T

«ЧЕЛОВЕК 

СО ЗВЕЗДЫ»

В российский прокат вышел «Человек со звезды» — вольное изложение биографии Дэвида Боуи, а, точнее, истории его первого американского турне. Режиссер фильма Гэбриел Рэндж уже не впервые смело обращается с историей: на его счету обласканная критиками «Смерть президента» про вымышленное убийство Джорджа Буша-младшего. Нынешнему фильму про Боуи тоже уже указали на несоответствие официальной биографии музыканта. Ольга Страховская посмотрела «Человека», изучила мнения критиков и даже сверилась с чувствами автора докуфикшена о Боуи «Дом будущего. Под Берлинской стеной и обратно». И пришла к выводу, что пресловутая историческая недостоверность — не главная проблема фильма.

Фильм не нравится никому

За последнее время вышло сразу несколько фильмов в жанре «становление звезды», от «Богемской рапсодии» про Фредди Меркьюри до «Рокетмена» про Элтона Джона — и все они в той или иной степени были одобрены самими героями или их родственниками. «Человек со звезды» вышел без благословения наследников Боуи, и это можно было даже счесть хорошим знаком: значит, фильм не будет аккуратно обходить острые углы. Увы, причина, кажется, не в этом. Сын Боуи Дункан Джонс — сам прекрасный режиссер (см. «Луна 2112» или «Немой») и в состоянии отличить достойный материал от посредственного еще на этапе сценария. Именно тогда Джонс заявил, что семья даже не даст использовать музыку Боуи в фильме. И это тот случай, когда с правообладателями согласны и критики, и зрители: на главном агрегаторе рецензий Rotten Tomatoes у «Человека со звезды» средний балл кинокритиков — 15 из 100, а зрительский — 33. Для сравнения, «одному из худших фильмов в истории» «Комната» от критиков досталось 24 пункта.

Зигги Стардаст

Здесь и правда нет музыки Боуи. Совсем

Боуи впервые прилетел в США 27 января 1971 года с туром в поддержку пластинки The Man Who Sold The World — по следам своего первого хита Space Oddity. Но ни той, ни другой песни в фильме вы не услышите. Несговорчивость правообладателей поставила авторов фильма, прямо скажем, в затруднительное положение, из которого им пришлось выкручиваться на ходу. Поэтому вместо вполне успешного тура перед нами история злоключений незадачливого музыканта, которому не везет с выступлениями. Когда он все же выходит на сцену, зрителей ждут специально записанные для фильма каверы Жака Бреля и Скотта Уокера. Да, это великие песни, и Боуи правда перепевал их на заре карьеры, но для портрета звезды этого как будто маловато. В общем, трудно не согласиться с The Guardian, где фильм сравнивают с турецкой версией «Звездных войн».

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":466,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}},{"id":4,"properties":{"x":403,"y":323,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Альбом The Man Who Sold The World, 1970

Зато есть неплохой музыкант в роли великого



Джонни Флинн

Учитывая, как аплодировали Рами Малеку за его Фредди Меркьюри или Хоакину Фениксу за Джонни Кэша, роль Боуи могла бы стать судьбоносной для любого хорошего актера. Но фронтменту британской группы Johnny Flynn & The Sussex Wit и звезде британских мелодрам Джонни Флинну так не повезло. И дело даже не отсутствии портретного сходства, за которое его поругивают пуристы (совершенно другие черты лица никак не помешали Джонатану Рис-Майерсу войти в киноисторию с его версией Зигги Стардаста в культовой «Бархатной золотой жиле»). Флинн справедливо возражает: «На Дэвида Боуи никто не похож! Вы что, хотели, чтобы я сделал операцию?» и правда старается — но сопротивление материала сильнее. В фильме вроде бы есть что сыграть: в главного героя мало кто верит (да и сам он не всегда), дома глубоко беременная назойливая жена, где и зачем он находится — тоже не очень понятно, и из всего этого прорастает тот самый Боуи-трикстер с тысячей лиц. Но, увы, как пишет Моника Кастильо, «фильм выдыхается еще на старте, превращаясь в набор клише из типичных рок-н-ролльных байопиков». Флинна искренне хвалят, но вся конструкция в итоге утягивает его на дно.

Странные идеи о нездоровой природе творчества

Пожалуй, самый неожиданный сюжетный твист «Человека со звезды» — вплетенная в сюжет история Терри Бернса, сводного брата Боуи, страдавшего шизофренией и в 1985 году легшего под поезд. Они действительно были близки — настолько, что Боуи посвятил смерти Бернса cингл Jump They Say. По словам самого Боуи, Терри подарил ему лучшее образование из возможных: в том числе дал почитать Керуака и послушать Колтрейна. Однако Гэбриел Рэндж идет дальше и проводит сомнительные параллели между психическим расстройством и творческой жилкой: по версии авторов фильма, именно особенности личности Терри подтолкнули Боуи к созданию многочисленных сценических личин. В итоге он выходит в фильме не столько художником с острым чутьем на дух времени, сколько запутавшимся человеком под сильным влиянием: и жены, и брата, и менеджера, из чьих советов и рождается Зигги Стардаст.

А также низкий бюджет! Бадумц

По сравнению со все теми же «Богемской рапсодией» и «Рокетменом» (с которыми фильм Рэнджа мог бы составить яркую трилогию о главных фигурах британского глэм-рока), «Человек со звезды» снят на куда более скромные деньги — и это не идет ему на пользу.Массовка немногочисленна, и даже съемки самого роад-трипа через Америку, кажется, по больше части павильонные. Последняя надежда на наряды, которые столько значат для эпохи глэм-рока и призваны создавать в кадре легедарную атмосферу 70-х. Джулии Паткос, художнице по костюмам подростковых сериалов «Уэйн» и «Импульс», тоже приходится состязаться с великими — и она, как ни крути, не автор знаковых нарядов Боуи Кансаи Ямамото. Да и Джонни Флинну не хватает харизмы и самоувернности, чтобы носить легендарное «мужское платье» и фирменную стрижку Зигги Стардаста — рыжий маллет, за который New Musical Express окрестил музыканта «флуоресцентным крокодилом с экзотической планеты». Просто потому, что для этого надо быть Дэвидом Боуи.



Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}