Темы
T

Что смотреть на 5-й Уральской индустриальной биеннале?

112 сентября в Екатеринбурге открывается 5-я Уральская индустриальная биеннале современного искусства. Мы попросили основательниу студии Planet 9 Агнию Стерлигову – архитектора, отвечавшего за сценографию выставок, – рассказать о проектах, ради которых стоит отправиться в Екатеринбург до 1 декабря.

Уральская индустриальная биеннале существует с 2010 года. За это время проект вырос, стал масштабнее и превратился в одно из ключевых событий в мире современного искусства. В этом году в нем участвуют 75 художников из 25 стран. Кроме того, посетители смогут увидеть 10 спецпроектов. Основной проект «Преодолеть границы бессмертия: к множествам будущего» разместился на двух площадках — в здании бывшего кинотеатра «Колизей» и в помещениях Уральского оптико-механического завода. Рассказываем о самых интересных экспонатах — и обеих площадках.







Первая площадка:


«КОЛИЗЕЙ»


Первая площадка — здание кинотеатра «Колизей» в центре Екатеринбурга. Когда-то это был действующий кинотеатр, долгое время пространство использовалось для самых разных целей. На время биеннале оно превратилось в выставочный зал, где будут экспонироваться многие проекты публичной программы. В «Колизее» можно будет найти 14 работ.


Арсений Жиляев, Антон Видокле и Анастасия Грачева

«История русского космизма»


Это таймлайн, посвященный космизму [русскому философскому движению, популярному в начале ХХ века. — Прим. The Blueprint]. Он начинается с 1772 года и продолжается до 2019-го. Занимает весь холл второго этажа, один из самых масштабных проектов выставки.

Агентство сингулярных исследований

Dream Life


Агентство было создано в 2014 году Анной Титовой и Станиславом Шурипой. Проект Dream Life — это исследование воображаемого явления под названием «сверхбыстрый сон», который якобы происходит, когда человек моргает. По сути, создатели рассуждают о том, как работает «эффект плацебо».

Антон Видокле

Три видеоработы: «Это космос», «Коммунистическая революция была вызвана cолнцем», «Бессмертие и воскрешение для всех!»


Первая видеоинсталляция «Это космос» смонтирована из видео по мотивам ключевых событий в истории русского космизма. Вторая — «Коммунистическая революция вызвана cолнцем» — опирается на теорию ученого Александра Чижевского, который считал, что Солнце может оказывать прямое влияние на события на Земле. Третье видео «Бессмертие и воскрешение для всех!» показывает музей как институцию, помогающую в сборе информации. Эта информация пригодится, когда появится технология «воскрешения отцов». Благодаря музеям воскресшие отцы смогут узнать, что происходило на Земле, пока их не было.

«Бессмертие и воскрешение для всех!», 2017

Кадр из фильма Антона Видокле «Коммунистическая революция была вызвана солнцем», 2015 год


Вторая площадка (основной проект)


Уральский оптико-механический завод (УОМЗ)


Основной проект расположен на УОМЗ — это действующее предприятие, полтора этажа которого выделены под биеннале. Экспозиция занимает около 10 тысяч кв.м. на 4 этаже. Посетитель должен будет прийти на специальную проходную и предоставить паспорт — после этого он получит доступ к «телу» завода, что само по себе довольно интересное переживание.

Зритель может сам регулировать время пребывания у каждой видео-работы или инсталляции. Куратор старалась выстроить нарратив через сценографию выставки так, чтобы гости биеннале переходили не только из пространства в пространство, но и в разные состояния. Есть условная часть, посвященная тяготам бытия, потом — выход в открытое пространство, где представлены проекты, связанные с ощущением точки перехода, и последний сегмент — про будущее и связанные с ним надежды. Это очень условное разделение, потому что в итоге каждый посетитель создаст свой собственный путь.


Чон Кымхен

«Небольшое обновление»


Кымхен рассматривает отношения машин и тела — то, как между ними появляются и исчезают границы. Ее работа на биеннале не стала исключением — по сути, это рефлексия на тему искусственного интеллекта и взаимодействия телесного с диджитальным. Она представлена в виде открытой мастерской, в которой есть как запчасти, связанные с телом человека, так и всевозможные электронные элементы и устройства. Чон проводила с ними перформанс, который сняла на видео, — этот ролик стал частью инсталляции. Художница как будто говорит: все готово к созданию будущего, но результат этого процесса невозможно спрогнозировать.

Кристина Лукаш

«По часовой стрелке»


В этом просторном, выкрашенном в белый цвет павильоне расположено 360 часов, выстроенных по дуге. На каждом циферблате показывается время с разрывом в 4 минуты. Все эти часы заведены, они тикают — таким образом визуализируется образ 24-часовых суток. Это рефлексия на тему плотности времени и одновременно его мимолетности.

Карлос Аморалес

«Черное облако»


Это один из самых визуально приятных проектов. Много искусственных черных бабочек, создавать которых помогали волонтеры, заполонили пространство бывшего заводского цеха. Бабочки для художника символизируют мимолетность — когда они собираются в такие объемные образования, посетитель, оказываясь рядом с ними, может испытывать разные ощущения, от трепета до тревожности.

Феликс Гонзалес-Торрес

«Без названия (Месть)»


На выставке есть блок проектов, которые работают с темой тиражируемого, временного, исчезающего искусства и искусства, которое можно воспроизводить. В первую очередь речь о художнике Феликсе Гонзалесе-Торресе и его проекте «Без названия (Месть)». Он выглядит как гора конфет: галерее, которая планирует ее воспроизвести, присылается подробный гайдлайн, в котором прописано, как нужно положить каждую конфету. Но посетитель увидит гору конфет — актуальную реинкарнацию работы. Еще зрителям разрешается брать конфеты с собой: каждую ночь сотрудники биеннале будут пополнять гору по параметрам, прописанным в инструкции.

Александр Шишкин-Хокусай

«Новый Версаль»


Шишкин-Хокусай известен и как театральный художник: посетитель внутри его инсталляции ощутит себя как в театре. На экранах демонстрируется игра «Сталкер: Дети Чернобыля». Хокусай, используя программное обеспечение, которое позволяет самим вставлять в игру персонажей, «монтирует» в тело компьютерной игры своих героев — при этом герои сидят в зале и смотрят на себя со стороны. Визуально это довольно сильное высказывание.

Шарлотта Позненске

«Картонные трубы» из серии DW


С темой тиражируемого искусства работает и Шарлотта Позненске. Она сама социалист, поэтому в своем творчестве размышляет над доступностью искусства для всех. Желая создавать искусство не для отдельных людей, а для публики, она использует дешевые, массово производимые промышленные материалы. В пространстве собраны минималистичные скульптуры, сложенные из крафтовой бумаги вентиляционные короба. Они сделаны в соответствии с четкими чертежами, которые легко воспроизвести. В конце жизни Позненске одобрила продолжение производства своих серийных работ, обеспечив произведениям обновленную жизнь. Запросить инструкции по «сборке» можно в Фонде Позненске — здесь же можно купить любую работу художницы по себестоимости.

Сара Модиано

«Кенотаф (гробница для искусства)»


На ту же тему — работы колумбийской художницы Сары Модиано. Она уже умерла, но перед уходом из жизни, как и Позненске, оставила подробную инструкцию к каждой работе, а значит, любую из них можно заказать и воспроизвести. На биеннале воспроизвели «Кенотаф» — инсталляцию, выполненную из мраморных кирпичей, которая напоминает архаичный могильник. Вокруг конструкции развешены фотографии из серии «Культура исчезает», на которых запечатлены скульптуры из песка, разрушающиеся под воздействием морской воды. Модиано использует спираль, универсальную схему в искусстве и архитектуре, для обозначения схематического выхода вовне — в данном случае в мир исчезающих мифологий и в то же время в будущее, где они, возможно, возродятся.

Сиприен Гайяр

Ocean II Ocean


Это видео показывали на Венецианской биеннале современного искусства в 2019 году. Ролик визуально разделен на две части: на одной изображены скидываемые в океан отработавшие вагоны нью-йоркского метро, а на другой — кадры фантастического путешествия по станциям метро России и других регионов бывшего Советского Союза: перроны и тоннели, мимо которых пролетают поезда, как будто были затоплены, обросли разными водорослями и ракушками. Фильм сопровождается саундтреком — музыкальной композицией, исполненной на мерцающих стальных барабанах, созданных из старых переработанных нефтяных бочек.

Брюс Коннер

«Перекрестки»


Один из хайлайтов биеннале. Это фильм, собранный из документальных лент, которые фиксировали испытание ядерного оружия на атолле Бикини. Саундтрек был записан авангардными исполнителями — Терри Райли и Патриком Глисоном. В проекте Коннер поднимает тему эстетизации катастрофы: на кадрах мы видим что-то страшное, ужасное, катастрофически повлиявшее на мир вокруг нас, но благодаря эстетике самого видео и сопровождающей музыке это выглядит очень привлекательно и красиво.



Кадр из «Перекрестков»

Адриан Пайпер

«Адриан переезжает в Берлин»


Экспозиция завершается видеоработой художницы Адриан Пайпер под названием «Адриан переезжает в Берлин». В этом жизнеутверждающем танце под отборный берлинский хаус отражаются свойства мышления и танца усиливать друг друга. Еще это своего рода рефлексия о судьбе рабочих из Восточного Берлина и тоска по наследию воссоединенного города.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":131,"columns_n":8,"gutter":21,"line":21}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}