T

Лучшие съемки Филлис Посник, которая работала в Vogue 30 лет


ТЕКСТ: маша ворслав

Рассказы, как в Vogue снимали пояс верности, золотые зубы, секс-кукол и кровать с гвоздями.

Филлис Посник

За полтора года до того, как уйти из главного Vogue, редактор-ветеран Филлис Посник опубликовала книгу Stoppers со своими лучшими материалами. Она отвечала за визуальную составляющую материалов о красоте и еде и долго работала с фотографами Стивеном Кляйном, Ирвином Пенном, Тимом Уокером и другими. Приводим десять цитат о ее самых интересных съемках — и показываем их тоже.



°

Stoppers 

I.

«Филлер, ботокс, коллаген, замороженная мимика, губы побольше, бедра поменьше. Vogue поручил проиллюстрировать статью о том, как в результате чрезмерных процедур женщины выглядят одинаково. Я думала, что сфотографировать близняшек будет достаточно, но не Стивен [Кляйн]! Он запросил анатомически точных, подвижных секс-кукол RealDoll в натуральную величину. Они прибыли из Лос-Анджелеса в двух больших ящиках. […] Ассистенты держали их, пока я одевала. Было непросто надеть вещи на 160-сантиметровых 31-килограммовых пустышек, но я примерила десять образов, и они сели идеально. […] Нам нужно было поменять моделям прически и макияж, чтобы они выглядели как Vogue, а не как Penthouse. Когда Линда Кантелло начала наносить косметику, я сделала поразительно открытие: у кукол отклеились лица. Это и сделало картинку, потому что они выглядели как настоящие женщины, только со странными лицами».


Съемка, на которой у секс-кукол сползли лица

II.

Почему есть стоя бывает полезно

«Это была одна из моих первых съемок со Стивеном. Она иллюстрировала очередную статью о новых кремах для тела. Иногда искусство или кино дают направление для картинки, и в этом случае идею подарила скульптура Джорджа Сигала, которую я видела в каталоге аукциона. Мы снимали в крошечном ресторане в Сохо, которого теперь нет. На поиск крема, который не высыхал и не трескался, ушло две недели. В день съемки ушли часы на то, чтобы сделать тело модели гладким и белым, сделать ей прическу и поставить свет. Подошло время обеда, поэтому модель стояла на каблуках, покрытая кремом, и очень аккуратно ела. Когда бывший агент Стивена увидел это фото на мониторе, он застыл и сказал, что оно никогда не выйдет. Оно было странным, совсем не похожим на то, что он до этого видел в Vogue. Именно поэтому выбрали его — потому что оно было особенным».

III.

«Еще одна новая невидимая штука — брекеты. Не спрашивайте, почему, но когда мы со Стивеном обсуждали эту съемку, он подумал, что нужна Мадонна с младенцем. Он хотел, чтобы она кормила ребенка грудью и была с золотыми зубами. Это, конечно, не имело ничего общего с брекетами, но было про зубы, и я думала, что получится хорошая картинка. Я не понимала, как мы все это устроим. Младенцы не умеют притворяться, особенно с незнакомками. Так что он бы рыдал — или я. Или оба! Я вспомнила, что у одной из наших любимых моделей, Анджелины Линдвалл, был 14-месячный сын, ей понравилась идея. Но как было найти золотые зубы, которые ей подойдут? Стивен знал человека, который делал 18-каратные золотые зубы для рэперов, и отправил к нему в Квинс Анджелину для примерки. Ей сделали персональный экземпляр, который у нее, возможно, еще хранится».



Что общего у брекетов и Мадонны с младенцем

IV.

«Читатели Vogue ужасались некоторым фотографиям Хельмута [Ньютона], которые мы публиковали. У него не было ничего уютного. Его женщины были сильными, даже когда стояли на коленях, лежали на спине или сидели в инвалидном кресле. Мы получали письма с жалобами и угрозами отменить подписку. Он любил провоцировать. Это фото для статьи о старении коленей из серии про женщин, которые делают что-то обыденное, стоя на коленях и в одежде, привычной для мира Хельмута. После публикации пришел факс: «Дорогая Филлис, перешли, пожалуйста, все письма, в которых читатели меня ругают». Если бы писем не было, он был бы разочарован».

Что делали с письмами хейтеров Хельмута Ньютона

V.

«Хельмут тесно сотрудничал со своей женой Джун на протяжении 50 лет. Она была его соратником, и он восхищался ей. […] Я предложила использовать ложе с гвоздями для иллюстрации новых инъекций для тела. Хельмут знал, где взять идеальное, — в Ницце. Его доставили в Монте-Карло, в место, которое только Хельмуту могло понравиться, — на горную дорогу с оживленным трафиком. […] Мы положили на гвозди маленькие прокладки, чтобы Дарья Вербова могла лечь, и Хельмут начал работу. Когда он закончил, пленку отправили в лабораторию, а мы пошли обедать в любимое кафе Хельмута, Café de Paris на главной площади. Потом я вернулась в отель собираться, а он пошел домой ждать фотографий. Примерно в шесть вечера Хельмут позвонил: пленки приехали, и Джун сказала, что изображения были бы сильнее, снимай он их ночью. […] После нескольких часов яростных переговоров и еще часа дороги Хельмут снял фото в том же месте в ту же ночь».

Как Дарья Вербова два раза лежала на гвоздях

VI.

«Филип Сеймур Хоффман не любил фотографироваться, но иногда соглашался для промо своих фильмов или, как в этом случае, бродвейской пьесы «Смерть коммивояжера». Его должен был снимать [Пенн], поэтому я думала, что съемка будет спокойной. Тем утром у него было плохое настроение. Анна Винтур надеялась одеть его в костюм, но Филип был в кэжуал и не собирался переодеваться. И костюм он точно не хотел надевать. Я старалась его переубедить, но безуспешно. Потом приехал Антон [Корбейн, фотограф], и вскоре костюм уже подгоняли по фигуре. Он так хорошо понимал актерскую натуру и так вел себя, что Филип успокоился. Съемка заняла больше времени, потому что Антон выбрал две локации в разных концах города, но пока мы ехали, мужчины увлеченно беседовали. До этого утра они не встречались, но потом стали близкими друзьями, и последний фильм, в котором снялся Филип, «Самый опасный человек», режиссировал Антон.



Как Филип Сеймур Хоффман подружился с режиссером своего последнего фильма

VII.

«Фильм с Кейт Бланшетт «Золотой век» должен был выйти в октябре 2007 года, и мы надеялись, что [Ирвин] Пенн сфотографирует ее в образе королевы Елизаветы I. Он редко соглашался снимать актеров: считал, что они будут показывать не себя, а образ, в котором хотят предстать. Просьба снять Кейт в костюме ее героини эту проблему исключала. Платья должны были Ирвину понравиться: они были роскошными, длинными, с текстурами и деталями. Мы встретились в студии. Пенн сел напротив меня, изучил кадры из фильма и со вздохом сказал, что хотел бы ее сфотографировать, но костюмы были недостаточно хороши. Я поняла, что нужно сделать полностью новый костюм. Но кто мог придумать настолько восхитительное платье? Одно имя сразу пришло на ум, и я попросила гениального Николя Гескьера, тогда представлявшего Balenciaga, показать свое видение Кейт–Елизаветы. Он отправил набросок Пенну, который им восхищался, и тому понравилось. Все складывалось хорошо. Позже Николя позвонил: он не мог найти ткань для воротника, но бумажные салфетки выглядели идеально, не против ли был Пенн использовать их? Пенн пришел в восторг! Когда я виделась с Николя, чтобы обсудить эту книгу, он сказал, что когда «костюм» Кейт прибыл в Нью-Йорк, Пенн позвонил ему и сказал, что «он был абсолютно прекрасен и лучше, чем он мог мечтать».


Как Николя Гескьер сделал для Кейт Бланшетт платье с бумажным воротником

VIII.

За что Ирвин Пенн любил еду

«Одной из любимых задач Пенна были кадры для статей Джеффри Стейнгартена о еде. На этих съемках не было редактора (меня) с собственным мнением о макияже, прическе и одежде, не было визажиста и парикмахера — никто не стоял между ним и съемкой. Он все делал сам. Для текста про шоколад он представил модель, испачканную десертом, как ребенок, и облизывающую шоколад с губ. Кастинг был непростым. Мы устраивали в офисе просмотры, чтобы найти правильный рот и изучать, как двигались языки. Вы бы удивились, насколько разными они бывают. Наконец мы нашли правильный рот и правильный язык, в день съемки фуд-стилист растопил шоколад, чтобы Пенн нанес его на губы модели. Он снимал, как она медленно слизывала шоколад, потом он просил ее открыть рот и поменять положение языка. Мы стирали шоколад и снимали еще раз. И еще, и еще, чтобы найти новое расположение рта, языка и шоколада. После обеда закончили съемку и отправили пленку в проявку. Когда ее привезли, он просмотрел ее, чтобы убедиться, что нужный кадр получился. И он, конечно, был».



IX.

«Тушь — это немаленький бизнес, а щеточки продают тушь. Бренды тратят миллионы долларов на прорывные технологии, и в статье Mascara War мы писали о двух самых больших компаниях. Глаза модели были закрыты всю двухчасовую съемку, пока Пенн делал все возможные варианты дуэли щеточек. Получалась картинка, которая не была особенно захватывающей или запоминающейся, но он перепробовал все. Все еще стоя за камерой, он поблагодарил команду и сказал, что съемка окончена. Модель открыла глаза, и я увидела, что они были у нее полностью красные. Пенн сказал ей не двигаться и сделал еще два или три кадра. В них был шок, которого не хватало. Тогда-то мы и закончили».


Как чувствительные глаза модели спасли съемку

X.

Как Пенн снимал пояс верности

 «Еще одни противозачаточные! Еще один текст о таблетках! Еще одна картинка! Я предложила Пенну снять пояс верности. В Средние века при Ренессансе его использовали, чтобы избежать измен. Пенн заинтересовался, но согласился снимать только настоящий пояс. Он всегда настаивал на реализме. Если снимали руку с куском пиццы, эта рука должна была принадлежать изготовителю пиццы; если снимали пчелу, то живую; и если мы собирались использовать пояс верности, то только оригинальный. Фото делали до распространения интернета, поэтому с помощью «Желтых страниц» и консультаций с дилерами предметов эпохи Ренессанса мы нашли нескольких «коллекционеров» фетишистских объектов, которые с радостью дали мне их изучить. По большей части предметы были сомнительные. Наконец, я нашла то, что мы искали, и убедила коллекционера прислать полароид с его поясом. […] Вскоре я уже держала его в руках. Но женщины во времена популярности этих поясов были меньше, поэтому нам нужна были примерка. Это был еще один интересный кастинг. Пенн фотографировал модель, лежащую на лайтбоксе, и так как она почти не могла двигаться, картинка получилась очень быстро».

Лучшие материалы The Blueprint — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

{"width":1200,"column_width":81,"columns_n":12,"gutter":20,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}