеклых и темно-насыщенных цветов, лаконичных интерьеров, бледных лиц и небалетных тел. Будут ли это вязаные сценические костюмы из красных нитей, быт американских меннонитов или скупые на детали наряды главных героинь, «Суспирия» — визионерский опыт, где каждое решение работает на авторскую идею.


С «Оскарами» фильм пролетел полностью, хотя тут есть чем гордиться: как минимум Дакотой Джонсон, играющей лучшую роль в карьере — уязвимой танцовщицы-американки во враждебной среде. Вторая номинация, которой так и не случилось, — за лучшую роль второго плана. Ее заслужила Тильда Суинтон, воплотившая на экране подход и харизму Пины Бауш и Марты Грэм: женщин, перепридумавших идеологию тела и танца в послевоенное время. И конечно, не давать номинацию Тому Йорку за выдающийся саундтрек (и давать ее беззубой музыке «Звезда родилась») — это настоящее преступление.

«Красивый мальчик»



Проникновенная драма о родительской любви и разрушительной зависимости






Мог бы взять номинации:
«Лучший актер главной роли» (Стив Карелл), «Лучшая мужская роль второго плана» (Тимоти Шаламе)


«Красивый мальчик» — результат важного поворота современного кино в сторону искренности и реалистичного изображения несчастий без обвинения, пристыжения и заламывания рук. Этот фильм обязателен к просмотру всем, кто столкнулся с зависимостями близких и их неумением вовремя остановиться. «Красивый мальчик» — история об отцовской любви и сыновьем бессилии, а заодно — о наркофобных законах и отсутствии поддержки наркозависимых, из-за чего в изоляции находятся и они сами, и их родственники.


Тимоти Шаламе выходит из амплуа красивого мальчика, играя самого обычного американского подростка с творческими амбициями, чьи ложь и отрицание ситуации оборачиваются проблемой на всю жизнь. Стив Карелл, которого мы все знаем как великого комика, в «Красивом мальчике» играет образцового отца — эмпатичного, вдумчивого и любящего, чье доброе сердце и честное отношение к сыну никак не может помочь тому отказаться от пагубных привычек. Но это больше, чем просто кино о наркозависимости. «Красивый мальчик» — мелодрама об отцах и детях, которые слишком любят друг друга, но этого мало.

«Приключения Паддингтона-2»



Самый обаятельный лондонский медведь как герой плутовского романа







Мог бы взять номинации:
«Лучший фильм», «Лучший адаптированный сценарий», «Лучшая работа художника-постановщика», «Лучшие костюмы»



Одна из главных постоянных претензий к «Оскару» в том, что премия часто идет вразрез со зрительскими симпатиями. Так, ультрапопулярный, всеми любимый «Паддингтон 2» — семейный фильм, полный добра и уюта, — номинациями не замечен, хотя чемпионствует на BAFTA. Да, фильм британский, но в производстве замешаны и американские компании, чего достаточно для выдвижения на премию (к тому же в американский прокат он вышел в 2018-м).


Но и без всяких «Оскаров» для большинства зрителей сиквел «Паддингтона» — фильм года, который захочется не раз пересматривать в кругу семьи. В новостном потоке терактов и несправедливостей так отрадно видеть леденцовый Лондон с загадками начала XX века, уличными ярмарками, самоироничным Хью Грантом, музыкальными номерами с зонтиками в тюрьме и апельсиновым мармеладом. Фильм, где загадки русской эмигрантки из цирка сдобрены саспенсом «Побега из Шоушенка» и титрами Уэса Андерсона — идеальный сценарий зрительского хита. Помимо прочего «Паддингтон» еще и eye candy — кино, отлично обращающееся с британской бытовой эстетикой и яркими цветами, стереотипами об истинно английском стиле и гостеприимном лондонском доме. И просто то редкое кино, где нарисованных героев и настоящих актеров нельзя представить друг без друга.


«Пылающий»



Сказочная драма о пустоте бытия и тяге к разрушению







Мог бы взять номинации:
«Лучший фильм на иностранном языке»

«Пылающего» по Харуки Мураками впервые показали на Каннском кинофестивале — и корейская метафорическая драма очень быстро стала фаворитом конкурса, по мнению критиков, и заслужила повсеместное упоминание в киноитогах года. Изысканный, сложный, визуально волшебный «Пылающий» бесконечно проигрывает от буквального описания — пересказ сюжета способен лишь формально обозначать канву времени и место действия, слегка обрисовать главных героев, но не раскроет ничего.


Если вкратце — двое молодых парней борются за одну девушку: она эфемерная и совершенно ускользает от описания. Один герой — нищий самородок, второй — богат и занимается неизвестно чем, но у него есть одержимость — поджигать пустые деревянные дома. Двигаясь к драматичной развязке, герои разговаривают о любви и скуке, жажде большего и освобождении от иллюзий — и все это языком метафор о мандарине, который стоит представить или не представлять в своих руках. Обманчивое дзен-кино о червоточине внутри каждого, которое академики не рискнули включить в шорт-лист лучших фильмов на иностранном языке.




«Талли»



Грустная сказка о современном материнстве с Шарлиз Терон, которую вы увидите такой впервые







Мог бы взять номинации:
«Лучший оригинальный сценарий», «Лучшая главная женская роль» (Шарлиз Терон), «Лучшая женская роль второго плана» (Маккинзи Дэвис)


Шарлиз Терон уже однажды вознаграждали за невероятное перевоплощение — главная роль в триллере «Монстр» подарила блистательной блондинке «Оскар» больше десяти лет назад. В «Талли» Шарлиз переживает куда более привычные изменения — играет беременную третьим ребенком американку среднего класса лет под 40, которой не у кого попросить помощи, несмотря на вроде бы заботливого мужа и успешного брата.


Это одна из лучших ролей в карьере актрисы, близкая большинству женщин, — ее телесная, живая, измученная, не теряющая иронии и самокритики героиня ведет себя и выглядит как все матери, чьи ежедневные подвиги самопожертвования и домашний труд остаются неоцененными. Сила главной героини — в сложном и неоднозначном характере, написанном Диабло Коди: именно она много лет назад переизобрела ромком и жанр подросткового кино, придумав беременную школьницу Джуно. В сценарии «Талли» есть твист, спускающий зрителей с небес на землю, по-новому раскрывающий вторую героиню фильма — молодую и симпатичную няню Талли, котора приходит на помощь Шарлиз, когда у нее окончательно опускаются руки. Играющую ее Маккензи Дэвис академики тоже проигнорировали.


«Дикая жизнь»



Интимное кино в сдержанных тонах о разваливающемся браке в начале 60-х







Мог бы взять номинации:
«Лучший фильм», «Лучшая режиссура», «Лучший оригинальный сценарий», «Лучшая женская роль» (Кэри Маллиган), «Лучшая мужская роль» (Джейк Гилленхаал), «Лучшая работа художника-постановщика»

«Дикая жизнь» была одним из самых обласканных фильмов прошлого года: большинство критиков прочили ему главные оскаровские номинации. Не заметить режиссерский дебют актера Пола Дано действительно странно: лиричный, спокойный и деликатный фильм выделяется интонацией среди большинства драм о распаде семьи. В «Дикой жизни» дело происходит в 60-х в бедном штате Монтана, поэтому в фильме нет ярких цветов и ретроглянца. Художника и оператора волнуют нежные цвета, естественный свет, антураж нестыдной бедности, умеренность в каждой детали — от интерьера школы до узора фартука.


Цельные и глубокие роли Кэри Маллиган (это самая полнокровная работа в ее карьере) и Джейка Гилленхаала совершенно прошли мимо радаров киноакадемии: минималистичный актерский рисунок выделяет их работу на фоне часто пережатой актерской подачи мейнстрима. Кино о том, что отношения разваливаются от бездействия, а несчастья одной семьи — часть глобального контекста перемен, редко бывает сделано так просто и нежно: через взгляд ничего не знающего о жизни сына-подростка, которому ни один из родителей не в состоянии объяснить, как найти и сберечь любовь.


«Не в себе»



Триллер о паранойе и преследовании, снятый на смартфон, но от этого ничуть не менее страшный








Мог бы взять номинации:
«Лучший оригинальный сценарий», «Лучшая режиссура», «Лучшая операторская работа», «Лучшая женская роль» (Клэр Фой)




Раз в несколько лет неутомимому Стивену Содербергу надоедает писать сценарии и пачками продюсировать фильмы других режиссеров — и он берется за дело сам, желательно в маленьком независимом проекте. Таким стал триллер «Не в себе» об офисной работнице, сбежавшей от сталкера из Бостона в Пенсильванию — и уверенной, что он переехал за ней. Героиня отправляется к психиатру (а зря!) и быстро ложится на реабилитацию (тем более зря!). Камера Содерберга, который обожает сам снимать и монтировать свои фильмы, следует за ней по пятам по коридорам клиники, чтобы передать ее панику — за ней правда следят или так выглядит безумие?


Конечно, номинации достойна исполнительница главной роли Клэр Фой. Рядом со всеми сдержанными героинями, которых она обычно играет, «Не в себе» — буквальный портрет паранойи с бегающими глазами и дрожащим ртом. При таком приближении отчетливо видно, что все необходимое для камерной истории, разыгранной одним человеком, — актерская выразительность. Не менее приятно на душе от того, как «Не в себе» включает режим фильма категории «Б»: когда один из главных людей в Голливуде отодвигает в сторону пачки денег и сценариев и просто засучивает рукава по личному делу, становится очень радостно за его личную смелость. Содерберг — уникальный, а Голливуд, кажется, в упор не видит, за какие телодвижения его стоит вознаграждать.


«Мэнди»



Психоделический хоррор, в котором почти ничего не происходит (но дерутся бензопилами)









Мог бы взять номинации:
«Лучшая мужская роль» (Николас Кейдж), «Лучшая женская роль» (Андреа Райзборо), «Лучшая работа художника-постановщика», «Лучший саундтрек», «Лучший фильм»



В постапокалиптическом мире «Мэнди» стал бы лучшим фильмом года, но в нынешней реальности так и остался guilty pleasure киноманов, заставших эру видеокассет и получивших прививку Кубриком и Линчем в школьном возрасте. Этот фильм так жадно впитал все традиции жанрового кино и выплюнул их в новую историю, что становится не по себе от радости узнавания: с одной стороны, все уже было, с другой — никогда еще глаза, уши и сердце не удивлялись так искренне. Подобных фильмов не делали многие годы, а сделал, кажется, настоящий храбрец.


Все просто: в семье, увлекающейся блэк-металом и живущей в лесу, воруют жену, а муж несется за ней следом. Вернее, не несется — ползет на машине с окровавленным лицом под такой же ползучий саундтрек. «Мэнди» надо один раз увидеть, а не сто раз про него читать, и равнодушие со стороны киноакадемии максимально понятно — все игры с жанрами, кроме героического, черный юмор, сарказм и эксплуатейшен в конвенциональном конкурсе не приветствуются. Но кем надо быть, чтобы не заметить выдающихся Кейджа и Райзборо, не оценить неоновых демонов, придуманных совсем молодым оператором и художником-постановщиком, и не попасть под гипноз композитора «Прибытия» Йоханна Йоханнссона? Непонятно.




Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}